НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ВООРУЖЕНИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

От пищали до винтовки

Официальной датой возникновения огнестрельного оружия, по крайней мере среди европейских народов, считается 14 в., когда развитие техники позволило использовать порох (до середины 19 в. это был дымный порох) как метательное средство.

Использование энергии пороха для метания снарядов знаменовало собой начало новой эры в военном деле - появилась артиллерия, и вскоре после ее появления, в том же 14 в., возникла отдельная отрасль артиллерии - ручное огнестрельное оружие.

На Руси огнестрельное оружие появилось тоже в 14 в. Точная дата появления его не установлена. Согласно Голицынской летописи "арматы" на Руси появились в 1389 г. "и от того часу уразумели из них стреляти". Но в "Софийском временнике" упоминается не просто о появлении, а уже о боевом применении огнестрельного оружия - пушек и так называемых тюфяков - в 1382 г. при обороне Москвы от татар. Во всяком случае изготовление пороха и высокий уровень железоделательного и кузнечного ремесла - необходимые предпосылки для возникновения огнестрельного оружия - существовали на Руси еще до 14 в.

Первые образцы ручного огнестрельного оружия были крайне несовершенны. Они представляли собой сравнительно короткие железные или бронзовые трубы, склепанные из отдельных полос или же выкованные из целого куска. Один конец трубы был закрыт наглухо и иногда заканчивался стержнем, целиком металлическим или переходящим сзади в древко. Трубы-стволы без этих стержней прикреплялись к ложам, представлявшим собой грубо обработанные деревянные колоды. Заряжание и стрельба осуществлялись самым примитивным способом. В канал ствола засыпался заряд пороха, а затем туда вводился снаряд - железная или свинцовая сферическая пуля. Оружие бралось стрелком в руки (зажималось подмышкой или же упиралось в плечо или грудь; нередко упором служили земля или какое-нибудь другое прочное основание) и наводилось в цель. После этого воспламенялся заряд путем поднесения огня (обычно тлеющего фитиля) или раскаленного прута к небольшому отверстию в стенке ствола. Воспламенял заряд чаще всего не сам стрелок, а его помощник. Ручное огнестрельное оружие принципиально не отличалось от артиллерийских орудий и, по существу, представляло собой те же пушки, но только уменьшенные настолько, что они допускали стрельбу с рук. Отсюда и название ручница, (а позже и ружье), принятое на Руси и у ряда славянских народов. На Западе эти ранние примитивные образцы ручного огнестрельного оружия назывались ручными пушками или ручными бомбардами и петронеллами.

Рис. 1. Образцы европейского ручного огнестрельного оружия 14-15 вв. А - железная ручная бомбарда с деревянной ложей конца 14 в.; Б - цельножелезная ручная бомбарда-гаковница начала 15 в.; В - петронелла второй половины 15 в. При стрельбе упиралась кольцом в грудь всадника и подствольным выступом - в вилообразную подставку, прикрепленную к луке седла; Г - бронзовая ручная бомбарда конца 15 в
Рис. 1. Образцы европейского ручного огнестрельного оружия 14-15 вв. А - железная ручная бомбарда с деревянной ложей конца 14 в.; Б - цельножелезная ручная бомбарда-гаковница начала 15 в.; В - петронелла второй половины 15 в. При стрельбе упиралась кольцом в грудь всадника и подствольным выступом - в вилообразную подставку, прикрепленную к луке седла; Г - бронзовая ручная бомбарда конца 15 в

Уже в первой четверти 15 в. в устройстве ручного огнестрельного оружия появились первые усовершенствования - стволы стали более длинными, приклады изогнутыми, затравочные отверстия расположенными не на линии прицеливания, то есть не сверху, а сбоку (причем около этих отверстий приделывались полочки, на которые насыпалась затравка), на оружии появились прицельные приспособления. Такое оружие в Западной Европе называлось кулевринами.

Рис. 2. Кулеврины 15 в
Рис. 2. Кулеврины 15 в

На первых порах преобладало ручное огнестрельное оружие крепостного типа, то есть используемое для обороны крепостей и упиравшееся во время стрельбы в какую-нибудь прочную опору. Чаще всего такое оружие для упора имело выступающий снизу крюк или, как тогда его называли, "гак" (отсюда русское название "гаковница"). Но не только крепостное оружие, а также и другие ручницы были столь тяжелыми и громоздкими, что стрельба из них тоже требовала применения всякого рода упоров и подставок, еще более увеличивавших общую массу снаряжения стрелка.

Рис. 3. Крепостные ружья 15-16 вв. Внизу изображена русская гаковница начала 16 в
Рис. 3. Крепостные ружья 15-16 вв. Внизу изображена русская гаковница начала 16 в

Эффективность стрельбы первых образцов огнестрельного оружия была крайне низка, а обращение с ним было очень сложным и кропотливым. Процесс заряжания оружия был чрезвычайно длительным и занимал обычно несколько минут. Больше всего неудобств доставляло обращение с порохом, представлявшим в то время мелкий пылеобразный порошок (зернистость порох приобрел лишь с 1525 г.). Обращение с первыми образцами стрелкового оружия было еще и небезопасным, так как они были подвержены частым разрывам.

Большое неудобство представлял собой способ воспламенения заряда с помощью тлеющего фитиля, подносимого к затравке рукой. Он отвлекал внимание стрелка от прицеливания, способствуя снижению и без того низкой меткости.

В течение длительного времени ручное огнестрельное оружие оставалось весьма несовершенным - его совершенствованию препятствовал общий низкий уровень средневековой техники. Те незначительные усовершенствования, которые были введены в 14-15 вв., не могли сколько-нибудь значительно улучшить оружие, так как они ничего не меняли в его принципиальном устройстве. Эти усовершенствования преследовали главным образом одну цель - улучшить способ воспламенения заряда. Для этого со второй половины 15 в. фитиль стали закреплять на конце рычага, шарнирно укрепленного на оружии. При нажиме на один конец этого рычага другой конец с прикрепленным к нему тлеющим фитилем касался затравки и воспламенял ее. Так как этот рычаг был изогнут в виде буквы S и поэтому напоминал змею, он получил название серпентин от латинского серпеус - змея. Иногда серпентином называлось и все оружие, снабженное таким устройством. Чаше же оно называлось аркебузой (во многих источниках - аркебузом). Русское его название - пищаль. (Следует помнить, что аркебузой называлось не только огнестрельное оружие, но также и метательное оружие, представлявшее собой, по существу, арбалет, но снабженный подобием ствола с продольными вырезами для тетивы лука, благодаря чему он мог стрелять как стрелами, так и свинцовыми пулями.) Сколь несложными ни были аркебузы, все-таки они были удобнее прежних образцов с ручным фитильным воспламенением (ручниц, кулеврин), так как позволяли стрелку больше внимания сосредоточить на прицеливании, а также отказаться от помогли другого лица.

Рис. 4. Аркебуза начала 16 в. с пружинным фитильным замком. Рядом изображены простейшие серпентины второй половины 15 в., приводимые в движение при непосредственном воздействии на них мускульной силы стрелка
Рис. 4. Аркебуза начала 16 в. с пружинным фитильным замком. Рядом изображены простейшие серпентины второй половины 15 в., приводимые в движение при непосредственном воздействии на них мускульной силы стрелка

В конце 15 в. появляется пружинный фитильный замок, и, таким образом, способ воспламенения заряда получает еще одно усовершенствование. В пружинном фитильном замке рычаг с фитилем (курок) приближался к затравке с помощью предварительно сжатой пружины. Освобождение взведенного курка в этих замках происходило при нажиме на кнопку. Если первые образцы серпентинов, приводимые в движение непосредственно воздействием мускульной силы стрелка, сравнительно медленно подводили фитиль к затравке, то в пружинных фитильных замках курок при нажиме на спуск почти мгновенно и с силой ударял по полке. В исходное положение он возвращался рукой. Со временем механизм фитильного замка еще более совершенствуется, и уже вскоре после появления пружинных замков широкое распространение получает замок, в котором относительная быстрота и резкость движения курка достигаются не под воздействием пружины, а благодаря подобранному соотношению длин рычагов, взаимодействующих при простом нажиме руки стрелка на спусковую штангу, Имеющаяся же в замке пружина служит лишь для возвращения частей механизма в исходное положение.

