НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ВООРУЖЕНИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Теперь мне, изобретателю из народа, будет для кого работать"

В. А. Дегтярев

С огромным воодушевлением встретил Великую Октябрьскую социалистическую революцию Василий Алексеевич Дегтярев. Он понимал, что теперь для него, как и для всего народа, открыты все пути к светлой и радостной жизни. Однако его глубоко беспокоило, как отнесется к революции его учитель и друг Владимир Григорьевич Федоров - в то время уже видный конструктор, генерал. Октябрьская революция оказала решающее влияние на политическое формирование В. Г. Федорова. В первые же дни Октября он пришел к выводу, что должен быть на стороне революционного народа. Он увидел в пролетарской революции ту прогрессивную силу, которая была способна преобразить страну и создать новую, счастливую жизнь для трудящихся. Поэтому, как представитель лучшей части русской интеллигенции, В. Г. Федоров сразу же начал активную деятельность по укреплению Вооруженных Сил молодого Советского государства, продолжив свою работу конструктора-оружейника. И новая власть, поверив в патриотизм и приверженность его делу трудового народа, доверила талантливому военному ученому и инженеру большую и ответственную работу. Это было ярким проявлением ленинской заботы об использовании военных специалистов царской России.

1918 год страна встречала в голоде и холоде. Тоньше стали ломтики хлеба в пайках, длиннее очереди голодных, иззябших людей. 18 февраля войска Германии возобновили военные действия против Республики Советов. Наступили тревожные дни. 21 февраля был опубликован написанный В. И. Лениным декрет-воззвание "Социалистическое отечество в опасности!". Партия призвала парод к вооруженной защите завоеваний Октября.

Но вооруженная защита молодой Советской республики от интервентов требовала не только красноармейских полков, но и оружия для их оснащения. Наряду с другими мероприятиями по увеличению выпуска оружия Советское правительство приняло решение об организации производства и выпуска 6,5-мм автоматов Федорова под японский патрон на недостроенном пулеметном заводе датского оружейного синдиката, строительство которого было начато в 1916 г. в городе Коврове.

Для наблюдения и общего руководства работами по организации производства автоматов на Ковровский завод был командирован автор системы В. Г. Федоров, прибывший туда 9 марта 1918 г. По приглашению В. Г. Федорова в Ковров переехал В. А. Дегтярев, а вслед за ним на новый завод отбыли свыше 100 оружейников Сестрорецкого завода, из которых, однако, не все доехали до нового места работы.


Идея создания в России особого оружейного завода для изготовления автоматического оружия зародилась в начале 1916 г. Как свидетельствует А. А. Маниковский, в это время в Главное артиллерийское управление поступило четыре предложения на строительство пулеметного завода, которые были подвергнуты детальному рассмотрению*.

* (См.: Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну 1914-1918 гг., с. 302-306.)

Киевский миллионер М. И. Терещенко предлагал построить завод для изготовления 10 тыс. пулеметов системы Максима облегченного типа с производительностью до 40 пулеметов в сутки. Однако его предложение не могло быть принято, так как он рассчитывал не только построить завод на средства казны, но и оборудовать его и наладить производство исключительно техническими силами казенных оружейных заводов, сам же Терещенко должен был стать "директором правления", "душой предприятия" и получать львиную долю барышей.

Более серьезным было предложение опытного инженера, владельца Петроградского машиностроительного завода И. А. Семенова, просившего выдать его заводу заказ на 10 тыс. пулеметов, который он предполагал выполнить в течение трех лет. Однако, ознакомившись более детально с характером пулеметного производства, он пришел к выводу, что переоценил свои силы и возможности, и от заказа отказался.

Третье предложение поступило от довольно сомнительного русского акционерного общества "Пулемет" и носило явно спекулятивный характер.

Наиболее заманчивой была четвертая заявка - от датского оружейного синдиката, предложившего перенести в Россию производство ружей-пулеметов Мадсена, уже изготовлявшихся на одном из оружейных заводов синдиката в Копенгагене, вместе с необходимым оборудованием, набором калибров, инструментов и приспособлений. Производство должны были наладить датские инженеры, техники, мастера и квалифицированные рабочие. Таким образом, речь шла о перенесении на новое место уже функционировавшего, вполне налаженного производства с последующей передачей завода, по выполнении заказа, в казну. Предложение датчан было признано заслуживающим внимания, и новый образец ручного пулемета Мадсена подвергся тщательным испытаниям.

Испытания, производившиеся в Офицерской стрелковой школе в Ораниенбауме в присутствии В. Г. Федорова, дали положительные результаты, и вскоре от правительства было получено разрешение дать заказ синдикату на изготовление 15 тыс. пулеметов системы Мадсена. Вся же потребность армии в таких пулеметах по определению военных специалистов составляла 110 тыс. штук.

Место строительства завода в небольшом тихом городке Владимирской губернии Коврове, расположенном на живописном берегу реки Клязьмы, было выбрано не случайно. Решающую роль при выборе места строительства сыграли проходившая вблизи города оживленная Московско-Нижегородская железнодорожная магистраль, удаленность города от линии фронта, а также наличие богатых местных запасов топлива и строительных материалов (лес, торф, бутовый камень, известняк).

Вся подготовительная работа по строительству завода осуществлялась датчанами через посредничество Первого русского акционерного общества ружейных и пулеметных заводов, возникшего на базе Петроградского филиала шведской фирмы "А. Джонсон и К°"*. Из Копенгагена в Петроград одна за другой летели телеграммы, свидетельствовавшие о большой спешке начатой кампаний, которая сулила датским предпринимателям большие барыши.

* (Петроградский филиал указанной фирмы возник 22 декабря 1915 г. в соответствии с контрактом, заключенным между А. Джонсоном и петроградским купцом 1-й гильдии Д. Л. Лурье, который был назначен главным директором филиала. Контрактом предусматривалось право договаривающихся сторон основывать акционерные общества.)

Однако, как свидетельствуют материалы специальной комиссии, созданной для обследования завода в 1919 г., русское правительство не пожелало, чтобы новый оружейный завод находился в руках иностранцев. Датский оружейный синдикат вынужден был продать подряд на строительство завода Первому русскому акционерному обществу ружейных и пулеметных заводов. Для ведения дел было выбрано смешанное русско-датское правление. При этом датский синдикат должен был предоставить заводу специалистов, заказать и поставить станки, а также субсидировать завод до начала получения авансов от русского правительства.

Распределение функций между русской и датской частнопредпринимательскими организациями чрезвычайно усложняло и запутывало ведение дел, вызывало частую смену администрации завода. Так, меньше чем за два года на заводе сменилось три главных директора, два коммерческих директора и технический директор. Неразбериха в управлении, отсутствие четкости и слаженности в работе отрицательно сказывались как на ходе строительных работ, так и на налаживании производства.

Непосредственно строительство завода было начато 27 августа 1916 г. Все строительные работы были поручены петроградской строительной фирме инженера И. Н. Квиля и велись под руководством старшего инженера С. И. Оршанского. Фирма обязалась возвести три основных производственных корпуса к 1 февраля 1917 г.

Однако строительство затянулось надолго. К осени 1917 г. были возведены стены и положены железобетонные перекрытия первого производственного корпуса "А". Из заказанных за границей станков была доставлена лишь часть, остальные из-за осложнившейся международной обстановки застряли где-то в Скандинавии. Были закуплены сталь, материалы, прибыла часть калибров, инструментов и приспособлений, изготовленных в Копенгагене. На все это потребовались значительные средства, которых ни Первое русское акционерное общество ружейных и пулеметных заводов, ни датский оружейный синдикат изыскать не могли.

Для более быстрого налаживания производства еще в 1916 г. было принято решение о строительстве временного деревянного корпуса "Б". В ноябре 1916 г. он был построен и в нем началась установка оборудования, причем значительно медленнее, чем это предполагалось.

Анализируя впоследствии причины неудач, постигших завод, В. Г. Федоров, в частности, отмечал:

● Основная, правильная сама по себе идея, положенная в то время в основание завода, а именно, возможность скорейшей "пересадки производства" путем привлечения опытного персонала и переноса базы установки с датского завода на деле ввиду внешнеполитических осложнений оказалась одной из самых главных причин громадных затруднений и крайней медленности установки производства. Во время войны в 1917 г. в России уже были использованы все имеющиеся технические силы - инженеры, мастера, квалифицированные рабочие; для нового завода их можно было сманивать лишь с других заводов или приглашать из-за границы*.

* (Федоров В. Г. Оружейное дело на грани двух эпох, ч. 3, с. 28.)

Строительство пулеметного завода началось в тревожное для царской России время. Империалистическая война, огромной тяжестью обрушившаяся на плечи трудящихся, крайне обострила классовые противоречия в стране. По всей России накапливались могучие революционные силы, чтобы свергнуть ненавистный самодержавный строй. Неспокойно было и в Коврове, где велось строительство завода. Голод, отсутствие топлива, жестокая эксплуатация делали жизнь рабочих невыносимой.

