НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рождение танков

Как родились танки? Кто их изобрел? Оказывается, ответить на эти вопросы не так-то просто.

Еще в 1482 году великий ученый и художник эпохи Возрождения Леонардо да Винчи писал: "Я строю безопасную закрытую колесницу, совершенно неуязвимую; когда она врежется со своими пушками в глубину неприятельского расположения, то какова бы ни была численность противника, последнему придется отступить; пехота может следовать за ней в безопасности и не встречая сопротивления".

Как видим, Леонардо да Винчи работал над чем-то весьма похожим на танк. Во всяком случае, идея боевой машины, названной впоследствии танком, высказана здесь с гениальной простотой и глубиной.

Впрочем, некоторые относят предысторию танка еще дальше, в глубь веков, - ко временам Гомера. Ведь воспетая им боевая колесница ахеян, запряженная несколькими лошадьми, обеспечивала воину быстроту маневра, ударную силу и даже некоторую защиту от стрел, копий и другого оружия врагов.

А рыцари средних веков? Их металлические доспехи, щиты и прочее оснащение выполняли роль бронирования в современном понимании этого слова. Рыцарь, закованный в стальной панцирь, на коне, тоже частично защищенном доспехами, - своеобразный танк в средневековых побоищах. Любопытно, что уже к тем временам относятся и первые ошибки в бронировании. Тевтонские крестоносцы, например, стремясь повысить неуязвимость, облачались в столь тяжелые доспехи, что их подвижность и активность на поле боя резко снижались. Этим воспользовались, как известно, русские воины, разгромившие псов-рыцарей в битве на льду Чудского озера в 1242 году. Кстати сказать? ошибку крестоносцев в какой-то степени повторили и их незадачливые наследники - гитлеровцы, создав свои тяжелобронированные, по малоподвижные "королевские тигры" и 200-тонные "маусы". Последние вообще не могли сдвинуться с места.

В русской военной истории известны так называемые "гуляй-города" - легкие подвижные укрепления из деревянных щитов. В щитах делались отверстия для стрельбы. "Гуляй-города" с успехом использовались на Руси в XIV-XVI веках в борьбе против монголо-татарских захватчиков. Были попытки создать и самодвижущиеся повозки (с использованием, например, силы ветра), но для осуществления столь смелых идей тогда не созрели еще необходимые технические предпосылки.

Изобретение и совершенствование огнестрельного оружия привело к бесперспективности бронирования отдельного человека или лошади. Ни человек, ни конь просто не могли нести на себе броню необходимой толщины. А для появления движущихся боевых машин не настало еще время. Броня как средство защиты воина на поле боя оказалась надолго и основательно забытой.

Что же заставило снова о ней вспомнить? Опять-таки дальнейшее совершенствование стрелкового оружия, точнее - качественный скачок в его развитии, связанный с созданием автоматического оружия. Когда в 1883 году американец Максим изобрел пулемет, можно было уже с уверенностью утверждать, что должно появиться и что- то вроде танка. Ведь пулемет за считанные минуты мог скосить целый эскадрон конницы, а пехоту заставил зарываться в землю. По полю боя воин мог передвигаться теперь разве что ползком со скоростью пресмыкающегося.

Во время русско-японской войны в русской армии было 374, а в японской около 300 пулеметов. Этого оказалось достаточно, чтобы лишить бой одного из основных его элементов - движения. Появились окопы и колючая проволока. Бои приняли затяжной позиционный характер. Однако тогда еще немногие понимали, насколько пулемет спутал все карты, многократно усилив оборону. Атака на окопы, защищенные колючей проволокой и пулеметами, приводила лишь к бессмысленному кровопролитию. Наступающим необходимо было средство подавления пулеметных гнезд.