Рис. 5. Схемы действия пружинных фитильных замков: А - замок конца 15 в. с пружиной, воздействующей на серпентин; Б - замок 16 в. (приведен вид с внутренней стороны) с рычажным механизмом, в котором приближение серпентина к затравке происходит под воздействием мускульной силы стрелка, а возвращение его в исходное положение - под воздействием пружины
Рис. 5. Схемы действия пружинных фитильных замков: А - замок конца 15 в. с пружиной, воздействующей на серпентин; Б - замок 16 в. (приведен вид с внутренней стороны) с рычажным механизмом, в котором приближение серпентина к затравке происходит под воздействием мускульной силы стрелка, а возвращение его в исходное положение - под воздействием пружины

На протяжении очень длительного времени ручное огнестрельное оружие ввиду своего несовершенства не могло сколько-нибудь успешно конкурировать с другими видами метательного оружия. По массе, меткости и скорострельности оно сильно уступало лукам и арбалетам. Даже по пробивной силе аркебузные пули обычно не превосходили арбалетных стрел. И только появившиеся с начала 15 в. мушкеты смогли по пробивной силе своих пуль решительно превзойти луки и арбалеты. Большая сила удара мушкетной пули достигалась за счет увеличения массы пули до 50-60 г (это примерно вдвое больше, чем масса аркебузной пули). При использовании свинцовых сферических пуль увеличение их массы достигалось исключительно за счет увеличения калибра оружия. Кроме того, на эффективность действия мушкетов оказывало положительное влияние и то, что их стволы были гораздо длиннее аркебузных. Но лучшая пробивная способность - единственное преимущество мушкетов. В остальном же перед другими видами ручного метательного оружия они тоже не имели никаких преимуществ.

"Всякий, кто находился под огнем стрелков, вооруженных гладкоствольными мушкетами, не мог вынести иного впечатления, кроме глубокого презрения к результатам мушкетного огня на средних дистанциях", - писал Ф. Энгельс в статье "История винтовки". (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 15, с. 202).

Наибольшим же недостатком мушкетов было очень длительное заряжание и поэтому очень низкая скорострельность. Если лучник в течение минуты выпускал до двенадцати стрел, то мушкетер, выполняя для подготовки к каждому выстрелу до сотни приемов, мог стрелять лишь с интервалами между отдельными выстрелами в несколько минут.

Рис. 6. Фитильная ручная пищаль 16 в
Рис. 6. Фитильная ручная пищаль 16 в

Рис. 7. Русский фитильный мушкет 17 в
Рис. 7. Русский фитильный мушкет 17 в

И все-таки идея применения пороха как метательного средства не оставлялась. Предпринимались все новые и новые попытки усовершенствования огнестрельного оружия, так как преимущества пороха перед всеми другими источниками энергии были очевидны.

Появление огнестрельного оружия, сколь несовершенным оно ни было, сыграло очень большую роль и произвело переворот в военном деле. Огнестрельное оружие изменило тактику боя, сведя на нет мощь рыцарской бронированной кавалерии. Перед дулом мушкета оказалась бессильной некогда грозная фигура рыцаря - умелого и физически сильного воина, с головы до пят закованного в латы и почти неуязвимого для разных типов холодного оружия.

Рис. 8. Европейские мушкеты 16-17 вв. с фитильными замками, применявшиеся также и в России. Внизу изображена вилка, служившая при стрельбе опорой для оружия
Рис. 8. Европейские мушкеты 16-17 вв. с фитильными замками, применявшиеся также и в России. Внизу изображена вилка, служившая при стрельбе опорой для оружия

Рис. 9. Персидское фитильное ружье 16-17 вв
Рис. 9. Персидское фитильное ружье 16-17 вв

Рис. 10. Индийское фитильное ружье 16-17 вв
Рис. 10. Индийское фитильное ружье 16-17 вв

"Огнестрельное оружие было... с самого начала направленным против феодального дворянства оружием городов и возвышающейся монархии, которая опиралась на города. Неприступные до тех пор каменные стены рыцарских замков не устояли перед пушками горожан; пули бюргерских ружей пробивали рыцарские панцири. Вместе с закованной в броню дворянской кавалерией рухнуло также господство дворянства; с развитием бюргерства пехота и артиллерия все больше становились решающими родами оружия; под давлением требований артиллерии военное ремесло вынуждено было присоединить к себе новую, чисто промышленную отрасль - инженерное дело". (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 171-172). Таким образом, явившись продуктом экономического развития, а также развития новых буржуазных отношений, огнестрельное оружие сыграло важную роль в социальных преобразованиях и в возникновении новой структуры армии.

Несмотря на возмущения рыцарей-феодалов и проклятие церкви, объявившей новые "омерзительные орудия" творением дьявола, огнестрельное оружие получало все большее и большее распространение. С начала 16 в. мушкетеры уже организационно стали входить в состав армий. Роль их все возрастала, и к концу 16 в. они уже составляли половину всей пехоты. Однако стрелки не могли еще стать основным родом войск, так как этому препятствовало несовершенство той техники, которой они располагали, и поэтому пикинерам в бою все еще принадлежала главенствующая роль.

Уже к концу 15 в. оказались исчерпанными все возможности совершенствования ручного огнестрельного оружия на базе таких ограниченных предпосылок, какими явились лишь ствол и тлеющий фитиль. Никаких перспектив эти предпосылки уже не открывали. Требовалось появление какого-то новшества, которое могло бы дать толчок к дальнейшему развитию оружия, и такое новшество вскоре появилось в виде искрового кремневого замка, сочетавшего в себе новый источник получения огня для воспламенения заряда с достаточно надежным механизмом.

Рис. 11. Мушкетер
Рис. 11. Мушкетер

Рис. 12. Стрелец. В качестве опоры для мушкета используется бердыш
Рис. 12. Стрелец. В качестве опоры для мушкета используется бердыш

Кремневые замки явили собой важную веху на пути развития стрелкового оружия. Их широкое распространение стало возможным лишь благодаря общему развитию техники, в частности благодаря достижениям в области механики и обработки металлов.

Точно не установлено, когда и кем был изобретен первый кремневый колесцовый замок. По одним сведениям, он изобретен в 1504 г. Даннером в Нюрнберге, по другим - Эттором во Фландрии, но чертежи колесцовых замков имеются в манускриптах Леонардо да Винчи, начатых им еще в 1482 г.

Распространение получил так называемый нюрнбергский колесцовый кремневый замок (рис. 13). В этом замке предварительно заведенный механизм приводился в действие при нажиме на спуск. При этом освобождалось и начинало вращаться особое колесико (колесцо), к насеченному краю которого одновременно с началом вращения прикасался курок с зажатым в нем кремнем. Высекаемые искры попадали на пороховую затравку и воспламеняли ее. Перед каждым выстрелом пружина колесца заводилась ключом, а курок взводился, сжимая при этом свою пружину. Со временем колесцовые замки совершенствовались и становились еще более удобными и надежными. Так, например, полку стали делать автоматически открывающейся при нажиме на спуск, колесцо перенесли внутрь замка и заводить его стали не ключом, а воздействием на него курка во время его взведения, вместо кремня стали применять пирит и т. д.

Рис. 13. Кремневый колесцовый замок
Рис. 13. Кремневый колесцовый замок

Рис. 14. Европейское ружье 17 в. с колесцовым замком
Рис. 14. Европейское ружье 17 в. с колесцовым замком

Рис. 15. Европейский мушкет 17 в. с колесцовым замком, применявшийся также и в России. Рядом изображено так называемое шведское перо - комбинация опорной вилки с холодным колюще-рубящим оружием
Рис. 15. Европейский мушкет 17 в. с колесцовым замком, применявшийся также и в России. Рядом изображено так называемое шведское перо - комбинация опорной вилки с холодным колюще-рубящим оружием

С появлением кремневых замков обращение с оружием стало более удобным: на заряженном оружии не нужно было иметь тлеющий фитиль, а это значило, что не так существенно на надежность воспламенения влияла погода. Кроме того, оружие обрело готовность к выстрелу постоянную, а не только лишь на то время, пока тлел фитиль.

У колесцовых замков были и свои недостатки. Это прежде всего большая дороговизна (поэтому в пехоте кремневые замки долго не могли вытеснить замки фитильные), большая сложность устройства, возможность загрязнения. Однако принципиальные преимущества кремневых замков были гораздо значительнее их недостатков, поэтому такие замки со временем получали все большее распространение.

В самом начале 16 в., почти одновременно с появлением колесцовых замков, в Европу с Востока пришло новое усовершенствование способа воспламенения заряда. Появился ударный кремневый замок, еще более совершенный, чем колесцовый (рис. 16). В нем воспламеняющий затравку огонь высекался в момент удара кремня по стальной пластинке - огниву. Кремень был закреплен, как и в миниатюрных тисках, особым зажимом на курке. На ранних образцах ударных кремневых замков порох на полке в походном положении прикрывался специальной крышкой, открываемой стрелком непосредственно перед выстрелом, как это имело место еще на фитильных ружьях, но на более поздних образцах огниво составляло одно целое с крышкой полки. Крышка всегда плотно прикрывала полку и открывалась автоматически от удара курка по огниву. Обращение с ружьем, снабженным ударным кремневым замком, стало еще более удобным, а скорострельность по сравнению с оружием фитильным, возросла более чем вдвое (интервал между двумя выстрелами был сокращен теперь до 1 минуты).