Крайне тяжелым было положение рабочих пулеметного завода. Здесь особыми привилегиями пользовались датчане; оплата их труда была выше, жили они в удобных квартирах, обставленных специально выписанной из-за границы мебелью, на заводе для них было организовано отдельное питание. Русских же рабочих нанимали лишь на самые тяжелые и низкооплачиваемые работы.

Известие о свержении самодержавия рабочие и солдаты Коврова встретили с ликованием. 28 февраля уездный комитет РСДРП (б) провел демонстрацию, к которой присоединился расквартированный в городе 250-й пехотный полк. Не остались в стороне от революционного движения и рабочие-оружейники нового завода.

Большая заслуга в этом принадлежит Николаю Самуиловичу Абельману (1887-1918). Принятый на завод в феврале 1917 г. в качестве заведующего технической конторой по постройке завода, молодой инженер-механик с первых же дней завоевал среди рабочих авторитет и уважение. Член КПСС с 1913 г., активный участник революционного движения С. А. Чистов писал о нем:

● Рабочие знали Абельмана и уважали его. Всегда аккуратный, подтянутый, он производил хорошее впечатление. Николаю Самуиловичу не более 35 лет. Роста он, пожалуй, несколько выше среднего, брюнет с правильными чертами лица, с небольшими усами и умными глазами...

На рабочих собраниях Николай Самуилович сосредоточен и порывист. Свою речь он начинает, еще входя на трибуну. "Этот в карман за словом не полезет", - говорили про него рабочие*.

* (Чистов С. А. Возвращенные письма. Владимир, 1957, с. 96-97.)

5 марта 1917 г. на первом легальном собрании городской партийной организации, состоявшемся на квартире большевика И. С. Агапова, Н. С. Абельман был принят в партию.

Активный участник революционного движения, член Ковровского уездного комитета РСДРП (б), а позднее его председатель, Н. С. Абельман проводил большую агитационную работу среди рабочих своего завода. На пулеметном заводе работало немало меньшевиков и эсеров, которые всячески старались дискредитировать большевиков в глазах рабочих, подорвать их растущий авторитет. На заводских и городских митингах и собраниях Н. С. Абельман часто вступал в яростные схватки с ними*.

* (Н. С. Абельман, будучи делегатом V Всероссийского съезда Советов, погиб в Москве в 1918 г. при подавлении левоэсеровского мятежа.)

После свержения царизма на заводе были избраны комиссии рабочего контроля и заводской комитет.

Несмотря на сильное влияние меньшевиков и эсеров, эти выборные заводские организации играли заметную роль в борьбе рабочих за удовлетворение своих экономических требований. С 20 марта при непосредственном участии завкома была налажена выдача всем рабочим и служащим завода печеного черного хлеба (два фунта в день) по специальным карточкам с семью талонами, соответствующими дням недели; стоимость хлеба удерживалась из заработной платы. Администрация, напуганная ростом революционных настроений в рабочей среде, вынуждена была считаться с требованиями, предъявляемыми заводскими рабочими организациями.

Под руководством большевиков рабочие завода сплачивались, закалялись в пролетарской борьбе. В знак протеста против незаконных увольнений на заводе проводились забастовки. Первая была организована металлистами, длилась две недели и закончилась победой рабочих. Вторая забастовка была организована чернорабочими, которых поддержали металлисты, объявив "итальянскую" забастовку: все рабочие являлись к своим станкам вовремя, но к работе не приступали. Через четыре дня администрация вынуждена была пойти на уступки.

6 марта 1917 г. в Коврове был организован Совет рабочих депутатов, первым председателем которого был избран учитель-большевик А. Н. Барсуков. В конце мая Совет был преобразован в Совет рабочих и солдатских депутатов.

Городская организация РСДРП (б) много внимания уделяла созданию профессиональных союзов - массовых организаций трудящихся. В марте в городе начал действовать профессиональный союз текстильщиков, одновременно с ним был создан союз металлистов, инициаторами организации которого были рабочие механоремонтных мастерских текстильной фабрики Треумова. А вскоре рабочие трех заводов - пулеметного, Свидерского и Першина - организовали общий союз металлистов*. Профсоюзы являлись для рабочих школой пролетарской борьбы, единства и непримиримости к эксплуататорам.

* (См.: Чистов С. А. Ковровские большевики в борьбе за Октябрьскую революцию, Владимир, 1948, с. 24-25.)

Администрация пулеметного завода, боясь волнений, все чаще шла на уступки рабочим. Так, 20 апреля зарплата каменщикам первой руки была повышена на 10 копеек за час, малярам - на 15 копеек. Через месяц было отдано распоряжение выдавать столярам инструменты за счет завода, выплачивать рабочим квартирные в размере 10 рублей в месяц, предпраздничный семичасовой рабочий день оплачивать как восьмичасовой; завкому было выделено в столярной мастерской помещение с необходимой мебелью; для оказания медицинской помощи рабочим сооружен временный приемный покой и установлены часы приема больных; в типографии были заказаны расчетные книжки для рабочих. 6 июня заводоуправление установило твердые расценки мастерам, кузнецам, кровельщикам, возчикам; ввело выплату квартирных ученикам (5 рублей в месяц) и повысило им зарплату - с 15 до 20 копеек за час работы. 13 июня были установлены твёрдые расценки молотобойцам; 26 июня объявлена постоянная цена на хлеб, получаемый из заводской пекарни.

Все теснее сплачивались рабочие вокруг большевистского ядра, вокруг Абельмана. Их ряды пополнялись новыми силами. Так, в июле на завод из Сормова прибыли преданные делу революции товарищи Бурухин (будущий директор завода), Чехлов, Воронин, Матяшин, из Сестрорецка Азолин и другие.

В борьбе за свои экономические и политические требования рабочие пулеметного завода чувствовали крепкую поддержку Ковровского уездного комитета РСДРП (б) и Совета рабочих и солдатских депутатов, руководимого большевиками. В свою очередь большевики и Советы в любое время могли рассчитывать на поддержку рабочих.

Воззвание Петроградского Совета, возвестившее о низложении Временного правительства, было встречено с большим воодушевлением. 26 октября исполнительным комитетом уездного Совета рабочих и солдатских депутатов был создан Военно-революционный комитет, к которому перешла вся власть в Коврове и уезде. Общее собрание Совета, на котором присутствовало много рабочих и солдат, единогласно приняло предложение отправить приветственную телеграмму Совету Народных Комиссаров. По докладу Н. С. Абельмана собрание приняло постановление, в котором, в частности, говорилось:

● Поручить исполнительному комитету совместно с представителями профсоюзов и фабрично-заводских комитетов разработать проведение в жизнь декрета о рабочем контроле над производством*.

* (Цит. по: Чистов С. А. Ковровские большевики в борьбе за Октябрьскую революцию, с. 45.)

Так под руководством партийной организации большевиков Коврова завершилась победой борьба за Советскую власть одного из отрядов российского пролетариата. И в этой борьбе немалую роль сыграли рабочие пулеметного завода.

В первые годы Советской власти Красной Армии приходилось сражаться с оружием, доставшимся от старой царской армии, которая не имела отечественного стрелкового автоматического оружия, а была наводнена устаревшими иностранными системами. В первой половине 1918 г. иностранными империалистами совместно с внутренней контрреволюцией была начата военная интервенция и развязана гражданская война. Это вызвало необходимость увеличения численности Красной Армии, потребности которой в вооружении и боеприпасах уже не могли удовлетворяться за счет сохранившихся небольших запасов. Остро встал вопрос о техническом оснащении быстро растущих Вооруженных Сил нашей страны, снабжении их оружием, боеприпасами, обмундированием и другим боевым снаряжением.

Для этого нужно было прежде всего обследовать те заводы и фабрики, которые до революции работали на оборону, определить степень обеспеченности их сырьем, топливом, оборудованием, рабочей силой и принять меры по быстрейшему вводу их в действие. В результате проведенного учета было установлено, что к лету 1918 г. из более чем 50 казенных и частных промышленных предприятий, арсеналов и мастерских в рабочем состоянии находится лишь несколько заводов*. Значительная часть предприятий стояла из-за отсутствия сырья, топлива, износа оборудования; часть бездействовала в эвакуации; некоторые предприятия оказались на территории, оккупированной врагом; ряд заводов переключился на производство мирной продукции.

* (См.: Кляцкин С. М. Из истории организации производства вооружения, боеприпасов и боевого снабжения Красной Армии в 1918-1920 гг. - В кн.: Доклады и сообщения Института истории АН СССР. М., 1957, вып. 11, с. 74.)