Первая мировая война изобрела для этого артиллерийскую подготовку. Артиллерия часами и днями вела огонь, пытаясь разрушить оборону противника и открыть путь атакующей пехоте. Известны случаи, когда артиллерийская подготовка продолжалась по две и даже по три недели непрерывно, но все-таки цели в большинстве случаев не достигала. Дело в том, что орудия со своих позиций если и могли подавить все без исключения огневые точки противника, то лишь в сравнительно узкой полосе, примыкавшей к переднему краю. В глубине обороны пулеметы оставались нетронутыми и встречали атакующих губительным огнем. К тому же артподготовка как бы предупреждала о готовящейся атаке, и тем самым утрачивалась столь необходимая для успеха в бою внезапность. Противник успевал подтянуть резервы. Вот почему попытки прорвать фронт противника приводили к огромным потерям. Известно, например, что на Ипре англичане всего лишь за 19 дней боев потеряли 250 000 человек.

Наступающим остро необходимо было средство подавления пулеметов, которое но оставалось бы подобно артиллерии где-то сзади, а двигалось бы вместе с ними, уничтожая огневые точки противника, как только они себя обнаружат. Иначе говоря, нужен был танк - боевая машина, сочетающая в себе огневую мощь, подвижность и броневую защиту от огня противника.

Можно лишь поражаться, что на одном из первых проектов танка, поступившем в английское военное министерство, появилась резолюция: "Изобретатель - сумасшедший". А немецкие генералы, кичащиеся своей сомнительной дальновидностью, даже после боев на Сомме и под Камбре заявляли: "Танки - это нелепая фантазия и шарлатанство..." На самом же деле трудно назвать какое-то другое изобретение, появление которого было бы столь закономерно и к тому же так назрело.

Первый проект боевой машины, названной впоследствии танком, появился в России еще в 1912 году. Он принадлежал инженеру В. Д. Менделееву - сыну великого русского ученого-химика Д. И. Менделеева. По образованию инженер-судостроитель, В. Д. Менделеев спроектировал своего рода сухопутный крейсер. Машина весом около 170 т имела 120-мм пушку и в специальной вращающейся башенке пулемет. Силовая установка - мощный бензиновый двигатель, обеспечивающий расчетную скорость до 24 км/час. Толщина брони составляла 100-150 мм.

Этот проект и сегодня изумляет специалистов смелостью и оригинальностью многих конструктивных решений (пневматическая подвеска, возможность опускания корпуса на грунт при выстреле, механизация заряжания, дифференцированная броневая защита). Однако ввиду сложности он не был осуществлен на практике.

Первым в мире танком справедливо считается "Вездеход", построенный в начале 1915 года в Риге по проекту нашего соотечественника А. А. Пороховщикова. Шла уже первая мировая война. Конструктор А. А. Пороховщиков так объясняет появление у него идеи изобретения:

"На поле шло учение новобранцев. Глядя на солдат, перебегающих цепью, я подумал: невеселая штука бежать в атаку под пулеметами врага. А что если послать на штурм окопов не людей, беззащитных против свинцового ливня, а машину, одетую в броню, вооруженную пулеметами?"

Простыми и очень гуманными были побуждения творца первого в мире танка! А вот начальник главного военно-технического управления царского военного министерства генерал-лейтенант Милеант не постеснялся заявить о "Вездеходе": "Для чего он нам?" И это в дни, когда уже шла война и кровь русских солдат, которых гнали на колючую проволоку, под огонь немецких и австрийских пулеметов, лилась рекой.

"Вездеход" представлял собой сравнительно легкую (боевой вес 3,5-4 т) и быстроходную машину. По хорошей дороге он мог двигаться на колесах, а вне дорог - с помощью гибкой широкой гусеничной ленты, расположенной под днищем корпуса.

Официальные его испытания состоялись 18 мая 1915 года - раньше, чем появился первый опытный образец английского танка "маленький Вилли" (сентябрь 1915 года). Испытания дали положительные результаты. Но, как и всякий опытный образец, "Вездеход" нуждался, конечно, в доработке. Однако царская казна денег на это не дала. Из-за преступного равнодушия и бюрократизма чиновников главного военно-технического управления доработка "Вездехода" затянулась, и серийное производство этих машин так и не было организовано.

В 1916 году, когда на весь мир прогремели английские танки, А. А. Пороховщиков выступил в печати со статьей "Сухопутный флот - русское изобретение". Весьма характерно, что изобретатель отстаивал не свой личный приоритет, а приоритет своей Родины. Но в условиях царизма замечательный русский патриот не получил никакой поддержки.