Рис. 16. Кремневый ударный замок
Рис. 16. Кремневый ударный замок

Появление кремневых замков способствовало еще большему распространению ручного огнестрельного оружия и, в частности, вызвало к жизни новую его разновидность, предназначенную для кавалерии, - пистолет.

Устройство кремневого оружия было предельно простым. Ствол, представлявший собой металлическую трубу, наглухо закрытую сзади, снабжался кремневым замком и укреплялся на деревянной ложе. Вот, собственно, и вся система оружия. А боеприпасы к нему - это лишь порох да круглые (сферические) свинцовые пули. Так были устроены и ружья, и пистолеты. И те и другие могли быть более или менее тяжелыми и более или менее громоздкими. Различной могла быть лишь их внешняя отделка - от очень скромной, даже грубой, до роскошной, с золотой наводкой, чеканкой, гравировкой, резьбой по дереву и кости, инкрустацией и т. п.

Рис. 17. Русские самопалы или ручницы 16-17 вв
Рис. 17. Русские самопалы или ручницы 16-17 вв

Относительно упомянутого дорогого оружия следует сказать, что художественная отделка никак не влияла на его боевые качества. В конструктивном отношении все стрелковое оружие кремневого периода независимо от его отделки было в принципе одинаковым, построенным по простейшей схеме, соответствовавшей уровню производства 16 - начала 19 в.

Во времена возникновения огнестрельного оружия и его первоначального развития все производство носило цеховой характер, то есть все ремесленники одной специальности были объединены тогда в союзы - цехи. Такими же цехами производилось и оружие. У каждого мастера-оружейника была своя маленькая мастерская. В ней он работал вместе с подмастерьями и членами своей семьи. Наряду с государственными выполнялись главным образом частные заказы. Всевозраставший спрос на огнестрельное оружие и конкуренция между отдельными мастерами способствовали развитию оружейного искусства, так что к 17 - началу 18 в. оно достигло значительных высот. Прославленные оружейные мастера получали заказы от богатейшей знати и монарших особ на изготовление очень дорогого оружия. В музеях всего мира, в том числе и в наших, таких, как Оружейная палата, Государственный Эрмитаж и др., можно видеть образцы оружия, изумляющие качеством отделки.

На Руси мастерская по выделке ручного огнестрельного оружия при Оружейной палате в Москве существовала с 1511 г., а "Пушкарская изба" была основана еще раньше. В 17 в. была основана Оружейная слобода в Туле, а в Олонце построен завод, производивший огнестрельное оружие. В мастерской Оружейной палаты, преобразованной в большую царскую мастерскую, работала целая плеяда выдающихся русских оружейных мастеров - Никита Давыдов с сыновьями, Вяткины, Харитоновы, Исаев, Титов и др.

С конца 17 в., то есть с того времени, когда огнестрельным оружием стали вооружать всю пехоту и когда поэтому потребовался массовый выпуск военных ружей, производство оружия стало осуществляться в основном мануфактурами. С количественным ростом производства оружия значительно снизились его художественные качества. В некоторых странах, правда, искусство художественной отделки продолжало существовать и даже развиваться, но оно перешло главным образом на охотничье и дуэльное оружие.

В России в результате реорганизации армии, проведенной Петром I, в самом начале 18 в. на вооружение также поступило стандартное ударно-кремневое оружие.

Рис. 18. Турецкое ружье с ударно-кремневым замком 17-18 вв
Рис. 18. Турецкое ружье с ударно-кремневым замком 17-18 вв

Рис. 19. Арабское ружье (карабин) 17-18 вв. с ударно-кремневым замком
Рис. 19. Арабское ружье (карабин) 17-18 вв. с ударно-кремневым замком

Рис. 20. Английское пехотное ружье М1794 (1794 г.). Рядом изображен штык при виде сверху. Его острие отведено от оси трубки для удобства заряжания (при запыживании заряда рука стрелка в меньшей степени подвержена возможности соприкосновения с лезвием штыка)
Рис. 20. Английское пехотное ружье М1794 (1794 г.). Рядом изображен штык при виде сверху. Его острие отведено от оси трубки для удобства заряжания (при запыживании заряда рука стрелка в меньшей степени подвержена возможности соприкосновения с лезвием штыка)

Совершенствование стрелкового оружия меняет тактику и боевые построения войск. Глубокие построения начинают заменяться вытянутыми по фронту, то есть такими, которые оказывались, во-первых, менее уязвимыми от огня противника, а во-вторых, наиболее эффективными с точки зрения использования огнестрельного оружия.

Одним из наиболее существенных недостатков заряжаемого с дула огнестрельного оружия была его сравнительно низкая скорострельность. В целях уменьшения промежутков времени между отдельными залпами был применен строй стрелков, состоявший из нескольких шеренг. Первая шеренга давала залп, перемещалась на место последней шеренги и начинала заряжать ружья. Место первой шеренги теперь занимала вторая с заряженными ружьями. После залпа она тоже уходила на место последней шеренги, предоставляя возможность стрелять уже третьей шеренге, и т. д. Специальный строй мушкетеров "караколе" ("улитка") представлял собой построение в 10 шеренг и 12 рядов.

Со временем с улучшением качества ружей оказалось возможным сокращать глубину построений без увеличения интервалов между отдельными залпами. Например, в Тридцатилетней войне (1618-1648 гг.) шведские мушкетеры Густава II Адольфа строились уже в шесть шеренг. С увеличением скорострельности "можно было сократить глубину боевой линии с шести до четырех, затем до трех и кое-где, наконец, до двух человек. Таким образом при одинаковом количестве людей линия все больше удлинялась, все большее количество ружей вступало в действие одновременно" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 656).

Итак, при массовом использовании ружей проблема повышения их скорострельности решалась в какой-то степени положительно. В такой же степени положительно решался и вопрос действительности огня при залповой стрельбе. Но отдельно взятые ружья (в условиях применения их не строем стрелков, а одиночными бойцами) оказывались оружием весьма неэффективным, "...ружья пехоты были из рук вон плохи - настолько плохи, что из такого ружья на расстоянии ста шагов только в редких случаях можно было попасть в отдельного человека, а на расстоянии трехсот шагов - столь же редко в целый батальон". (Там же, с. 660).

Существовавшие в то время нарезные ружья обладали достаточно высокой меткостью и дальностью стрельбы - до 1000 шагов, так как они стреляли продолговатыми пулями, для данного калибра более тяжелыми, чем пули сферические. Устойчивость продолговатой пули в полете обеспечивалась применением нарезов, сообщавших пуле быстрое вращение. Но все преимущества, получаемые от нарезов, сводились на нет чрезвычайно низкой скорострельностью таких ружей, при заряжании которых требовалось тугое досылание пули шомполом, отнимавшее много времени. Кроме того, производство нарезных стволов было гораздо дороже. Поэтому применение нарезных ружей было крайне ограниченным. Только с появлением изобретений, позволивших использовать нарезные стволы без потери скорострельности, и с развитием промышленности, обеспечившим массовый выпуск таких более дешевых стволов, оказалось возможным массовое их внедрение в пехотном оружии.

Механические особенности ударного замка, а также и общее развитие техники обусловили появление в течение 17-18 вв. таких конструкций, в которых были сделаны попытки каким-либо путем увеличить скорострельность. Низкая скорострельность огнестрельного оружия с самого начала его использования являлась едва ли не самым значительным недостатком. И именно повышение скорострельности всегда оставалось первейшей задачей конструкторов. Конструкторская мысль опережала технические возможности того времени и предлагала идеи, которые еще не позволял осуществить на практике низкий уровень развития техники. Такое положение наблюдалось не только в развитии оружия, но и в других областях техники. Сплошь и рядом осуществление какой-нибудь идеи откладывалось историей на тот или иной срок в силу того, что технические возможности были еще недостаточны для претворения в жизнь этой идеи.

"Преждевременно рожденные" изобретения были сделаны и в области стрелкового оружия. "И хотя уже довольно рано было изобретено множество отдельных усовершенствований - нарезной ствол, ружье, заряжающееся с казенной части, колесцовый замок и т. д., - тем не менее прошло более 300 лет, пока было создано к концу 17 века ружье, годное для вооружения всей пехоты". (Там же, с. 655.)

Попытки изменения конструкции оружия с целью улучшения его боевых качеств предпринимались уже очень давно.

Так, например, винтовые нарезы, значительно увеличивающие дальность стрельбы и повышающие меткость, были изобретены на рубеже 15-16-го столетий, но только в середине 19-го столетия, то есть с появлением других изобретений, позволивших со всей эффективностью использовать преимущества нарезных стволов, они смогли получить широкое распространение.