Руководство военными заводами осуществлялось Главным артиллерийским управлением, а непосредственно на заводах - старыми специалистами, значительная часть которых не верила в прочность Советской республики и сочувствовала прежней власти. Проводя открытый и скрытый саботаж как в управлениях военного ведомства, так и на военных заводах, эти специалисты срывали мероприятия Советского правительства по наращиванию производства вооружения.

Из трех казенных заводов, производивших стрелковое оружие, Сестрорецкий был эвакуирован в Златоуст и Подольск и не работал, Ижевский был захвачен белогвардейцами, а Тульский прекратил выпуск продукции еще в декабре 1917 г. из-за нехватки сырья и топлива.

Строящийся новый пулеметный завод в Коврове находился в катастрофическом положении. Финансово-хозяйственные дела были крайне запутаны. Завод не имел хозяев. Избранное еще в 1916 г. Первым русским акционерным обществом ружейных и пулеметных заводов петроградское правление завода фактически распалось.

В трудное для страны и завода время прибыли в Ковров в начале 1918 г. В. Г. Федоров (в качестве технического директора) и мастер-оружейник В. А. Дегтярев.

По приезде В. Г. Федорова на завод было созвано совещание административного персонала и заводских организаций, на котором директор завода Войтекевич доложил, что все денежные средства истрачены, а на получение новых ассигнований нет никаких надежд. Хотя две партии пулеметов Мадсена (50 и 300 экземпляров) находились в стадии изготовления, результаты стрельбы из первых 10 собранных образцов неудовлетворительны. На сборку оставшихся 340 пулеметов требовалось шесть месяцев. За это время только на зарплату рабочим необходимо 2,5-3 млн. рублей, а максимальная прибыль после выполнения заказа могла составить лишь 500 тыс. рублей.

Основываясь на этих расчетах, Войтекевич считал, что изготовление пулеметов Мадсена следует прекратить. А в связи с тем что аванс в размере около 3 млн. рублей, отпущенный на изготовление автоматов Федорова образца 1916 г., израсходован на пулеметы Мадсена, директор считал необходимым завод закрыть, оставив лишь конструкторское бюро по доработке чертежей и небольшую опытную мастерскую для изготовления деталей автомата Федорова кустарным способом*.

* (См.: Федоров В. Г. Оружейное дело на грани двух эпох, 13, с. 5.)

Совещание согласилось с доводами администрации. 21 марта завод был временно закрыт, производство пулеметов Мадсена и все строительные работы приостановлены. Продолжались работы только по подготовке к производству автоматов системы Федорова.

Таким образом, производство первых отечественных автоматов приходилось организовывать в крайне неблагоприятных условиях. Весь штат завода в это время составлял всего около 60 человек, поэтому имевшееся в большом количестве станочное оборудование бездействовало. Первое, с чего пришлось начинать, - это переработка чертежей, поскольку в Советской России специальным декретом вводилась метрическая система, а рабочие чертежи автомата на Сестрорецком оружейном заводе были составлены в дюймах.

Вскоре над пулеметным заводом нависла новая угроза. Он был включен в число заводов, в данный момент не нужных правительству и подлежащих закрытию. В. Г. Федоров понимал, что от судьбы завода в конечном счете зависела судьба отечественного автоматического стрелкового оружия. Поэтому он представил начальнику снабжения армии А. А. Маниковскому подробный доклад о положении дел на заводе и перспективах развития производства. Маниковский направил в Законодательно-финансовое управление подробное разъяснение, в котором, в частности, указывалось, что к группе заводов, необходимых в будущем военному ведомству, относится новый Ковровский завод, который в настоящее время надлежит закрыть, но непременно оставить на нем в действии конструкторское бюро и инструментальную мастерскую, дабы в нужное время сразу возобновить пулеметное производство*.

* (См.: Федоров В. Г. Оружейное дело на грани двух эпох, ч. 3, с. 6.)

Судьба завода была решена. В июне 1918 г. ему был отпущен аванс в размере 2 700 тыс. рублей, что позволило продолжить работы по подготовке производства автоматов Федорова.

Однако еще не был решен вопрос о принадлежности завода. 22 марта 1918 г. заводские рабочие организации обратились в ВСНХ с официальным ходатайством о национализации пулеметного завода:

● ...Ввиду крайне тяжелого финансового положения нашего завода и невозможности дальнейшего пребывания в том положении, в котором мы сейчас находимся, обращаемся... с просьбой сделать... все зависящее для спасения нашего предприятия путем национализации его*.

* (Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших, органов государственной власти и органов государственного управления СССР, ф. 4341, д. 62, л. 19 (далее - ЦГАОР СССР).)

Однако неудачливые коммерсанты из Первого русского акционерного общества ружейных и пулеметных заводов, которые были выметены из России революцией, все еще не теряли надежды на возвращение своих капиталов. Датское правительство, боясь национализации завода, в свою очередь поторопилось заявить, что "ни в коем случае не разрешает ни конфисковать, ни реквизировать недвижимое имущество, которое составляет всецело собственность датских подданных"*.

* (ЦГАОР СССР, ф. 3949, Д. 7, л. 18.)

Поэтому национализация требовала большой осторожности, детального изучения всех дел завода и не могла произойти сразу. Между тем дальнейшее существование завода было не обеспечено. Техническому директору В. Г. Федорову приходилось часто выезжать в Москву для урегулирования финансовых вопросов. Прямым следствием крайнего недостатка денежных средств и несвоевременной выдачи зарплаты рабочим явился постепенный уход многих квалифицированных работников, заменить которых было некем. Для изготовления опытных образцов оружия мастерской были необходимы вертикально-фрезерные станки, которые были заказаны за границей, но в Россию так и не прибыли. Положение на Ковровском пулеметном заводе мало чем отличалось от положения на Сестрорецком, Ижевском и Тульском оружейных заводах. Практически он не работал и нуждался в коренной реорганизации.

Не давали продукции патронные, капсюльные и пороховые заводы. Немногим лучше обстояло дело на орудийных заводах*. Такое состояние военной промышленности сказывалось на вооружении Красной Армии, численность которого к середине 1918 г. по сравнению с численностью вооружения русской армии в 1917 г. резко уменьшилась: орудий - примерно в 6 раз, снарядов - в 4,7, винтовок - в 4, пулеметов - в 3,5 и патронов - в 2,7 раза**.

* (См.: Кляцкин С. М. Из истории организации производства вооружения, боеприпасов и боевого снабжения Красной Армии в 1918-1920 гг., с. 74.)

** (См.: Глотов И. А. В. И. Ленин и вооружение Красной Армии в годы гражданской войны. - В кн.: Сборник исследований и материалов Артиллерийского исторического музея. Л., 1958, вып. 2, с. 10.)

Коммунистическая партия и Советское правительство учитывали, что без развертывания военного производства боевая деятельность войск не будет иметь успеха. Поэтому с первых дней военной интервенции и гражданской войны усилия рабочего класса были направлены на преодоление хозяйственной разрухи и организацию военного производства. Срочными мерами была приостановлена демобилизация промышленности, работавшей на нужды обороны. В результате огромного напряжения сил и творческой энергии пролетариата, строжайшей экономии оставшегося сырья и топлива, правильного учета и распределения сил и средств удалось пустить в ход немногие уцелевшие предприятия и обеспечить, хотя и минимально, потребности Красной Армии в оружии.

В течение апреля - июня 1918 г. на тульских оружейном и патронном заводах шла подготовка к пуску. В июле они дали первую продукцию. В частности, оружейный завод в июле 1918 г. выпустил 8350 винтовок и 480 станковых пулеметов. Развертывалось производство артиллерийского вооружения; налаживалось производство на эвакуированных заводах и на тех, которые находились в освобожденных районах. Кроме того, в ряде городов были открыты мастерские по ремонту неисправного вооружения.

Постепенно увеличивающееся военное производство позволило Советскому правительству формировать армию с уверенностью, что минимальные потребности ее в оружии и боеприпасах будут удовлетворены.

Однако фактическая вооруженность полков и дивизий Красной Армии, в том числе автоматическим оружием, была значительно ниже предусмотренной штатами. Полк или дивизия, имевшие штатное количество пулеметов, являлись редким исключением. Для вооружения 125 бригад пехоты и 9 бригад конницы, находившихся на фронтах и формировавшихся во внутренних военных округах, к 1 февраля 1919 г. до штатного количества не хватало 65 процентов пулеметов, а в резервных войсках, высылавших пополнения на фронт, их было лишь около 20 процентов*. Такой же дефицит был и в других видах оружия.

* (См.: Кляцкин С. М. Из истории организации производства вооружения, боеприпасов и боевого снабжения Красной Армии в 1918-1920 гг., с. 84.)

Для более рационального использования вооружения Революционный военный совет Республики по указанию Совета Обороны 10 марта 1919 г. принял постановление о сокращении количества пулеметов и орудий в стрелковых дивизиях до 50 процентов. Разумеется, это была вынужденная мера, вызванная тяжелым состоянием оборонной промышленности.