Отметим, что помимо "Вездехода" А. А. Пороховщикову принадлежит много других изобретений - от граммофонной пластинки до хлопкоуборочной машины. Среди них особое место занимает разработка конструкции первого самолета с бронированной гондолой, пулеметной установкой и приспособлением для бомбометания. В советское время А. А. Пороховщиков служил в Красном Воздушном Флоте. Умер он в 1943 году.

Но не только на проекте Менделеева и изобретении Пороховщикова основывается приоритет нашей страны как родины танка.

Дело в том, что русские ученые и изобретатели сыграли выдающуюся роль в создании технических предпосылок для появления этой боевой машины. Ведь для того чтобы построить танк, необходимо было иметь достаточно мощную и компактную силовую установку, гусеничный движитель, прочную броню и скорострельное вооружение. Без этого замечательная идея осталась бы в области фантастики.

...Посетители Центрального музея авиации и ПВО в Москве могут увидеть довольно необычное устройство, основу которого составляют восемь горизонтальных цилиндров. Знающие люди останавливаются и смотрят на него с почтением. Еще бы! Ведь это первый в мире двигатель внутреннего сгорания, работавший на бензине. Его изобрел и построил в 1879-1884 гг. наш соотечественник морской офицер О. С. Костович.

Работы над двигателями внутреннего сгорания начались в разных странах в начале шестидесятых годов прошлого века. Первые двигатели были газовыми - в цилиндрах сжигалась смесь газа с воздухом. По сравнению с паровой машиной это был большой шаг вперед, так как теперь не требовался громоздкий паровой котел. Но давление газа в цилиндрах составляло у первых двигателей всего 4 атм (у современного двигателя - 40-80 атм), и поэтому в полезную работу превращалась в них лишь ничтожная часть энергии сжигаемого топлива. Главное же - газовые двигатели оставались стационарными. Для самодвижущихся повозок они казались непригодными, так как перевозить на самоходе необходимое количество газа тогда не умели.

Вполне пригодным для этой цели был лишь двигатель внутреннего сгорания, изобретенный Костовичем. Он работал на удобном для перевозки жидком топливе - бензине. Двигатель предназначался конструктором в качестве силовой установки спроектированного им еще в 1860 году дирижабля "Россия". Мотор имел карбюраторы, систему зажигания от электрической искры и другие необходимые приборы. Он - прямой родоначальник бензиновых карбюраторных двигателей, получивших затем столь широкое применение на транспорте и в авиации. Уместно заметить, что через пять лет после того, как описание двигателя Костовича было опубликовано в печати, Карл Бенц запатентовал в Германии искровое зажигание как свое изобретение. Патент на "изобретение" бензинового двигателя получил в Германии Даймлер в 1883 году.

Следующий важнейший этап в развитии двигателе- строения - изобретение в 1897 году Рудольфом Дизелем двигателя с воспламенением от сжатия. Здесь в цилиндрах сжимался лишь воздух. Горючее впрыскивалось, когда воздух нагревался до температуры, при которой оно само способно было воспламениться. Таким образом, двигатель не требовал предварительной карбюрации (приготовления рабочей смеси паров горючего с воздухом) и системы зажигания. Он мог быть проще по конструкции, надежнее, экономичнее, т. е. расходовать меньше топлива на единицу мощности.

Без преувеличения можно сказать, что дизель пережил в России свое второе рождение, был кардинально усовершенствован русскими инженерами. Уже спустя два года, в 1899 году в Петербурге на заводе, который называется теперь "Русский дизель", был впервые построен оригинальный двигатель с воспламенением от сжатия, работающий на сырой нефти. В России его начинают широко устанавливать на теплоходах, подводных лодках, электростанциях. Применению его для сухопутных самоходов мешал довольно громоздкий компрессор, нагнетавший сжатый воздух, с помощью которого горючее впрыскивалось в цилиндры.