Еще в эпоху фитильного, а затем и кремневого оружия появились двух- и многоствольные системы, а также одноствольные, но многозарядные с теми или иными приспособлениями для последовательного воспламенения зарядов, расположенных в канале ствола друг за другом. Появились также казно-зарядные и барабанные системы. Все эти попытки представляли собой большой интерес с точки зрения технического прогресса и новых перспектив в совершенствовании огнестрельного оружия, но никакого распространения они тогда получить не могли. Упомянутые выше простейшего устройства гладкоствольные кремневые ружья, особенно после изобретения штыка, позволившего упразднить в пехоте пикинеров, прочно и надолго утвердились на вооружении армий разных стран. Почти без всяких изменений они оставались в войсках в течение более 250 лет. За этот период совершенствование их шло главным образом за счет улучшения качества выделки, но не конструкции, ибо кремневый замок долго считался таким чудом техники, которое, как тогда казалось, вряд ли когда-нибудь могло бы быть превзойденным. Конструктивная схема кремневого оружия была столь проста, что она без всяких изменений и разновидностей была принята во всем мире. Русские образцы оружия по своей конструкции ничем не отличались от английских, итальянских или французских. Лишь во внешней отделке можно было уловить некоторую разницу. (Внешне значительно отличалось от всего прочего оружие восточного происхождения, но опять-таки только внешне.)

Рис. 21. Итальянское кавалерийское ружье (так называемый тромбон). Раструб в дульной части ствола служит для удобства заряжания на коне и для большего рассеивания при стрельбе картечью
Рис. 21. Итальянское кавалерийское ружье (так называемый тромбон). Раструб в дульной части ствола служит для удобства заряжания на коне и для большего рассеивания при стрельбе картечью

Рис. 22. Русская фузея 1701 г. - так называемая гартмановская (изготовлена по образцу ружья, вывезенного из Швеции купцом Гартманом). Рядом - багинет
Рис. 22. Русская фузея 1701 г. - так называемая гартмановская (изготовлена по образцу ружья, вывезенного из Швеции купцом Гартманом). Рядом - багинет

Рис. 23. Русская фузея 1710 г. Рядом - трехгранный штык (вид сверху)
Рис. 23. Русская фузея 1710 г. Рядом - трехгранный штык (вид сверху)

Рис. 24. Русская фузея 1723 г
Рис. 24. Русская фузея 1723 г

Рис. 25. Русская ручная мортира 1712 г
Рис. 25. Русская ручная мортира 1712 г

Рис. 26. Русское пехотное ружье 1826 г. Рядом - трехгранный штык (вид справа)
Рис. 26. Русское пехотное ружье 1826 г. Рядом - трехгранный штык (вид справа)

Для периода кремневого воспламенения характерно большое разнообразие типов оружия, для каждого рода войск был принят особый тип ружья. На вооружении состояли ружья, именуемые пехотными, винтовальными, егерскими, штуцерными, драгунскими, кирасирскими, конно-егерскими и гусарскими, кавалерийскими штуцерами и мушкетонами.

В отношении калибров существовал огромный разнобой. Так, в одном полку могло быть до 40 различных калибров ружей! Хотя вопрос боепитания при таком разнообразии решался довольно просто - солдаты сами отливали пули сообразно с калибрами своих ружей, - все же такой разнобой доставлял много неудобств.

Кроме разнообразия калибров оружие тех времен отличалось также большим разнообразием всех его деталей. Детали, имевшие одно и то же назначение на разных экземплярах ружей, были различными, и о взаимозаменяемости их не могло быть и речи. Только в конце первой половины 19 в., когда достижения в области химии и общее развитие техники позволили осуществить на практике некоторые принципиальные новшества, открылись широчайшие возможности для дальнейшего развития стрелкового оружия.

Первым таким новшеством было применение капсюлей с ударным составом. Опыты по применению ударных составов независимо друг от друга проводились в разных странах, и в конце концов они привели к повсеместному введению медных капсюлей. Ударный капсюльный замок (рис. 27) обладал рядом явных преимуществ перед кремневым и быстро завоевал всеобщее признание.

Рис. 27. Ударный капсюльный замок. Рядом - капсюли-воспламенители
Рис. 27. Ударный капсюльный замок. Рядом - капсюли-воспламенители

Введение ударных капсюлей явилось важной вехой на пути развития не только ружей, но и всего огнестрельного оружия. Оно открывало широчайшие перспективы для дальнейшего его совершенствования.

Другим важным изобретением явилась свободная досылка пули при заряжании нарезного ружья. Только с появлением этого изобретения оказалось возможным широкое применение нарезов в пехотном оружии.

Рис. 28. Русское ударное нарезное ружье 1854 г
Рис. 28. Русское ударное нарезное ружье 1854 г

Рис. 29. Русская 6-линейная винтовка образца 1856 г. Рядом - трехгранный штык
Рис. 29. Русская 6-линейная винтовка образца 1856 г. Рядом - трехгранный штык

Появляются двухнарезные системы" заряжаемые круглой пулей с ободком или же продолговатой, имеющей по бокам выступы. Этот ободок или выступы входили в нарезы и обеспечивали как свободную досылку пули при заряжании, так и вращение ее по нарезам при выстреле. Даже круглая пуля, получив быстрое вращение при прохождении по нарезам, обладала лучшей меткостью и дальностью по сравнению с пулей, выпущенной из гладкоствольного ружья такого же калибра. Продолговатая же пуля обладала еще лучшими баллистическими качествами, так как она, имея большую поперечную нагрузку и более обтекаемую форму, не так быстро теряла скорость в полете, как круглая.

Рис. 30. Литтихский двухнарезной штуцер образца 1843 г., состоявший на вооружении в России. Рядом - штык-тесак
Рис. 30. Литтихский двухнарезной штуцер образца 1843 г., состоявший на вооружении в России. Рядом - штык-тесак

Рис. 31. Кавалерийский двухнарезной штуцер образца 1849 г. (Россия)
Рис. 31. Кавалерийский двухнарезной штуцер образца 1849 г. (Россия)

Рис. 32. Английская винтовка Энфилд образца 1853 г. Рядом - трехгранный штык
Рис. 32. Английская винтовка Энфилд образца 1853 г. Рядом - трехгранный штык

Рис. 33. Французский стержневой штуцер Тувенена образца 1842 г. Рядом - штык-ятаган. Острие штыка отведено от оси канала ствола для удобства заряжания
Рис. 33. Французский стержневой штуцер Тувенена образца 1842 г. Рядом - штык-ятаган. Острие штыка отведено от оси канала ствола для удобства заряжания

Рис. 34. Американская винтовка Ремингтона 1857 г. с приспособлением Майнарда для автоматической подачи к затравочному стержню 'лепешек' ударно-воспламеняющего состава, объединенных лентой из тонкой меди. Продвижение этой ленты осуществляется при каждом взведении курка (подобно тому, как в современных детских пугачах осуществляется продвижение бумажной ленты с пистонами, см. рис. 40, Г)
Рис. 34. Американская винтовка Ремингтона 1857 г. с приспособлением Майнарда для автоматической подачи к затравочному стержню 'лепешек' ударно-воспламеняющего состава, объединенных лентой из тонкой меди. Продвижение этой ленты осуществляется при каждом взведении курка (подобно тому, как в современных детских пугачах осуществляется продвижение бумажной ленты с пистонами, см. рис. 40, Г)

С принятием продолговатой пули оказалось возможным, не уменьшая массы пули (не снижая ее убойную силу), несколько уменьшить калибр. Уменьшение калибра позволило сделать ружья несколько более легкими, а также позволило увеличить количество носимых стрелком зарядов пороха и пуль при сохранении той же общей их массы.

Рис. 35. Бумажные (неунитарные) патроны: А, Б - к кремневым ружьям; В, Г - к капсюльным нарезным ружьям, заряжающимся с дула (В - так называемый голландский патрон с прикрепленным к нему капсюлем. При заряжании ружья капсюль отделяется от патрона и надевается на затравочный стержень замка); Д, Е, Ж - к капсюльным казнозарядным ружьям (винтовкам)
Рис. 35. Бумажные (неунитарные) патроны: А, Б - к кремневым ружьям; В, Г - к капсюльным нарезным ружьям, заряжающимся с дула (В - так называемый голландский патрон с прикрепленным к нему капсюлем. При заряжании ружья капсюль отделяется от патрона и надевается на затравочный стержень замка); Д, Е, Ж - к капсюльным казнозарядным ружьям (винтовкам)

Рис. 36. Пули к гладкоствольным ружьям: А - сферическая (шаровая), основной тип пули, применявшейся с 14 в. до середины 19 в.; Б - опытная пуля Лоренца (1850 г.), приводимая во вращение пороховыми газами; В - опытная пуля Шёна (1849 г.), приводимая во вращение встречным потоком воздуха; Г, Д - пуля Нейсслера (общий вид и разрез)
Рис. 36. Пули к гладкоствольным ружьям: А - сферическая (шаровая), основной тип пули, применявшейся с 14 в. до середины 19 в.; Б - опытная пуля Лоренца (1850 г.), приводимая во вращение пороховыми газами; В - опытная пуля Шёна (1849 г.), приводимая во вращение встречным потоком воздуха; Г, Д - пуля Нейсслера (общий вид и разрез)