Важным шагом в развитии оборонной промышленности явилось решение Советского правительства об открытии Ковровского пулеметного завода и возобновлении прежних контрактов. 17 декабря 1918 г. В. Г. Федорову было приказано прибыть в Чрезкомснаб* для выяснения возможностей принятия заказа на изготовление его автоматов и ручных пулеметов Мадсена. Технический директор в своем докладе отметил чрезвычайную трудность для завода выполнить одновременно оба заказа ввиду большой нехватки рабочих, недостатка оборудования инструментальной мастерской, не рассчитанной на изготовление в сжатые сроки значительного количества калибров, инструментов и приспособлений одновременно для двух систем автоматического оружия, к тому же одновременная организация производства двух образцов могла значительно задержать их выпуск.

* (Чрезвычайная комиссия по снабжению Красной Армии.)

И все же потребность Красной Армии в автоматическом оружии была настолько велика, что вопрос об организации выпуска систем Мадсена и Федорова не был снят. В. Г. Федоров предложил для налаживания производства автоматов его системы и пулеметов Мадсена определить очередность. Внимательно оценив реальные возможности, Главное артиллерийское управление отдало предпочтение отечественному образцу, так как автомат Федорова был значительно легче пулемета Мадсена и создан на базе автоматической винтовки, положительно зарекомендовавшей себя на испытаниях 1908-1914 гг.; автомат был приспособлен вести как непрерывную, так и одиночную стрельбу, тогда как пулемет Мадсена обеспечивал только непрерывный огонь. Кроме того, автомат Федорова, как уже отмечалось, был разработан под малокалиберный патрон с улучшенной баллистикой, под который предполагалось вести разработки всех новых образцов стрелкового оружия.

22 июня 1919 г. заводу было дано предписание сосредоточить все силы и средства на изготовлении калибров, инструментов и приспособлений к автомату системы Федорова. Размер заказа оставался прежним - 9 тыс. экземпляров*. На заводе была создана комиссия для выработки приемных лекал и шаблонов, в которую вошли инженеры В. Г. Федоров, П. П. Третьяков и Г. А. Апарин.

* (Вопрос о налаживании во вторую очередь производства ружей- пулеметов системы Мадсена был впоследствии снят дальнейшим ходом развития производства отечественного автоматического оружия.)

Первые же месяцы работы на заводе принесли Владимиру Григорьевичу Федорову заслуженное уважение и большую популярность среди технического персонала и рабочих.

● Владимир Григорьевич Федоров, - вспоминает видный советский оружейник Герой Социалистического Труда С. Г. Симонов, - обладал интуицией умного руководителя, прошедшего нелегкий путь изобретателя в старое время. Владимир Григорьевич как-то сразу расположил к себе коллектив завода своей приветливостью, оставаясь в то же время требовательным. Постепенно вводил нас в область изобретательства, давал советы, как улучшить производство автоматов, столь необходимых для Красной Армии, защищавшей завоевания Великого Октября на многочисленных фронтах.

В январе 1919 г. заводские рабочие организации внесли предложение избрать В. Г. Федорова директором завода. Это предложение было утверждено. Техническим директором в это время назначается главный инженер завода Н. И. Жуков. В связи с новым назначением В. Г. Федоров с 1 февраля 1919 г. всецело занимается проблемами, связанными с созданием и производством автоматического оружия.

В. Г. Федоров считал, что изобретательство из удела одиночек должно превратиться в коллективное творчество. И хотя у молодой Страны Советов не всегда находились необходимые средства для финансирования опытных конструкторских работ, материалы и оборудование для изготовления опытных образцов, Федоров верил, что все эти трудности, вызванные войной и разрухой, носят временный характер, и то, что не удавалось сделать в России царской, будет сделано в России Советской*.

* (См.: Болотин Д. Н. Советское стрелковое оружие за 50 лет, с. 39.)

Значительным вкладом В. Г. Федорова в развитие отечественной школы автоматического оружия явилось создание при новом пулеметном заводе Проектно-конструкторского бюро (ПКБ), в котором он воспитал многих талантливых советских конструкторов-оружейников.

● Как нельзя было после мировой войны оставаться с прежней сетью заводов военной промышленности, - напишет позднее В. Г. Федоров, - так нельзя было оставлять без коренной реорганизации и без проведения особых мер прежние методы разработки новых образцов стрелкового оружия... Чтобы наверстать упущенное время, надо было, конечно, совершенно реорганизовать методы конструирования опытных образцов нового оружия, что и могло иметь место только при создании новых аппаратов, а именно ПКБ со специальным штатом, постоянно работающим в данной области...*

* (Федоров В. Г. Оружейное дело на грани двух эпох, ч. 3, с. 49.)

● Мной было организовано в 1918 году первое Проектно-конструкторское бюро, - отметил Владимир Григорьевич, - сперва в виде отдельной опытной образцовой мастерской для изготовления опытных образцов ружей и пулеметов, которой заведовал В. А. Дегтярев, а потом и с расширением его до 3 отделов: проектного, научно-исследовательского и той же опытной мастерской*.

* (Там же, ч. 1, с. 131.)

Опытная мастерская, которую возглавил В. А. Дегтярев, состояла из слесарного и станочного участков. Мастером слесарного участка был назначен Алексей Иванович Кузнецов, мастером станочного - Иван Михайлович Пейдеман. Большинство рабочих опытной мастерской были высококвалифицированными, опытными мастерами своего дела. Опытная мастерская явилась той основой, на которой сформировался коллектив первого в Советской России Проектно-конструкторского бюро.

ОБРАЗЦЫ СТРЕЛКОВОГО ВООРУЖЕНИЯ
7,62-мм автоматическая винтовка системы Федорова. Опытный образец 1912 г.
7,62-мм автоматическая винтовка системы Федорова. Опытный образец 1912 г.

6,5-мм автоматическая винтовка системы Федорова. Опытный образец 1913 г.
6,5-мм автоматическая винтовка системы Федорова. Опытный образец 1913 г.

6,5-мм автомат системы Федорова образца 1916 г.
6,5-мм автомат системы Федорова образца 1916 г.

6,5-мм ручной пулемет системы Федорова и Дегтярева с воздушным охлаждением по типу пулемета Льюиса. Опытный образец 1921 г.
6,5-мм ручной пулемет системы Федорова и Дегтярева с воздушным охлаждением по типу пулемета Льюиса. Опытный образец 1921 г.

6,5-мм ручной пулемет системы Федорова и Дегтярева. Опытный образец 1922 г.
6,5-мм ручной пулемет системы Федорова и Дегтярева. Опытный образец 1922 г.

6,5-мм ручной пулемет системы Федорова и Дегтярева с водяным охлаждением. Опытный образец 1922 г.
6,5-мм ручной пулемет системы Федорова и Дегтярева с водяным охлаждением. Опытный образец 1922 г.

6,5-мм спаренный ручной пулемет системы Федорова и Шпагина. Опытный образец 1922 г.
6,5-мм спаренный ручной пулемет системы Федорова и Шпагина. Опытный образец 1922 г.

6,5-мм авиационный пулемет системы Федорова и Дегтярева. Опытный образец 1922 г.
6,5-мм авиационный пулемет системы Федорова и Дегтярева. Опытный образец 1922 г.

6,5-мм строенный авиационным пулемет системы Федорова и Дегтярева. Опытный образец 1925 г.
6,5-мм строенный авиационным пулемет системы Федорова и Дегтярева. Опытный образец 1925 г.

6,5-мм спаренный танковый пулемет системы Федорова, Иванова и Шпагина. Опытный образец 1924 г.
6,5-мм спаренный танковый пулемет системы Федорова, Иванова и Шпагина. Опытный образец 1924 г.

7,62-мм ручной пехотный пулемет системы Дегтярева образца 1927 г. (ДП)
7,62-мм ручной пехотный пулемет системы Дегтярева образца 1927 г. (ДП)

7,62-мм авиационный турельный пулемет системы Дегтярева образца 1928 г. (ДА) без прицела и шкворневого устройства
7,62-мм авиационный турельный пулемет системы Дегтярева образца 1928 г. (ДА) без прицела и шкворневого устройства

7,62-мм танковый пулемет системы Дегтярева образца 1929 г. (ДТ) на сошках
7,62-мм танковый пулемет системы Дегтярева образца 1929 г. (ДТ) на сошках

Спаренная турельная установка двух 7,62-мм авиационных пулеметов системы Дегтярева образца 1930 г. (ДА-2)
Спаренная турельная установка двух 7,62-мм авиационных пулеметов системы Дегтярева образца 1930 г. (ДА-2)

12,7-мм станковый пулемет системы Дегтярева и Шпагина образца 1938 г. на станке Колесникова (ДШК)
12,7-мм станковый пулемет системы Дегтярева и Шпагина образца 1938 г. на станке Колесникова (ДШК)

7,62-мм станковый пулемет системы Дегтярева образца 1939 г. (ДС)
7,62-мм станковый пулемет системы Дегтярева образца 1939 г. (ДС)

7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева образца 1934/38 гг.
7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева образца 1934/38 гг.