Этот недостаток устранил Я. В. Мамин, построивший в 1899-1903 гг. первый бескомпрессорный дизель с новой топливной аппаратурой высокого давления. Она позволяла подвергать топливо высокому давлению и впрыскивать его в цилиндры без помощи сжатого воздуха. В 1910 году изобретатель впервые установил этот двигатель на колесный трактор, который на всероссийских и международных выставках получил название "русского трактора". Несколько позднее за рубежом появились первые тракторы с бензиновыми двигателями. Таким образом, вопрос о силовой установке для танка к этому времени уже не составлял проблемы - ею мог быть как бензиновый карбюраторный двигатель, так и дизель.

Что касается гусеничного движителя, то это довольно старое изобретение. Еще в 1837 году русский офицер Дмитрий Загряжский получил привилегию на изобретенный им гусеничный ход. Его проект "экипажа с подвижными колеями" включал металлическую гусеницу, опорные катки и механизм натяжения ленты. Однако судьба этого изобретения оказалась плачевной. За свой патент Загряжский вынужден был уплатить большую пошлину. Средств на дальнейшие опыты не нашлось, и работа не была доведена до конца.

Замечательным энтузиастом, которого справедливо можно назвать дедушкой отечественного танкостроения, был талантливый изобретатель Федор Абрамович Блинов. Простой русский крестьянин, а потом машинист одного из волжских теплоходов, он в 1878 году получил патент на "особого устройства вагон с бесконечными рельсами для перевозки грузов по шоссейным и проселочным дорогам". По существу, это был проект гусеничного трактора. Нельзя даже представить себе, какие трудности преодолел Федор Блинов на пути к цели. В условиях тогдашней российской действительности он впервые в мире построил гусеничный трактор с двумя паровыми машинами - с отдельным приводом на каждую гусеницу. Это обеспечило отличную поворотливость трактора. Талантливый энтузиаст намного опередил свое время. В 1896 году машина демонстрировалась на Нижегородской промышленной выставке, где даже члены жюри спрашивали изобретателя: "Зачем этот паровоз?" Но Блинов верил в большую будущность своего изобретения. Незадолго до смерти он говорил своему ближайшему помощнику Я. В. Мамину: "Увидишь, Яков, какое громадное дело выполнят в России эти блиновские самоходы!" Он был, конечно, прав: современные гусеничные тракторы - прямые потомки самоходов Федора Блинова.

За рубежом патент на паровой гусеничный трактор получил в 1888 году (на десять лет позже Блинова) американец Беттер. В 1912 году в США фирма Хольт начала производство полугусеничных тракторов с двигателем внутреннего сгорания, о которых нам еще придется упоминать в связи с первыми зарубежными проектами танков.

Но особенно много в смысле создания предпосылок для появления тапка сделали русские ученые-металлурги, внесшие большой вклад в разработку способов получения броневой стали. Броня - это не совсем обычная сталь. К ней предъявляются противоречивые и, казалось бы, исключающие одно другое требования. Чтобы противостоять снаряду, она должна быть очень твердой. Но твердости стали сопутствует хрупкость. А броня не может быть хрупкой - снаряд ее расколет. Она должна быть твердой, но вязкой. Вот это не присущее обычной стали сочетание твердости с вязкостью и составляет секрет брони - сплава, способного отразить или поглотить чудовищную энергию бронебойного снаряда (развиваемая при этом мощность для 76-мм снаряда, например, составляет 800 тыс. л. с.).

Необходимое сочетание твердости и вязкости достигается составом брони и ее термической обработкой. Выдающийся русский металлург П. П. Аносов первым исследовал влияние на свойства стали различных добавок - хрома, марганца, золота, платины и других элементов. Стали, содержащие подобные добавки, теперь называют легированными. К ним-то и относится как одна из разновидностей броневая сталь.

Для изучения структуры легированных сталей П. П. Аносов еще в 1831 году, за 30 лет до англичанина Сорби, применил микроскоп и специальные протравленные кислотой стальные шлифы. Труды Аносова поставили на научную основу получение высококачественных сталей, что до него считалось своего рода искусством, доступным лишь немногим опытным мастерам-умельцам. Мировую известность получил изданный в 1841 году классический труд П. П. Аносова "О булатах".

Что касается термической обработки стали, то ее научные основы разработал другой выдающийся русский металлург Д. К. Чернов. Он открыл температуры, при Которых изменяется структура стали ("точки Чернова"), что позволило добиться замечательного прогресса в получении высококачественных металлов, в том числе и броневой стали. Великий русский ученый по справедливости считается отцом современной металлографии.