Рис. 37. Поперечные сечения стволов нарезного оружия, в котором досылка пуль осуществляется свободно, и пули к этому оружию: А - поперечное сечение ствола двухнарезного ружья; Б - круглая пуля с ободком к двухнарезному ружью; В - продолговатая пуля с 'ушками' к двухнарезному ружью; Г - поперечное сечение ствола ружья Витворта; Д - гексагональная пуля к ружью Витворта
Рис. 37. Поперечные сечения стволов нарезного оружия, в котором досылка пуль осуществляется свободно, и пули к этому оружию: А - поперечное сечение ствола двухнарезного ружья; Б - круглая пуля с ободком к двухнарезному ружью; В - продолговатая пуля с 'ушками' к двухнарезному ружью; Г - поперечное сечение ствола ружья Витворта; Д - гексагональная пуля к ружью Витворта

Поперечные сечения стволов нарезного оружия
Поперечные сечения стволов нарезного оружия

Свободная досылка пули при заряжании достигалась в винтовках разных систем различными путями. В винтовках Ланкастера и Витворта, например, поперечные сечения каналов стволов представляли собой не окружности, а овал и многоугольник (соответственно). Такой же формы были и поперечные сечения пуль для этих винтовок, а размеры пуль позволяли при заряжании свободно вводить их в каналы стволов. Вращение же пуль при выстреле обеспечивалось тем, что на всем протяжении каналов стволов все отклонения размеров их поперечных сечений от окружности образовывали отлогие спирали. Эти способы свободной досылки не получили развития из-за сложности изготовления боеприпасов. Более распространенными были другие способы, например такие, при которых пуля диаметра меньшего, чем диаметр канала ствола, после досылки раздавалась в стороны ударами шомпола настолько, что при выстреле могла вжиматься в нарезы. Устройства внутри каналов стволов? с помощью которых достигалось раздавание пули, необходимое для вдавливания при выстреле в нарезы, показаны на рис. 38. Это каморные системы Дельвиня и Тьери и стержневая система Тувенена.

Рис. 38. Расширение при заряжании свободно досылаемых пуль в каморных винтовках Дельвиня (А), Твери (Б) и стержневой винтовке Тувенена (В)
Рис. 38. Расширение при заряжании свободно досылаемых пуль в каморных винтовках Дельвиня (А), Твери (Б) и стержневой винтовке Тувенена (В)

Расширение при заряжании
Расширение при заряжании

Проблема свободной досылки пули при заряжании нарезного ружья была прекрасно решена с появлением продолговатых саморасширяющихся пуль (рис. 39).

Рис. 39. Саморасширяющиеся пули к нарезным ружьям в разрезе: А - пуля Минье; Б - пуля Притчета (Великобритания); В - пуля к ружью Энфилд, 1853 г. (Великобритания); Г - пуля Петерса (Бельгия); Д - компрессивная пуля Вилькинсона (Великобритания)
Рис. 39. Саморасширяющиеся пули к нарезным ружьям в разрезе: А - пуля Минье; Б - пуля Притчета (Великобритания); В - пуля к ружью Энфилд, 1853 г. (Великобритания); Г - пуля Петерса (Бельгия); Д - компрессивная пуля Вилькинсона (Великобритания)

Свободно досылаемая и саморасширяющаяся при выстреле пуля Минье имела сзади конусное углубление, закрытое легким железным колпачком. Пуля вставлялась в ствол свободно, а во время выстрела раздавалась и плотно шла по нарезам. Увеличение диаметра пули происходило в результате вдавливания пороховыми газами в ее конусное углубление своеобразного клина - железного колпачка. Идея применения таких пуль была подхвачена в разных странах. Повсюду велись испытания продолговатых остроконечных пуль и в их устройство вносились различные усовершенствования. Например, вместо металлических колпачков были применены деревянные вкладыши (пули Энфилд). Впоследствии пули стали изготовлять без колпачков и вкладышей, с одними лишь углублениями той или иной формы.

В усовершенствовании пуль Минье принимал участие русский царь Николай I, и хотя его пуля оказалась значительно лучше пули Минье, практического применения она не получила, так как испытания ее затянулись, а жизнь уже поставила на очередь решение новой задачи - создание казнозарядного оружия.

Другой принцип саморасширения свободно досылаемых продолговатых пуль - принцип компрессирования. Длинная пуля, подвергаясь сзади резкому толчку пороховых газов, как бы сжималась, укорачивалась и при этом расширялась. Расширению способствовало наличие нескольких поперечных углублений, опоясывающих заднюю часть пули и делающих ее более легкой и податливой сжатию. Головная часть пули делалась по возможности более тяжелой. Этот принцип был использован лишь в некоторых отдельных системах ружей.

Появление капсюльных винтовок со свободной досылкой пуль значительно повысило стрелковую мощь пехоты. Те армии, которые приняли на вооружение такие винтовки, имели заметное преимущество перед армиями, все еще вооруженными гладкоствольными ружьями.

Значение превосходства вооружения одной из сражающихся сторон было продемонстрировано во время Крымской войны 1853-1856 гг., принесшей царизму жестокое поражение и показавшей, по словам В. И. Ленина, "гнилость и бессилие крепостной России". (Поли. собр. соч., т. 20, с. 173). Преобладание нарезного оружия у союзников было подавляющим. Из своих ружей они могли вести прицельный огонь на расстоянии до 1200 шагов, поражая не только передовые цепи, но и артиллерию и обоз, сами при этом находясь в полной безопасности от огня русских почти исключительно гладкоствольных ружей, не превышавшего дальности в 300 шагов. "...Русское ружье самое тяжелое и неудобное из всех существующих" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 11, с. 483), несомненно, составило одну из причин того, что почти во всех сражениях Крымской войны, кроме Балаклавского, царские войска несли большие потери, чем союзники.

Заряжающиеся с дула нарезные ружья внешне мало чем отличались от гладкоствольных, и приемы стрельбы из них были те же самые, однако с изменением качества ружей оказались необходимыми и некоторые конструктивные изменения. Так, в результате возросшей дальности стрельбы потребовалось введение передвижных прицелов, позволяющих вести прицельный огонь на разные дистанции.

Следующим усовершенствованием ружей было появление казнозарядных систем.

Заряжание с казны имело целый ряд преимуществ. Прежде всего оно было удобнее уже потому, что стрелку для заряжания не нужно было каждый раз поворачивать ружье дульной частью к себе и становиться во весь рост. Кроме того, заряжание с казны позволяло использовать пули, прекрасно идущие по нарезам без всяких раздающих их устройств. Наконец, заряжание с казны открывало путь к созданию унитарных патронов и дальнейшему совершенствованию механизмов ружей.

В начале второй половины 19 в. появляется множество самых разнообразных систем казнозарядных капсюльных ружей. Некоторые из них показаны на рис. 40. Несмотря на разнообразие конструкций затворов, это были принципиально одинаковые ружья. Так или иначе в них открывался доступ в канал ствола со стороны казенной части, в зарядную камору вводились пуля и заряд (часто объединенные бумажным пакетом в единое целое), после чего ствол запирался. Затем взводился курок, на затравочный стержень надевался капсюль, и ружье оказывалось готовым к выстрелу.

Рис. 40. Капсюльные казнозарядные винтовки: А - Майнарда; Б - Перри; В - Гвина и Кемпбелла; Г - Грина (крышка приспособления Майнарда открыта. Видны свернутая спиралью лента с воспламеняющими 'лепешками' и подающий храповик); Д - Шарпа; Е - Бенджамена
Рис. 40. Капсюльные казнозарядные винтовки: А - Майнарда; Б - Перри; В - Гвина и Кемпбелла; Г - Грина (крышка приспособления Майнарда открыта. Видны свернутая спиралью лента с воспламеняющими 'лепешками' и подающий храповик); Д - Шарпа; Е - Бенджамена

Много хлопот доставил конструкторам прорыв пороховых газов со стороны казенной части через те щели, которые неизбежно существовали в казнозарядных системах. Ни тщательные подгонки соприкасающихся поверхностей, ни применение разного рода прокладок не обеспечивали надежной обтюрации, то есть герметичности зарядной каморы. Только с переходом к следующему этапу в деле совершенствования стрелкового оружия проблема обтюрации была решена. Этот этап знаменовался применением унитарных патронов, изобретение которых было новым мощным толчком к дальнейшему развитию винтовок.