Пистолет-пулемет системы Шпагина образца 1941 г. (ППШ-41)
Пистолет-пулемет системы Шпагина образца 1941 г. (ППШ-41)

7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева образца 1940 г. (ППД-40)
7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева образца 1940 г. (ППД-40)

14,5-мм однозарядное противотанковое ружье системы Дегтярева (ПТРД)
14,5-мм однозарядное противотанковое ружье системы Дегтярева (ПТРД)

7,62-мм станковый пулемет системы Горюнова образца 1943 г. (СГ-43)
7,62-мм станковый пулемет системы Горюнова образца 1943 г. (СГ-43)

Ручной пулемет системы Дегтярева (РПД) под патрон образца 1943 г.
Ручной пулемет системы Дегтярева (РПД) под патрон образца 1943 г.

● Теперь я мог свободно творить и изобретать, - вспоминал В. А. Дегтярев.- Родная мне Советская власть предоставила в мое распоряжение опытную мастерскую. А самое главное, передо мной открылась ясная цель - работать для своего свободного народа, творить для своего рабоче-крестьянского государства. Я знал, что любое мое изобретение будет поддержано и государство всегда окажет мне необходимую помощь*.

* (Дегтярев В. А. Моя жизнь, с. 95.)

В то время В. А. Дегтярев, как никогда, ощущал, что его труд нужен народу. Это чувство прибавляло энергии, рождало желание работать с полной отдачей сил для молодой Республики, которая испытывала острейшую потребность в оружии.

● Советские автоматы Федорова, - писал В. А. Дегтярев, - были нашим первым серьезным вкладом в вооружение красных полков...*.

* (Там же.)

К июлю 1919 г. работы по налаживанию производства автоматов в основном закончились: были полностью разработаны рабочие чертежи и операционная технология, чертежи приспособлений, инструмента и рабочих калибров; инструментальная мастерская завода изготовила часть технологической оснастки. В малом корпусе завода - единственном готовом здании, где размещалось 237 станков, - была пущена в производство первая пробная партия автоматов - 200 штук*.

* (См.: Болотин Д. Н. Советское стрелковое оружие за 50 лет, с. 35.)

На первых порах В. Г. Федоров организовал их изготовление полукустарным способом, при котором большинство операций осуществлялось на станках со специальными приспособлениями, изготовленными инструментальной мастерской, а те детали, для изготовления которых станочные приспособления еще не были сделаны, изготовлялись кустарно. Такая организация производства позволяла экономить квалифицированную рабочую силу и сосредоточить ее на изготовлении калибров, приспособлений и инструмента, ускоряла подготовку валового выпуска продукции.

В то время, когда завод начал набирать силы, его постигло серьезное испытание, грозившее свести на нет всю проделанную работу. 10 июля в нерабочее время на заводе возник пожар, который уничтожил малый корпус. Несмотря на усилия рабочих и служащих, всю ночь боровшихся с огнем, удалось спасти лишь 50 процентов изготовленного инструмента, 10 процентов приспособлений и около 40 процентов готовых калибров, вынести опытные образцы автоматов, часть готовых деталей и полуфабрикатов.

12 июля на объединенном заседании президиума уездного исполкома и заводского комитета В. Г. Федоров изложил план восстановительных работ. Заседание полностью одобрило этот план и постановило перенести работы в большой корпус с одновременной его достройкой и установкой станков. Было решено пи на один день не останавливать работу конструкторского бюро и производственных мастерских.

Восстановительные работы начались немедленно. Рабочие сознавали ответственность момента и прилагали все усилия к тому, чтобы как можно быстрее вернуть завод к нормальной деятельности. К 1 августа был закончен разбор поврежденного пожаром имущества: инструмента, технологической оснастки и деталей ручных пулеметов Мадсена и автоматов Федорова, исправлено 30 приспособлений. В большом корпусе была подготовлена и опробована часть станков, которые уже начали оснащаться приспособлениями для пропуска установочной партии, а 10 августа начались работы по ее изготовлению.

Росту трудового энтузиазма способствовало сообщение о национализации завода, сделавшей его для рабочих еще более родным и дорогим. Согласно постановлению Президиума ВСНХ от 8 июля 1919 г. Ковровский пулеметный завод был объявлен собственностью государства. В связи с этим было выбрано новое правление, в которое вошли: А. М. Бурухин* - председатель правления, В. Г. Федоров - главный инженер, Н. И. Жуков - заведующий технической частью и слесарь А. Г. Матяшин.

* (Прибыл на завод в июле 1917 г., в октябре 1918 г. был направлен на работу в руководящие советские учреждения города. В 1919 г, назначен особоуполномоченным по заводу.)

Национализация сыграла очень важную роль в судьбе завода, который приобрел сильного и заботливого хозяина в лице Советского государства. Если раньше завод получал лишь наряды на срочное изготовление пулеметов и должен был сам выходить из трудных положений, то теперь государством были приняты самые серьезные меры для оказания помощи заводу.

Другим важным событием в жизни Ковровского пулеметного завода явилось создание заводской партийной ячейки. 12 сентября 1919 г. собрались на организационное собрание пять коммунистов, работающих на заводе: Андрей Бурухин, Дмитрий Беспалов, Василий Чехлов, Степан Белов, Александр Глязер, и трое сочувствующих партии большевиков: Иван Таганов, Владимир Константинов и Григорий Канаев. Собрание избрало председателем заводской партячейки А. М. Бурухина и секретарем А. С. Глязера*.

* (Партийный архив Владимирского обкома КПСС, ф. 127, оп. 1, д. 1, л. 1, 3 (далее-ПАВО).)

23 сентября 1919 г. протоколом № 39 Ковровский уездный партийный комитет утвердил ячейку коммунистов на заводе и перевел в нее состоящих па учете в городской организации Бурухина и Беспалова*.

* (ПАВО, ф. 21, оп. 1, д. 46, л. 2об.)

Коммунисты вместе с заводским комитетом профсоюза встали во главе организационно-массовой и политической работы по мобилизации рабочих на выполнение стоящих перед коллективом задач. Их деятельность была направлена на укрепление трудовой дисциплины, повышение производительности труда, упорядочение оплаты труда, экономию сырья, топлива, материалов, решение продовольственной и топливной проблем.

В 1919 г. большое распространение на заводе получили коммунистические субботники, проводимые партячейкой по почину рабочих-коммунистов депо Москва-Сортировочная Казанской железной дороги. Первый субботник коммунисты завода провели 2 ноября 1919 г. - они подвели водопровод к жилым домам заводского поселка. Заработанные на субботнике деньги были перечислены в уездный комитет партии для приобретения политической литературы.

В ноябре 1919 г., то есть через два месяца после организации, партийная ячейка завода насчитывала в своих рядах уже 18 коммунистов*.

* (ПАВО, ф. 21, оп. 1, д. 44, л. 3.)

Несмотря на большие трудности, вызванные военной интервенцией и гражданской войной, коммунисты Ковровского завода проявляли рабочую солидарность, оказывая помощь рабочим других заводов и Красной Армии. Так, в августе 1920 г. по инициативе коммунистов рабочие завода перечислили однодневный заработок в пользу семей 20 сестрорецких оружейников, погибших 1 августа от взрыва мины во время сбора топлива в Финском заливе. В сентябре 1920 г. была проведена неделя по сбору теплых вещей для фронта, за которую работницы завода сшили 700 пар теплого белья*.

* (ПАВО, ф. 21, oп. 1, д. 44, л. 3.)

В этот период вся жизнь государства была подчинена задаче разгрома врага. Председатель Совета Обороны В. И. Ленин много и плодотворно занимался налаживанием и расширением военного производства. Не оставался без внимания и новый пулеметный завод. 1 августа 1919 г. В. И. Ленин выступил на заседании Совета Обороны с докладом о немедленном обеспечении Симбирского, Подольского и Ковровского заводов, работавших на оборону, необходимым количеством рабочих. Решение этого вопроса Совет Обороны поручил Центральному комитету металлистов и отделу учета и распределения рабочей силы Комиссариата труда. Через несколько дней Совет Обороны обязал Совет Петроградского укрепленного района и все советские учреждения и профессиональные организации Петрограда немедленно направить рабочих для работы на указанных заводах*.

* (См.: Ленинский сборник, 34, с. 202-204.)