Нельзя не упомянуть и замечательного металлурга П. М. Обухова, основавшего в Петербурге сталепушечный завод (бывш. Обуховский). Пушки из разработанной им стали выдерживали до 4000 выстрелов. В девяностых годах прошлого века на Обуховском заводе для нужд в основном военно-морского флота было освоено производство высококачественной никелевой, а затем и хромо- никелевой гетерогенной (цементированной) брони. Выпускал ее и Ижорский завод.

Решающее значение для производства брони имел переход от ковки к прокату броневых листов. Новый способ был не только намного производительнее, но и значительно улучшал качество брони. Металлургия обязана им мастеру Златоустовских заводов на Урале В. С. Пятову. В 1856 году он впервые в мире осуществил прокатку броневых листов между валками специального стана. Для изготовления толстой брони Пятов отлил шестиметровый маховик и получил хорошие результаты при прокате четырехдюймовых стальных плит. Однако в условиях царской России судьба и этого выдающегося изобретения оказалась незавидной.

Морской ученый комитет, куда поступило изобретение Пятова, решил... отправить его "на консультацию" в Англию. Отзывы поступили отрицательные. А через несколько лет тот же Морской комитет начал внедрять на Ижорском заводе прокат брони по способу английского заводчика Брауна. Как и следовало ожидать, "способ Брауна" ничем существенным не отличался от способа Пятова...

В области усовершенствования артиллерийского вооружения заслуженную известность получила работа замечательного русского артиллериста В. С. Барановского. Он спроектировал в 1877 году скорострельную 2,5-дюймовую пушку, имевшую гидравлический компрессор, поршневой затвор, оптический прицел, оригинальный механизм наводки. К пушке был сконструирован унитарный патрон, заряд которого воспламенялся ударником. Таким образом, орудие имело все основные элементы, характерные

для скорострельной артиллерии. Несколько пушек Барановского отлично показали себя в боях еще во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Русская "трехдюймовка" образца 1902 года, выпущенная Путиловским заводом, имела более высокую начальную скорость снаряда, чем иностранные пушки такого же калибра. Это орудие послужило в дальнейшем образцом для танковых пушек калибром 76,2 мм.

Итак, к началу первой мировой войны все технические предпосылки для появления танка уже имелись. Необходимость в новом наступательном средстве, способном вывести войну из позиционного тупика, становилась все очевиднее. Неудивительно, что проекты кораблей "сухопутного флота" предлагают в 1914-1916 гг. многие изобретатели. В России к этому времени относятся предложения Н. Н. Лебеденко, А. И. Васильева, В. А. Казанского и других. Однако ни один из предложенных проектов в условиях царской России так и не был осуществлен.

За рубежом наибольший успех выпал на долю английского полковника Свинтона и французского полковника Этьена. Интересно, что независимо один от другого оба они пришли к одной и той же идее - использовать американский полугусеничный трактор. Оставалось лишь бронировать и вооружить его - лишнее доказательство того, насколько создание танка было уже подготовлено предшествующим развитием техники.

Свинтон, например, очень энергично начал "проталкивать" проект танка, разработанный по его предложению инженерами Вильсоном, Триттоном. Неудача с "маленьким Вилли" (танком на основе полугусеничного американского трактора) его не обескуражила. Вскоре появился проект "большого Вилли". В начале 1916 года эта машина прошла испытания. Вскоре 50 таких машин, названных для сохранения секретности танками (что значит "бак", "цистерна"), поступили на фронт и 15 сентября 1916 года впервые приняли участие в бою на реке Сомме.

Первый английский танк был технически очень несовершенен. Вес его составлял 26 т, но броня не защищала даже от бронебойных пуль. Вооружение - три пулемета и две 57-мм пушки (не во вращающихся башнях). Экипаж - 8 человек, из которых четверо управляли танком (механик-водитель, два его помощника и командир танка, управлявший тормозами).

Двигалась машина лишь со скоростью 2-4 км/час, ведение огня было затруднено. В боевое отделение попадали выхлопные газы, кроме того, экипаж испытывал сильнейшую тряску, так как корпус не был подрессорен.