Унитарный патрон впервые был использован в так называемых игольчатых ружьях. Игольчатый ударный механизм был заимствован немецким конструктором Дрейзе у швейцарца Поли (в некоторых источниках Паули) и предложен в 1827 г. Патрон к ружью Дрейзе мало походил на современный, но это был уже настоящий унитарный патрон. С помощью бумажной гильзы в нем были объединены все необходимые элементы - пороховой заряд, пуля и капсюль. Капсюль помещался внутри патрона в донышке пули, поэтому, чтобы достигнуть его, ударнику с помощью иглы приходилось пронзать весь заряд. Несмотря на некоторые недостатки, система Дрейзе имела явные преимущества, главным образом в отношении скорострельности. Скорострельность достигалась благодаря использованию унитарных патронов и применению продольно-скользящего затвора с поворотом рукоятки, позволявшего перезаряжать винтовку довольно удобно и быстро.

Рис. 41. Игольчатая винтовка Дрейзе 1841 г. На схематическом разрезе казенной части винтовки показан момент накалываний воспламеняющего состава
Рис. 41. Игольчатая винтовка Дрейзе 1841 г. На схематическом разрезе казенной части винтовки показан момент накалываний воспламеняющего состава

Рис. 42. Капсюльная казнозарядная винтовка Терри-Нормана, состоявшая на вооружении в России в 1866-1867 гг. Затвор продольно-скользящий с поворотом вокруг продольной оси. Рукоятка при закрытом затворе, откидываясь вперед вниз, закрывает собой окно ствольной коробки
Рис. 42. Капсюльная казнозарядная винтовка Терри-Нормана, состоявшая на вооружении в России в 1866-1867 гг. Затвор продольно-скользящий с поворотом вокруг продольной оси. Рукоятка при закрытом затворе, откидываясь вперед вниз, закрывает собой окно ствольной коробки

Рис. 43. Двухпульная система Грина - одна из попыток достижения обтюрации: А - положение перед выстрелом; Б - задняя пуля, во время выстрела сыгравшая роль обтюратора, с помощью стержня с рукояткой продвигается вперед; В - после открывания затвора в патронник вводится патрон с пулей, расположенной позади порохового заряда
Рис. 43. Двухпульная система Грина - одна из попыток достижения обтюрации: А - положение перед выстрелом; Б - задняя пуля, во время выстрела сыгравшая роль обтюратора, с помощью стержня с рукояткой продвигается вперед; В - после открывания затвора в патронник вводится патрон с пулей, расположенной позади порохового заряда

Рис. 44. Игольчатая винтовка Карле 1867 г., состоявшая на вооружении в России
Рис. 44. Игольчатая винтовка Карле 1867 г., состоявшая на вооружении в России

Во время австро-прусской войны 1866 г. игольчатые ружья сыграли важную роль. Будучи на вооружении прусской армии, они явились одним из решающих факторов, обеспечивших пруссакам победу. Достаточно сказать, что потери австрийцев от ружейного огня были больше потерь пруссаков в восемь раз.

Игольчатая система Дрейзе имела ряд недостатков, которые хотя и устранялись в какой-то степени в игольчатых ружьях других систем, но все-таки не могли быть полностью устранены, так как они были характерны для этих систем вообще. Никакое усовершенствование конструкции ружья не могло устранить недостатки, сообщаемые всей системе бумажными патронами, - обрывки гильз, остающиеся в канале ствола после выстрела" затрудняли заряжание, мешали продвижению пули при следующем выстреле, способствовали ускоренному износу канала ствола. Бумажная гильза не обеспечивала герметичности патрона и обтюрации. Поэтому такие патроны не могли еще послужить основой для успешного развития и совершенствования казнозарядных систем.

В середине 19 в. было сделано много попыток усовершенствования унитарных патронов, но ни одна из них не увенчалась полным успехом. В 1861 г. француз Потте изобрел первый унитарный патрон центрального воспламенения. Для совершенствования ружей это изобретение имело большое значение, так как существовавшие до сих пор различные патроны бокового воспламенения, находившие применение главным образом в револьверах, оказывались не очень удобными для ружей.

В отношении улучшения патронов центрального воспламенения много сделал англичанин Боксер. В частности, он заменил бумажную гильзу, предложенную Потте, металлической. Патроны Боксера (см. рис. 1 и 2 в приложении 1) были еще далеки от совершенства - их гильзы были малотехнологичными, составными, с корпусами из свернутой в два оборота тонкой, легко деформирующейся латуни. И все-таки в результате поисков было установлено, что лучшими унитарными патронами являются патроны центрального воспламенения с металлической гильзой, особенно цельной, прекрасно решающей задачу обтюрации. С 60-х гг. 19 в. патроны центрального воспламенения сначала на охотничьем, а затем и на военном оружии получают самое широкое распространение.

К середине 19 века относится и утверждение в России термина "винтовка" применительно к индивидуальному стрелковому оружию солдата. В 1856 г. одновременно с принятием на вооружение 6-линейного винтовального ружья было установлено и официальное его название - винтовка, "понятное для всякого солдата и объясняющее ему главное начало, на котором основано успешное действие нарезного оружия". (Артиллерийский журнал, 1857, № 3, с. 81). С этого времени при обозначении всех нарезных ружей любых конструкций - заряжаемых с дула и казнозарядных, неавтоматических многозарядных (магазинных) и автоматических - применяется термин "винтовка". В некоторых иностранных языках нет терминов, соответствующих термину "винтовка". Независимо от того, нарезным или гладкоствольным является образец индивидуального стрелкового оружия, он называется там ружьем. Поэтому, если речь идет о зарубежных образцах, слова "ружье" и "винтовка" в отдельных случаях можно воспринимать как синонимы. Тут же уместно сказать о термине "карабин". В России (затем и в СССР) и в ряде других стран так называется разновидность винтовки, характеризующаяся лишь меньшей длиной. В некоторых же странах карабином считается ружье любой длины, но с отдельными деталями, приспособленными для более удобного использования его в кавалерии (с боковым расположением антабок для более удобного ношения оружия за спиной, а не на плече, как в пехоте; с отогнутой книзу для большей компактности рукояткой затвора и т. п.). Так, арабские кремневые карабины (см. рис. 19) имели непомерно большую длину, а в Германии еще до второй мировой войны отдельные модели карабинов были гораздо длиннее отдельных моделей винтовок. Следует принимать во внимание также и некоторые другие особенности зарубежной терминологии. Например, нельзя не учитывать того, что в некоторых странах слово "карабин" может иметь непривычное для советского читателя значение, а укороченные винтовки могут называться иначе. Так, в Польше карабинами называются винтовки, а то, что в СССР называется карабином, там называется карабинчиком. В некоторых других странах короткие винтовки, подразделяясь на кавалерийские и некавалерийские, назывались соответственно мушкетами и штуцерами.

После победы Пруссии в австро-прусской войне 1866 г., обусловленной в значительной степени превосходством стрелкового вооружения, в разных странах в спешном порядке вводятся казнозарядные винтовки под унитарный патрон. Создается множество оригинальных и очень разнообразных конструкций, как переделанных из старых, ранее заряжавшихся с дула ружей, так и совершенно новых.

В общем все вновь созданные казнозарядные винтовки подразделялись по устройству затворов на несколько групп. Это были системы с откидными затворами, с крановыми, с качающимися и со скользящими.

Еще в 1850 г. австриец Венцель сконструировал откидной затвор, весьма заинтересовавший многих конструкторов как очень удобный для переделки старых, заряжаемых с дула, винтовок в винтовки казнозарядные (рис. 45). Переделка винтовок обходилась дешевле, чем полная замена их новыми образцами, поэтому многие государства отдавали предпочтение именно переделанным системам.

Рис. 45. Винтовка Венцеля 1854 г. Затвор откидывается вверх и вперед, поворачиваясь вокруг поперечной горизонтальной оси
Рис. 45. Винтовка Венцеля 1854 г. Затвор откидывается вверх и вперед, поворачиваясь вокруг поперечной горизонтальной оси

Ствол винтовки Венцеля сзади запирался затвором, помещенным в ствольной коробке. Для открывания затвора нужно было повернуть его за рукоятку вокруг горизонтальной поперечной оси, расположенной в передней части ствольной коробки. Откинутый вверх и вперед затвор открывал казенную часть ствола. Если в патроннике была гильза, то при открывании затвора она выбрасывалась. После досылания патрона затвор закрывался. Удар несколько измененного курка прежнего капсюльного замка передавался капсюлю патрона с помощью бойка, проходящего сквозь затвор.

Появилось много подражаний такому устройству затвора. Впоследствии в разных странах испытываются или вводятся на вооружение переделанные винтовки с такими же откидными затворами. Это, например, системы Альбини - Баранова и Бердана № 1 (рис. 46, 47).