Были отпущены средства на достройку и дооборудование Ковровского пулеметного завода, а также на строительство нескольких жилых домов для рабочих; местному военкомату было предписано в недельный срок командировать на завод до 50 плотников и столяров из числа мобилизованных. Завод был выделен в особую продовольственную единицу и переведен на красноармейский паек. Сестрорецкий и Тульский оружейные заводы оказали помощь Ковровскому пулеметному заводу квалифицированной рабочей силой. Рабочие этих заводов, по отзыву Федорова, "добросовестно выполнили всю возложенную на них работу, отличились за время пребывания усердием и старанием"*.

* (Федоров В. Г. Оружейное дело на грани двух эпох, ч. 3, с. 30.)

Однако все трудности не могли быть устранены сразу. Завод оставался недооборудованным. Сказывалось отсутствие специальных станков для изготовления инструментария. Не было стрельбища - стрельба производилась в заводском карьере, из которого брали песок для стройки. Не было сборочного цеха, химической лаборатории и ложевой мастерской. Остро ощущался дефицит рабочей силы, особенно рабочих высокой квалификации. Это приводило к срыву сроков выпуска продукции, к большому проценту брака.

Но, несмотря на все трудности, завод строился, наращивал производственные мощности. При непосредственном участии заведующего технической частью инженера Н. И. Жукова готовились специалисты для мастерских: инструментальной, закалочной и основного производства. Изыскивались источники для пополнения завода необходимым оборудованием и приборами, разрабатывались инструкции по улучшению организации труда, налаживались учет и оперативная информация о положении дел на заводе.

Своим неутомимым трудом оружейники Ковровского завода приближали победу над врагами Советской республики, создавали новое оружие для Красной Армии. Легкими, удобными в бою автоматами Федорова, изготовленными на пулеметном заводе, были вооружены советские войска, сражавшиеся в Карелии и на Кавказе.

● Сведения с фронтов о боевом применении автоматов в составе команд весьма благоприятные, - писал начальник Высшей стрелковой школы "Выстрел" Н. М. Филатов.

В июле 1920 г. были получены первые экземпляры автоматов валового производства. Они были сделаны с такой тщательностью и точностью, что для следующих запущенных в работу серий потребовались лишь незначительные поправки. В августе началось изготовление лекал и шаблонов, а в сентябре осуществлен выпуск готовых автоматов. До конца года было сдано около 100 штук.

Один автомат Федорова был доставлен в Реввоенсовет Республики, где с ним ознакомился Главнокомандующий Вооруженными Силами С. С. Каменев*. Главком дал высокую оценку автомату как с технической, так и с практической стороны и просил принять все меры к увеличению выпуска этого оружия.

* (Сергей Сергеевич Каменев (1881-1936). Полковник старой армии, в 1907 г. окончил академию генерального штаба. В начале 1918 г. добровольцем вступил в ряды Красной Армии, был командующим войсками Восточного фронта. С июля 1919 г. по апрель 1924 г. занимал пост Главкома Вооруженными Силами Республики.)

Постепенно набирая темпы производства, завод вскоре довел выпуск автоматов до 50 штук в месяц. В апреле 1921 г. Совет военной промышленности констатировал, что серийное производство автоматов Федорова образца 1916 г. на Ковровском пулеметном заводе налажено.

В. А. Дегтярев и В. Г. Федоров (второй и третий справа стоят во втором ряду) в коллективе опытной мастерской ПКБ. Ковров, 1924 г.
В. А. Дегтярев и В. Г. Федоров (второй и третий справа стоят во втором ряду) в коллективе опытной мастерской ПКБ. Ковров, 1924 г.

С большими трудностями было связано снабжение Красной Армии патронами: для магазинной винтовки требовались патроны калибра 7,62 мм, для английского пулемета - 7,71 мм, для французского пулемета - 8 мм для автоматов Федорова - 6,5-мм японский патрон. Поэтому в 1924 г. было принято решение проектировать и производить новые Образцы оружия только под отечественный 7,62-мм патрон образца 1908 г. Кроме того, более длительная эксплуатация автоматов в войсках показала, что бывают случаи отказа автоматики при эксплуатации в условиях запыления и загрязнения, а при непрерывной стрельбе автомат допускает большое рассеивание пуль*. В связи с этим автоматы Федорова были сняты с вооружения и производство их в 1925 г. прекращено**.

* (Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, ф. 6-Р, оп. 1, д. 555, л. 11 (далее - АВИМАИВС).)

** (Фактически автоматы Федорова находились на вооружении до 1928 г. Ими был вооружен Московский полк Пролетарской дивизии.)

Несмотря на то что автоматы Федорова не получили широкого применения в войсках, они сыграли положительную роль в развитии отечественного автоматического оружия. При их разработке и выпуске был накоплен большой опыт проектирования и производства автоматического стрелкового оружия.

Закончилась гражданская война. Страна приступила к восстановлению разрушенного войной хозяйства, не забывая и о сохранении боевой мощи Вооруженных Сил для отражения возможного нового нападения. Ни одно государство в мире не знало такой экономической разрухи, какую оставила война молодой Советской республике.

Важным этапом в жизни страны и партии явился X съезд РКП (б), состоявшийся в марте 1921 г. Наряду с решением о переходе к новой экономической политике съезд большое внимание уделил укреплению обороноспособности первого в мире государства рабочих и крестьян. Предусматривалось создание в армии артиллерийских, авиационных, автоброневых, пулеметных, инженерных и других специальных частей и их техническое оснащение.

Пленум ЦК партии, состоявшийся в январе 1925 г., рассмотрев вопрос о металлопромышленности, принял решение восстановить предприятия тяжелой индустрии, в том числе оборонные, переоборудовать их, а также построить новые. Эти вопросы обсуждались также на III съезде Советов Союза ССР (май 1925 г.), который поставил задачу создать прочную экономическую базу обороны и обеспечить Красную Армию новой военной техникой.

В едином ритме со всем Советским государством развивался и креп Ковровский завод. 20-е годы - это время становления завода, формирования коллектива оружейников, укрепления авторитета партийной организации и роста ее рядов, воспитания у рабочих нового отношения к труду.

В начале 20-х годов завод фактически состоял из главного производственного корпуса "А", не достроенного датчанами, и восстановленного после пожара малого корпуса "Б". В 1924 г. было завершено строительство третьего корпуса "В" - двухэтажного кирпичного здания, в котором разместилась новая инструментальная мастерская.

Поскольку большую часть рабочих завода составляли приезжие, остро встал жилищный вопрос. Под жилье для рабочих завода был занят бывший монастырь, расположенный в черте города, а затем завод построил рабочий поселок.

Несмотря на трудности военного времени и восстановительного периода, большую и важную работу проводил заводской комитет профсоюза по улучшению условий труда, налаживанию и улучшению медицинского обслуживания, организации культурного досуга рабочих. Были открыты рабочий клуб и библиотека, создан самодеятельный театральный коллектив. В июле 1922 г. в распоряжение завода был передан дом отдыха, расположенный в живописных окрестностях Коврова.

Большое внимание руководство завода уделяло обучению молодежи, подготовке квалифицированных рабочих, выполняло указания партии по подготовке пролетарских специалистов с высшим образованием, направляя на учебу лучших представителей рабочего класса.

Все эти мероприятия по улучшению условий производства, быта и обучения рабочих способствовали росту сознательности, выработке нового отношения к труду, повышению производительности, воспитанию нового, советского человека - хозяина своей судьбы.

8 августа 1921 г. завод с коллегиального руководства (в лице правления завода) перешел на управление по принципу единоначалия. Управляющим завода был назначен бывший председатель правления А. М. Бурухин. Выходец из сормовских рабочих, коммунист, активный борец за становление Советской власти, он до тонкостей знал жизнь, нужды и интересы трудового народа, был отличным организатором и руководителем.

Проектно-конструкторское бюро завода в 1921 г. состояло уже из трех подразделений: проектного отдела, научно-исследовательской группы и опытной мастерской.

В проектном отделе бюро работали конструкторы М. П. Захаров, П. Е. Иванов, Г. Г. Марков, С. Д. Иванов, чертежник Е. К. Александрович. К отделу был прикреплен слесарь-изобретатель Г. С. Шпагин. На слесарном участке опытной мастерской трудились талантливые слесари-оружейники С. Г. Симонов, И. И. Безруков, Д. В. Уразнов, И. Г. Беспалов, па станочном - мастера-фрезеровщики И. В. Машинин, В. Ф. Дмитриев, М. Г. Беляев, токари П. Ф. Калачев, И. В. Филиппов. Исследовательская группа состояла из двух человек - А. А. Малинина и А. А. Морозова.

Основная задача, которую ставил В. Г. Федоров, создавая на заводе Проектно-конструкторское бюро, заключалась в том, чтобы собрать талантливых рабочих-умельцев и конструкторов, передать им свой богатый опыт и знания, поддерживать и развивать их способности, будить в них тягу к изобретательству.