Из 50 танков 17 не дошли до поля боя, пять во время атаки застряли в болоте, у девяти отказали механизмы. Следовательно, в первом бою участвовали лишь 18 танков, из них 10 были выведены из строя огнем противника. Таким обескураживающим был дебют танков на поле боя. Тем не менее с их помощью англичане продвинулись на 5 км в глубину на фронте в 5 км, понеся значительно меньшие, чем обычно, потери. Пехота это быстро оценила. Двигаясь в боевых порядках, танки подавляли пулеметы, косившие ее раньше губительным огнем.

Производство танков продолжалось. Более того, в 1917 году англичане выпустили "скоростной" танк "Уйгхет". При весе в 14 т он развивал максимальную скорость до 13,5 км/час. С конца 1916 года танки начинает выпускать и Франция. Первые поступившие на вооружение французские танки "Шнейдер" и "Сен-Шамон" по конструкции были несколько лучше английских - имели более мощное пушечное вооружение и более толстую броню при той же примерно скорости. Корпус был подрессорен, танком управлял один человек. Наибольшую известность получил легкий французский танк "Рено", выпущенный в 1918 году. Вес его 6,5 т при толщине брони до 16 мм, скорость до 9 км/час, вооружение - 37-мм пушка или пулемет. Впервые на этом танке вооружение было установлено во вращающейся башне.

Наиболее, известные танковые сражения первой мировой войны произошли в ноябре 1917 года под Камбре и в августе 1918 года в районе Амьена. Под Камбре в атаке участвовало около 400 английских танков. Она началась внезапно, без артиллерийской подготовки. Благодаря более правильному массированному применению танков на танкодоступной местности немецкая оборона была прорвана на значительную глубину. Правда, позднее немцы контратакой восстановили положение.

Амьен вошел в историю как место самого крупного танкового сражения первой мировой войны. Здесь англичане применили не менее 600 средних и тяжелых танков. Наступление было успешным - недаром Людендорф назвал 8 августа 1918 года "черным днем для германской армии". В этот день застигнутые врасплох немцы потеряли 16 000 пленными и до 200 орудий. Стала очевидной близорукость немецких генералов, не понявших и не оценивших значение первого появления танков на поле боя. Выпущенные с опозданием и в небольшом количестве, немецкие танки не сыграли никакой роли в боях. Любопытно, что немецкое танкостроение уже с первых шагов ударилось в гигантоманию - начало создавать "сверхтанк" "Колоссаль" весом в 150 т. Два таких танка, не успев принять участие в войне, были взорваны самими же немцами.

Во всех боях и сражениях первой мировой войны танки использовались исключительно для непосредственной поддержки пехоты. В этом своем качестве они стали столь популярными, что французская пехота, например, к концу войны вообще отказывалась идти в атаку без танков. Но до оперативного их использования дело не дошло.

Правда, в штабах союзников создавались различные планы достижения решающей победы над Германией с помощью танков. Английский генерал Фуллер, впоследствии известный теоретик "механизированной войны", выступил с планом, по которому предлагал прорвать немецкую оборону на всю глубину на фронте в 160 км и двинуться прямо на Берлин. Для этого, по плану Фуллера, требовалось внезапное массированное танковое наступление тремя эшелонами: в первом - быстроходные танки для парализования коммуникаций и центров управления противника до штабов армий включительно; во втором - тяжелые танки с артиллерией и пехотой для прорыва обороны на всю глубину; в третьем - снова быстроходные танки для преследования противника и выхода в его дальние тылы. План Фуллера официально не был принят. Но на 1919 год союзники планировали с помощью американцев иметь 30 тысяч танков (французы - 14 000, англичане - 8000, остальные - американцы).

Великая Октябрьская социалистическая революция в России и ноябрьская революция 1918 года в Германии, положившие конец мировой боцне, оставили эти планы на бумаге. До гигантских танковых побоищ дело не дошло. Но значение танка как основной ударной силы наступающих армий было уже хорошо понято. Недаром союзники по Версальскому договору запретили Германии строить и иметь танки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"