Рис. 46. Винтовка Альбини - Баранова. Переделка бельгийской винтовки Альбини 1867 г. Затвор откидной (вверх вперед)
Рис. 46. Винтовка Альбини - Баранова. Переделка бельгийской винтовки Альбини 1867 г. Затвор откидной (вверх вперед)

Рис. 47. Винтовка Бердана № 1 1868 г. Затвор откидной (вверх вперед)
Рис. 47. Винтовка Бердана № 1 1868 г. Затвор откидной (вверх вперед)

Откидные затворы, кроме вращающихся вокруг поперечной горизонтальной оси, могли вращаться и вокруг продольной оси, расположенной параллельно оси канала ствола, то есть они откидывались не вверх и вперед, а вверх и в сторону. Такие затворы были, например, на винтовках Снайдера, Крнка (рис. 48, 49).

Рис. 48. Винтовка Снайдера 1866 г. Затвор откидывается вверх и вправо, вращаясь вокруг продольной оси. Для экстрактирования гильзы он продвигается по оси назад
Рис. 48. Винтовка Снайдера 1866 г. Затвор откидывается вверх и вправо, вращаясь вокруг продольной оси. Для экстрактирования гильзы он продвигается по оси назад

Рис. 49. Винтовка Крнка 1869 г. Затвор откидывается вверх и влево, вращаясь вокруг продольной оси
Рис. 49. Винтовка Крнка 1869 г. Затвор откидывается вверх и влево, вращаясь вокруг продольной оси

Среди винтовок с откидными затворами отличалась оригинальностью, простотой и надежностью система Ремингтона образца 1864 г. (рис. 50). Затвор у этой винтовки откидывался назад и поворачивался так же, как и курок при его взведении, однако спущенный курок подпирал сзади затвор и не позволял ему открываться. Для того чтобы открыть затвор, требовалось предварительное взведение курка. Система Ремингтона получила признание и довольно долго имела сравнительно большое распространение.

Рис. 50. Откидной затвор винтовки Ремингтона 1864 г
Рис. 50. Откидной затвор винтовки Ремингтона 1864 г

Гораздо менее распространенными были крановые затворы, открывавшие и закрывавшие доступ в канал ствола при повороте их, подобно кранам, вокруг своей продольной оси. Карабин с крановым затвором и принцип устройства такого затвора показаны на рис. 51.

Рис. 51. Карабин Верндля 1873-1877 гг. с крановым затвором: А - общий вид карабина; Б - затвор закрыт; В - затвор открыт
Рис. 51. Карабин Верндля 1873-1877 гг. с крановым затвором: А - общий вид карабина; Б - затвор закрыт; В - затвор открыт

В целом ряде систем были применены качающиеся затворы, впервые предложенные американцем Пибоди в 1860 г. Такие затворы соединялись со ствольной коробкой с помощью горизонтально-поперечного шарнира, вращаясь на котором они могли опускать свою переднюю часть. При этом открывался доступ в канал ствола со стороны казенной части. Открывание и закрывание качающихся затворов осуществлялось с помощью рычага, расположенного под шейкой ложи и иногда слитого со спусковой скобой (рис. 52, 53, 54).

Рис. 52. Винтовка Пибоди 1860 г. с качающимся затвором
Рис. 52. Винтовка Пибоди 1860 г. с качающимся затвором

Рис. 53. Винтовка Пибоди-Мартини 1869 г. с качающимся затвором: А - общий вид винтовки; Б - затвор закрыт; В - затвор открыт
Рис. 53. Винтовка Пибоди-Мартини 1869 г. с качающимся затвором: А - общий вид винтовки; Б - затвор закрыт; В - затвор открыт

Рис. 54. Винтовка Вердера 1868-1869 гг. с Качающимся затвором. Открывание затвора происходит под действием пружины, а закрывание - при взведении курка
Рис. 54. Винтовка Вердера 1868-1869 гг. с Качающимся затвором. Открывание затвора происходит под действием пружины, а закрывание - при взведении курка

Из всех затворов казнозарядных винтовок, стреляющих унитарными патронами, лучшими оказались продольно-скользящие затворы, поворачиваемые вокруг своей продольной оси для отпирания и запирания ствола, а также прямолинейно продвигаемые в ствольной коробке с помощью рукояток. Первоначально с такими затворами были игольчатые винтовки, а впоследствии - стреляющие унитарными патронами главным образом центрального воспламенения. К ним относились системы Бердана № 2 1870 г. (рис. 55-58), Маузера 1871 г. (рис. 61), Гра 1874 г. (рис. 62) и многие другие. Продольно скользящие затворы обеспечивали надежное запирание ив наилучшей степени решали задачи, связанные с экстрактированием гильз и с автоматическим (совершаемым одновременно с движениями затвора) взведением ударного механизма. Эти затворы позволяли досылать патроны одновременно с закрыванием, а не так, как это делалось в других системах - путем заталкивания патронов в ствол рукой. А главное, скользящие затворы открывали перспективы дальнейшего усовершенствования винтовок, так как на очереди стояло введение магазинных систем и подачу патронов из магазинов лучше всего можно было осуществить с помощью скользящих затворов.

Рис. 55. Пехотная винтовка Бердана № 2 образца 1870 г. с продольно-скользящим затвором
Рис. 55. Пехотная винтовка Бердана № 2 образца 1870 г. с продольно-скользящим затвором

Рис. 56. Драгунская винтовка Бердана № 2
Рис. 56. Драгунская винтовка Бердана № 2

Рис. 57. Казачья винтовка Бердана № 2
Рис. 57. Казачья винтовка Бердана № 2

Рис. 58. Карабин Бердана № 2
Рис. 58. Карабин Бердана № 2

Рис. 59. Барабанное ружье Пиппера-Нагана (производилось в Бельгии для Мексики)
Рис. 59. Барабанное ружье Пиппера-Нагана (производилось в Бельгии для Мексики)

Рис. 60. Русский солдат гвардейской пехоты, вооруженный винтовкой Бердана № 2 (по картине художника И. Прянишникова, 1880 е гг.)
Рис. 60. Русский солдат гвардейской пехоты, вооруженный винтовкой Бердана № 2 (по картине художника И. Прянишникова, 1880 е гг.)

Рис. 61. Винтовка Маузера 1871 г
Рис. 61. Винтовка Маузера 1871 г

Рис. 62. Винтовка Гра 1874 г
Рис. 62. Винтовка Гра 1874 г

Попытки, направленные на достижение все большей скорострельности ружей, предпринимались на протяжении всей истории их развития. Одновременно с разработкой однозарядных систем, достаточно надежных для принятия на вооружение, в разных странах велись работы и по созданию магазинного оружия. Поэтому вскоре же после принятия на вооружение однозарядных винтовок встал вопрос о перевооружении армий еще более скорострельными винтовками - магазинными.

К этому времени уже было создало много разных систем револьверов, в которых весьма удовлетворительно была решена проблема скорострельности и многозарядности. Естественно, что достижения в устройстве револьверов пытались использовать также применительно к ружьям, и при создании их стремились достигнуть скорострельности тем же путем, каким она достигалась в револьверах. Так, по образцу револьверов выпускались барабанные ружья. Они существовали еще в эпоху фитильного воспламенения и одно время развивались параллельно с развитием револьверов. Но в силу разного назначения револьверов и ружей и в силу вытекающих отсюда разных требований, предъявляемых к ним, ружья в своем развитии не смогли идти дальше по такому пути. Лишь на первых порах этот путь повышения скорострельности ружей казался весьма заманчивым, но с появлением унитарных патронов и с совершенствованием затворов ружей появились пути гораздо более перспективные. Отдельные образцы барабанных ружей выпускались, правда, и тогда, когда уже существовали магазинные винтовки, но конкурировать с последними они, конечно, не могли. Основной недостаток барабанных ружей - длительность перезаряжания, вызывающая большой перерыв в стрельбе, поэтому барабанные системы с появлением первых же магазинных винтовок прекратили свое развитие.

Скорострельность однозарядных ружей, стреляющих унитарными патронами, сначала пытались повысить путем применения к ним так называемых ускорителей. Некоторое, конечно очень незначительное, увеличение скорострельности при этом достигалось за счет того, что патронташ располагался не на поясе стрелка, а непосредственно на ружье, вблизи от казенной части ствола, в результате чего манипуляции стрелка при заряжании упрощались и время на поднос каждого патрона к окну ствольной коробки несколько сокращалось (рис. 63).

Рис. 63. Ускоритель заряжания к однозарядным винтовкам
Рис. 63. Ускоритель заряжания к однозарядным винтовкам

Гораздо значительнее повысилась скорострельность с применением постоянно-приставных магазинов (рис. 64). Патроны в них находились под воздействием особой пружины, подводящей их к окну ствольной коробки, куда они и попадали по одному, регулируемые движениями затвора. Однако магазины эти имели весьма значительные габариты и требовали большой затраты времени для их наполнения после израсходования всех патронов.