Ближайшим помощником В. Г. Федорова, как всегда, был В. А. Дегтярев. Советская власть не только предоставила в распоряжение талантливого оружейника опытную мастерскую, но и дала возможность свободно творить и изобретать, работать для своего рабоче-крестьянского государства и его армии.

В стенах Проектно-конструкторского бюро завода получило дальнейшее развитие творческое содружество В. Г. Федорова и В. А. Дегтярева. С первых дней создания бюро они приступили к практическому осуществлению идеи унификации стрелкового оружия.

Сущность унификации стрелкового оружия заключается в создании на основе базовой конструкции разных по своему назначению модификаций оружия для различных родов войск с единым принципом работы автоматики и схемой запирания канала ствола при выстреле. Унификация значительно снижает затраты на разработку оружия, организацию серийного производства, повышает качество и надежность, способствует специализации производства, позволяет обеспечить взаимозаменяемость отдельных деталей и механизмов на различных образцах оружия одного калибра. Кроме того, унификация автоматического стрелкового оружия способствует быстрейшему оснащению Вооруженных Сил новыми образцами, облегчает и сокращает сроки изучения их материальной части личным составом в войсках. В процессе эксплуатации оружия унификация также позволяет существенно снизить затраты па проведение технического обслуживания и ремонта, уменьшить номенклатуру запасных частей и инструмента, упростить организацию технического обеспечения войск.

Развивая идеи унификации стрелкового оружия, В. Г. Федоров и В. А. Дегтярев в 1921 г. создали 6,5-мм ручной пулемет с воздушным охлаждением, аналогичный английскому ручному пулемету Льюиса образца 1915 г. Система охлаждения пулемета состояла из монтируемого на стволе алюминиевого радиатора с высокими продольными ребрами, который помещался в кожух, состоящий из двух труб, скрепленных соединительным кольцом. Ребра па радиаторе значительно увеличивали поверхность охлаждения ствола воздухом.

Пулемет имел следующие данные: длина - 1100 мм, масса с пустым магазином - 9,2 кг, емкость магазина - 25 патронов, боевая скорострельность -100 выстрелов в минуту, прицельная дальность стрельбы - 2000 м.

В 1922 г. В. Г. Федоров совместно с молодым конструктором Г. С. Шпагиным создал 6,5-мм спаренный ручной пулемет, состоящий из двух автоматов системы Федорова, смонтированных затворами вниз. Система воздушного охлаждения была заимствована у ручного пулемета Федорова - Дегтярева с быстросменным стволом. Спусковой механизм обеспечивал ведение стрельбы поочередно из каждого автомата. Приклад был выдвижной, стальной, с деревянным плечевым упором. Выдвижение приклада регулировалось в пределах от 110 до 275 мм и фиксировалось в заданном положении винтом, расположенным на торце рукоятки управления огнем. Магазины коробчатые, вставляемые сверху. Сошки были сделаны по типу ручного пулемета Льюиса образца 1915 г.

Основные данные спаренного ручного пулемета: калибр - 6,5 мм, минимальная длина с вдвинутым прикладом - 870 мм, максимальная длина с выдвинутым прикладом - 1140 мм, прицельная дальность - 3000 м, боевая скорострельность - около 200 выстрелов в минуту, емкость магазинов - по 25 патронов.

В 1922 г. В. Г. Федоров и В. А. Дегтярев разработали ряд опытных образцов 6,5-мм ручных пулеметов. Один из них имел приклад с укороченным цевьем, на металлическом наконечнике которого был сделан прилив с отверстием для присоединения сошек. Ствол другого пулемета закрывался металлическим кожухом с овальными окнами, к которому крепились на шарнирах легкие складные сошки. Для улучшения условий охлаждения наружная поверхность ствола была выполнена с поперечно расположенными кольцевыми ребрами, а сухарное соединение ствола со ствольной коробкой обеспечивало быструю смену его при нагревании.

В том же году В. Г. Федоров и В. А. Дегтярев создали 6,5-мм ручной пулемет с системой водяного охлаждения, выполненной по типу станкового пулемета Максима. На ствол был надет цилиндрический кожух, имевший с правой стороны отверстие для залива воды, а снизу кронштейны для крепления сошек и отверстие для спуска воды.

Основные данные ручного пулемета с водяным охлаждением: длина - 1040 мм, масса с пустым магазином и без воды в кожухе - 6 кг, прицел рамочный, рассчитанный для стрельбы на дальность до 2000 м, длина прицельной линии - 405 мм.

В короткий срок - с 1920 по 1922 г. - коллективом Проектно-конструкторского бюро было создано девять различных унифицированных образцов стрелкового оружия на базе автомата Федорова. Во время полигонных испытаний все образцы действовали удовлетворительно. Имевшие место задержки при стрельбе, как установила комиссия, проводившая испытания, происходили не по вине конструкции, а из-за низкого качества материалов, из которых изготавливались отдельные детали. В процессе испытаний были отработаны такие важные элементы конструкции, как быстросменный ствол, кожух с воздушным охлаждением и др.

Артиллерийский комитет, рассмотрев материалы этих испытаний, отметил, что все образцы оружия, созданные под руководством В. Г. Федорова и В. А. Дегтярева, обладают высокими конструктивными и эксплуатационными качествами. Особое внимание было обращено на возможность переделки автомата в пулемет с водяным или воздушным охлаждением и с приемником под ленточное питание.

● Новый проект инженера Федорова переделки автомата в пулемет с водяным или воздушным охлаждением, стреляющий посредством ленты, - говорилось в заключении Артиллерийского комитета, - представляет несомненный интерес, так как осуществление такого проекта... дало бы возможность получить все типы автоматического оружия, начиная от автоматического карабина до станкового пулемета, питаемого из ленты, исходя из одной и той же системы, установка которой уже произведена, что представило бы колоссальные выгоды как в отношении однообразия изготовления на заводах, так и в отношении облегчения обучения красноармейцев*. Проектно-конструкторское бюро не ограничивалось разработкой унифицированного автоматического оружия только для пехоты. В 1922-1924 гг. была создана серия авиационных и танковых пулеметов на основе автомата Федорова образца 1916 г.

* (Цит. по: Болотин Д. Н. Советское стрелковое оружие за 50 лет, с. 45.)

Идея вооружения самолета автоматическим стрелковым оружием для ведения воздушного боя родилась в России. Проект первого самолета, имевшего пулеметную установку, разработал в 1909 г. А. А. Пороховщиков. В начале 1913 г. русский военный летчик Поплавко установил на самолете пулемет и провел пробные стрельбы по наземным целям. В годы первой мировой войны появились самолеты-истребители, вооруженные неподвижно установленными пулеметами. Русскими изобретателями впервые были разработаны синхронизаторы - механизмы, согласовывавшие выстрелы из оружия с вращением винта самолета. Однако эти предложения в условиях царской России не нашли практического применения, и самолеты вооружались в основном английскими турельными пулеметами Льюиса.

В. Г. Федоров и В. А. Дегтярев в 1922 г. разработали первый 6,5-мм авиационный пулемет на основе пехотного автомата. Поверхность ствола пулемета была выполнена с продольными ребрами. На цевье надевалась муфта с вертлюгом для крепления системы на борту самолета с помощью шкворневого устройства. Это приспособление позволяло вести огонь из пулемета под разными углами. Питание пулемета осуществлялось из коробчатого магазина увеличенной емкости.

Основные данные авиационного пулемета Федорова - Дегтярева: калибр - 6,5 мм, масса с магазином и вертлюгом - 7,6 кг, длина пулемета - 1040 мм, длина ствола - 520 мм, емкость магазина - 50 патронов, масса магазина с патронами - 1,7 кг, боевая скорострельность - около 100 выстрелов в минуту.

Для увеличения боевой скорострельности авиационного оружия В. Г. Федоров и В. А. Дегтярев в том же, 1922 г. создали 6,5-мм спаренный авиационный пулемет, который состоял из двух пулеметов без прикладов. Пулеметы были прикреплены к станку затворами вниз на различных высотах: левый ниже, правый выше - для удобства присоединения и отделения дисковых магазинов. Станок имел приклад, расположенный между пулеметами. На передней части приклада был поставлен спусковой механизм, позволяющий вести огонь одновременно из двух пулеметов.

Основные данные спаренного авиационного пулемета: калибр - 0,5 мм, масса с магазинами - 13,4 кг, длина - 1050 мм, емкость одного дискового магазина - 50 патронов, боевая скорострельность - 250 выстрелов в минуту.

Спаренный авиационный пулемет 22 июля 1924 г. комиссией во главе с председателем Стрелкового комитета РККА Н. В. Куйбышевым был рекомендован для принятия на вооружение Военно-воздушных сил.

В целях дальнейшего повышения скорострельности В. Г. Федоров и В. А. Дегтярев в 1925 г. сконструировали строенный авиационный пулемет, состоящий из трех пулеметов, соединенных так же разновысотно затворами вниз. Размещенный на среднем пулемете спусковой механизм позволял вести огонь одновременно из трех пулеметов.

Строенный авиационный пулемет имел следующие данные: калибр - 6,5 мм, длина пулемета - 1050 мм, масса с магазином - 19,4 кг, емкость одного магазина - 50 патронов, боевая скорострельность - около 400 выстрелов в минуту.

О большом значении работ В. Г. Федорова и В. А. Дегтярева по созданию авиационного пулемета свидетельствовало письмо начальника Военно-воздушных сил РККА начальнику Главного артиллерийского управления от 3 ноября 1926 г., в котором подчеркивалась необходимость форсирования испытаний авиационных пулеметов системы Федорова - Дегтярева для решения вопроса о принятии их на вооружение ВВС взамен изношенных и устаревших пулеметов Льюиса.

В 1924 г. конструктором Д. Д. Ивановым на основе 6,5-мм спаренного ручного пулемета системы Федорова - Шпагина был разработан проект установки спаренных автоматов в танке. Установка была выполнена в виде рамы с шаровой турелью; внизу имелась спусковая скоба с пистолетной рукояткой и плечевым упором. Но модель оказалась очень сложной и громоздкой. Упростить ее взялся Г. С. Шпагин.

● Он дал нам слово, - вспоминал В. А. Дегтярев, - что улучшит систему установки. Мы доверили ему работу, но лишь после того, как он рассказал о своих замыслах, которые поправились и мне и Федорову. Мы думали, что Шпагин уберет из конструкции до 20 деталей. Но Шпагин превзошел наши ожидания. Он убрал 42 детали и в корне изменил всю систему и шаровой установки, и гнездового устройства*.

* (Дегтярев В. А. Моя жизнь, с. 142.)

Эта работа поставила Г. С. Шпагина в ряд лучших мастеров оружейного дела.


Греоргий Семенович Шпагин (1897-1952) родился в селе Клюшниково Владимирской губернии в бедной крестьянской семье. Окончив трехклассную сельскую школу, Георгий работал батраком на хуторе богатого торговца, затем вынужден был отправиться в город. Устроился возчиком на завод. Получая жалкие гроши, он с ранних лет познал тяжесть подневольного труда.

Г. С. Шпагин
Г. С. Шпагин

В 1916 г. его, девятнадцатилетнего юношу, призвали в армию. Пробыв короткое время в запасном батальоне, Шпагин был зачислен в маршевую роту и отправлен на фронт, где был определен в оружейную мастерскую пехотного полка. Это назначение определило его дальнейшую судьбу. Вспоминая об этом периоде своей жизни, Г. С. Шпагин рассказывал: "Я попал в обстановку, о которой мог только мечтать. В мастерской часами знакомился с различными образцами оружия - отечественного и иностранного. Передо мной открылся интереснейший раздел артиллерийской техники, при виде которой я чувствовал примерно то же, что умирающий от жажды перед родником ключевой воды".

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла перед Г. С. Шпагиным широкие возможности развивать и практически применять свои способности и призвание. В годы гражданской войны и военной интервенции он служил в рядах Красной Армии оружейным мастером в одном из полков Владимирского гарнизона. Здесь Шпагин с увлечением ремонтировал оружие для защитников молодой Республики, одновременно изучая его и пополняя свои знания оружейного дела.

В 1920 г. Г. С. Шпагин демобилизовался и поступил слесарем в опытную мастерскую ПКБ Ковровского завода. Под руководством В. Г. Федорова и В. А. Дегтярева, в общении с ними расширяется и обогащается технический кругозор молодого оружейника. Он изучает оборудование и инструменты, изготавливает различные детали для новых образцов оружия и осуществляет их сборку, много и упорно занимается, накапливает практический опыт квалифицированного оружейника. Незаурядные способности, любовь к труду, страстное увлечение техникой, особенно оружейной, дали свои плоды. Скоро ему стали доверять более ответственные задания. Даже в обыденную работу Г. С. Шпагин вносил элементы творчества. Когда ему поручили собирать магазины к автоматам Федорова, он предложил делать меньше заклепок и расположил их так, что это не отразилось на прочности. Незаметное, на первый взгляд, усовершенствование значительно упростило и ускорило процесс изготовления магазинов.

В дальнейшем Г. С. Шпагин разработал шаровую установку для танкового пулемета ДТ системы Дегтярева, а также приемник под ленточное питание для крупнокалиберного пулемета Дегтярева калибра 12,7 мм.

Вершиной конструкторской деятельности Г. С. Шпагина справедливо считается принятый на вооружение пистолет-пулемет ППШ-41, простой в эксплуатации и дешевый в массовом изготовлении образец. Недаром конструктор любил говорить: "Делать сложно - очень просто. А вот сделать просто - это очень сложно".

Из других работ Г. С. Шпагина следует упомянуть о сигнальном ракетном пистолете, также принятом на вооружение Красной Армии в годы Великой Отечественной войны.

В марте 1941 г. в связи с организацией массового производства пистолетов-пулеметов ППШ на одном из заводов в восточной части страны по приказу Народного комиссара вооружения от 28 февраля 1941 г. № 79 Г. С. Шпагин был переведен на этот завод и навсегда расстался с родным Ковровским заводом.

Сборка пистолетов-пулеметов ППШ в годы Великой Отечественной войны
Сборка пистолетов-пулеметов ППШ в годы Великой Отечественной войны

Наряду с деятельностью конструктора-оружейника Г. С. Шпагин вел большую общественную и государственную работу. В 1935 г. он был избран членом ВЦИК, в 1946 г. - депутатом Верховного Совета СССР. В 1944 г. вступил в Коммунистическую партию и в последующие годы неоднократно избирался в руководящие партийные органы.

За выдающиеся заслуги перед Родиной и Советскими Вооруженными Силами Г. С. Шпагину было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда и присуждено звание лауреата Государственной премии. Он был награжден тремя орденами Ленина, орденом Суворова II степени, орденом Красной Звезды и медалями Советского Союза.


Идея создания танкового пулемета была одобрена комиссией по организации работ в области танкостроения при Главном управлении военной промышленности. В январе 1925 г. Артиллерийский комитет рекомендовал танковый пулемет для испытаний.

Прицельное приспособление пулемета состояло из диоптра, расположенного на ствольной коробке, и мушки, закрепленной на переднем крае сквозного отверстия в шаровой установке.

Основные данные спаренного танкового пулемета: калибр - 6,5 мм, масса с шаровой установкой и магазинами - 23,7 кг, длина - 805 мм, емкость одного магазина - 25 патронов, боевая скорострельность - 200 выстрелов в минуту.

Кроме перечисленных выше образцов опытного унифицированного оружия в ПКБ под руководством В. Г. Федорова и В. А. Дегтярева были разработаны также станковый пулемет со щитом и противо-аэропланный (зенитный) пулемет.

Работа ПКБ завода по унификации стрелкового оружия на базе автомата Федорова дала цепные данные о тактико-технических свойствах и конструктивных особенностях различных типов автоматического оружия, без знания которых невозможно было создание основ его научного проектирования. Ни в одной стране эта прогрессивная идея не проводилась с такой последовательностью и не достигла такой завершенности, как в Советском Союзе. В нашей стране не только впервые в мире были созданы унифицированные образцы оружия, но и сама идея унификации раньше, чем где бы то пи было, получила официальное признание*.

* (См.: Болотин Д. Н. Советское стрелковое оружие за 50 лет, с. 45.)

Результаты работ по проектированию, отработке и исследованию унифицированных образцов стрелкового оружия, проведенных В. Г. Федоровым и В. А. Дегтяревым на Ковровском заводе, были использованы позднее выдающимся советским ученым академиком А. А. Благонравовым в его основополагающих трудах по теории разработки и расчета систем автоматического стрелкового и авиационного оружия, в которых он обобщил накопленный опыт и сформулировал главные требования к разработке новых автоматических систем.

Труды А. А. Благонравова "Основания проектирования автоматического оружия", "Действие выстрела на оружейные стволы", "Материальная часть автоматического стрелкового оружия" и другие явились первыми фундаментальными работами в области проектирования автоматического стрелкового оружия и сыграли огромную роль в развитии этого вида вооружения и совершенствовании всей системы стрелкового вооружения Советской Армии. Труды А. А. Благонравова, Н. М. Филатова и В. Г. Федорова создали теоретическую базу для работы советских оружейников, дали возможность строго научно подходить к решению сложных вопросов конструирования оружия, рационального выбора технологии его серийного и массового производства и в значительной мере способствовали развитию отечественного автоматического стрелкового оружия.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Евко В.В., Злыгостев А.С., 2001-2020
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://weapons-world.ru/ 'Оружие и военная история'

Рейтинг@Mail.ru