Рис. 64. Постоянно-приставной магазин
Рис. 64. Постоянно-приставной магазин

Этот недостаток был свойствен всем без исключения магазинам, наполняемым но одному патрону, сколь бы разнообразны по своим конструкциям они ни были. Разновидностей магазинов, предложенных во второй половине 19 в., было очень много. Появились магазины подствольные, прикладные, серединные. Последние могли быть барабанными или коробчатыми. Коробчатые магазины в свою очередь подразделялись на постоянные или съемные, с однорядным или двухрядным расположением в них патронов. Такое разнообразие технических решений одной и той же задачи свидетельствовало о том, что вопрос этот пока находится в состоянии поисков оптимального варианта и от завершения еще далек.

Большое распространение получили подствольные магазины. Патроны в этих магазинах помещались внутри металлической трубки, расположенной параллельно стволу, очень близко к нему, и находились под воздействием пружинного подавателя. В зависимости от движений затвора патроны по одному подавались в ствол. Подствольные магазины имели то преимущество, что почти не увеличивали габаритов оружия, будучи при этом достаточно емкими.

Рис. 65. Схема устройства подствольного магазина: А - при закрытом затворе очередной патрон из магазина продвигается силой пружины на подаватель; Б - при открывании затвора подаватель поднимает патрон и устанавливает его непосредственно перед входом в патронник. При продвижении затвора вперед происходит досылание патрона и опускание подавателя, принимающего из магазина следующий патрон
Рис. 65. Схема устройства подствольного магазина: А - при закрытом затворе очередной патрон из магазина продвигается силой пружины на подаватель; Б - при открывании затвора подаватель поднимает патрон и устанавливает его непосредственно перед входом в патронник. При продвижении затвора вперед происходит досылание патрона и опускание подавателя, принимающего из магазина следующий патрон

Рис. 66. Винтовка Генри 1860-1861 гг. с подствольным магазином и продольно-скользящим затвором, управляемым рычагом
Рис. 66. Винтовка Генри 1860-1861 гг. с подствольным магазином и продольно-скользящим затвором, управляемым рычагом

Рис. 67. Винтовка Генри - Винчестера 1866 г, с подствольным магазином и продольно-скользящим затвором, управляемым рычагом
Рис. 67. Винтовка Генри - Винчестера 1866 г, с подствольным магазином и продольно-скользящим затвором, управляемым рычагом

Недостатками таких магазинов были некоторая сложность подающего механизма и перемещение центра тяжести всего оружия по мере расходования из магазина патронов.

Такими же недостатками обладали и прикладные магазины (расположенные в прикладах). Так как приклад имеет меньшую длину, чем ствол, то и расположить магазин в нем можно было меньшей длины, чем под стволом, а следовательно, и менее емкий. Правда, в прикладе оказалась возможной установка магазинов не только трубчатых с прямым расположением патронов, но и других конструкций, позволявших без увеличения длины магазинов увеличивать их емкость, но все такие магазины были сложнее трубчатых.

Рис. 68. Схема устройства прикладного магазина с расположением патронов друг за другом по одной продольной оси (магазин Спенсера 1860 г.)
Рис. 68. Схема устройства прикладного магазина с расположением патронов друг за другом по одной продольной оси (магазин Спенсера 1860 г.)

Рис. 69. Схема устройства прикладного магазина с наклонным расположением патронов (система Гочкиса)
Рис. 69. Схема устройства прикладного магазина с наклонным расположением патронов (система Гочкиса)

Рис. 70. Схема устройства прикладного магазина, состоящего из трех параллельных трубок (система Манлихера, 1880 г.). Движения затвора вызывают повороты магазина вокруг продольной оси и подачу патронов поочередно из каждой трубки
Рис. 70. Схема устройства прикладного магазина, состоящего из трех параллельных трубок (система Манлихера, 1880 г.). Движения затвора вызывают повороты магазина вокруг продольной оси и подачу патронов поочередно из каждой трубки

Рис. 71. Схема устройства прикладного магазина системы Шульгофа, 1880-1881 гг. Подача патронов осуществляется при движениях затвора перемещением назад и вперед рейки с зубцами (показана внизу отдельно, вид сверху)
Рис. 71. Схема устройства прикладного магазина системы Шульгофа, 1880-1881 гг. Подача патронов осуществляется при движениях затвора перемещением назад и вперед рейки с зубцами (показана внизу отдельно, вид сверху)

Изменение массы магазинов по мере расходования патронов не перемещало центра тяжести винтовки в том случае, если применялись серединные магазины, расположенные в непосредственной близости от постоянного центра тяжести оружия. В этом отношении, а также в отношении простоты, надежности и легкости серединные магазины считались лучшими. Однако, как и все другие магазины, они могли снаряжаться только по одному патрону, то есть очень медленно.

Применение же съемных серединных магазинов, сменяемых по израсходовании патронов, имело ряд существенных недостатков, хотя и позволяло несколько повысить скорострельность. Недостатки заключались в том, что наличие нескольких магазинов у каждой винтовки делало такой способ ускорения стрельбы дорогим и перегружало стрелка или же уменьшало носимый им запас патронов.

Рис. 72. Винтовка Веттерли - Витали 1871-1887 гг. с серединным магазином. Рядом изображено приспособление для одновременного наполнения магазина четырьмя патронами. Патроны вводились в магазин вместе с этим приспособлением (деревянной рамкой), после чего оно из магазина удалялось с помощью веревочки, прикрепленной сверху
Рис. 72. Винтовка Веттерли - Витали 1871-1887 гг. с серединным магазином. Рядом изображено приспособление для одновременного наполнения магазина четырьмя патронами. Патроны вводились в магазин вместе с этим приспособлением (деревянной рамкой), после чего оно из магазина удалялось с помощью веревочки, прикрепленной сверху

В течение довольно длительного времени конструкторы не могли найти удовлетворительного решения задачи быстрого наполнения магазинов патронами, поэтому стали появляться магазинные винтовки с приспособлениями, позволявшими приостанавливать подачу патронов из магазина и пользоваться винтовкой как однозарядной, а запас патронов в магазине приберегать для критического момента боя. Такое устройство было, конечно, неудобно, так как часто стрелки не удерживались от соблазна расходования патронов из магазина еще до наступления этого критического момента, который в бою иногда просто невозможно предопределить. Наконец, к концу 80-х гг. 19 в. были найдены способы быстрого наполнения магазина сразу несколькими патронами.

Основной недостаток магазинных винтовок - малая скорость наполнения магазинов - с осуществлением нового принципа заряжания был устранен. Теперь для наполнения магазина несколькими патронами требовалось времени не больше, чем на заряжание винтовки одним патроном. Сначала был изобретен способ пачечного заряжания, а затем - заряжания с помощью обоймы (описание их приводится ниже).

Магазинные системы начали распространяться еще применительно к винтовкам, стреляющим патронами с дымным порохом, а винтовки под патрон с бездымным порохом конструировались исключительно как магазинные (речь идет о винтовках военного образца). Применительно к ним были созданы различные типы серединных магазинов, о которых сказано ниже в разделе А. "Магазинные винтовки".

Безотказной работе серединных магазинов во многом способствовала новая форма патронов - без фланца (закраины), с проточкой у дна гильзы. Такая форма их полностью исключала возможность задержки в результате зацепления верхнего патрона за нижний, что было довольно частым явлением в системах, где применялся патрон с фланцем.

Очень важным событием на пути развития стрелкового оружия стало появление бездымного пороха. Сортов его было очень много, но все они в основном имели примерно одинаковые свойства. При стрельбе боеприпасами с этим порохом чрезвычайно важным было то, что они не образовывали дыма. Отсутствие его не мешало прицеливаться при частой стрельбе и способствовало лучшей маскировке стрелков. Главное же заключалось в том, что по сравнению с дымным бездымный порох был гораздо более мощным, по крайней мере в 3-4 раза. Это позволяло значительно уменьшить и облегчить патроны, улучшив при этом их баллистические качества. Уменьшение патронов в свою очередь позволило уменьшить и облегчить винтовки, разгрузить стрелка или увеличить носимый им запас патронов.

Постепенное уменьшение калибра винтовок наблюдалось на всем пути их развития. Оно оказывалось возможным по мере внедрения таких усовершенствований и изобретений, какими явились нарезы, продолговатые пули, унитарные патроны. Уменьшить калибр оказалось возможным и после введения бездымного пороха. Так, с начала 19 в. до появления бездымного пороха калибр уменьшился примерно с 18 до 8-6,5 мм. При применении бездымного пороха оказалось, что винтовки, имевшие такие уменьшенные калибры, обладали наилучшими баллистическими качествами в сочетании с необходимым убойным действием.

Столь значительное уменьшение калибра позволило еще более облегчить винтовку. Так, к концу 19 в. появившиеся в разных странах магазинные винтовки, стреляющие патронами с бездымным порохом, имели массу, в среднем равную 4 кг, причем масса самых тяжелых образцов не превышала 4,55 кг (речь идет о массе винтовок без штыков).

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Евко В.В., Злыгостев А.С., 2001-2020
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://weapons-world.ru/ 'Оружие и военная история'

Рейтинг@Mail.ru