НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Маневр в морском бою

Маневр в морском бою
Маневр в морском бою

Современный морской бой, происходящий в различных средах - над водой, под водой и в воздухе, носит комбинирований характер. Он может протекать на больших акваториях океана и в ограниченном прибрежном районе моря при участии как отдельных кораблей, групп, отрядов, так и оперативно-тактических соединений разнородных сил флота, по единым замыслу и плану. Успех в бою во многом зависит от удачного маневра сил, четкого согласования их действий по цели, месту и времени, искусного сочетания видов оружия, средств маскировки, радиоэлектронной борьбы. Что же входит в понятие маневр применительно к морскому бою?

Содержание маневра заключается в организованном передвижении сил и средств в ходе боевых действий, перенацеливании их на новое направление (рубеж, в район) в целях занятия выгодной позиции по отношению к противнику и сосредточении необходимой группировки сил (средств огневого поражения) на направлении главного удара, в уклонении от ударов противника и эффективном использовании оружия при выполнении поставленных или вновь возникающих задач. Другими словами, маневр в бою - это целенаправленное передвижение огневых средств противоборствующих сил, включающее такие формы, как сближение, отход, уклонение, перемена позиций, обход, охват и т. д., осуществляемые для достижения успеха меньшими силами и затратами. В него входит не только организованное передвижение сил, но и перенос огня, перемещение материальных средств (маневр огнем, материальными средствами) и т. д.

Маневр силами Военно-Морского Флота в период Великой Отечественной войны осуществлялся, как правило, в интересах операций войск, проводившихся на приморских направлениях, в целях огневой поддержки, общевойсковых соединений и объединений. В морских операциях маневр силами флота использовался для нанесения удара по главным корабельным группировкам противника, обеспечения своих морских коммуникаций и воздействия на вражеские. В некоторых операциях советских войск, проведенных в 1943 - 1945 гг., применялся маневр речными флотилиями в целях огневого обеспечения сухопутных войск, а также подвоза материальных средств, эвакуации раненых и т. п.

В зависимости от масштаба, количества участвующих сил и средств маневр может носить стратегический, оперативный или тактический характер.

Стратегический маневросуществляется под руководством высшего военного командования на одном или нескольких театрах военных действий (ТВД). Для военно-морских сил он может проводиться носителями стратегического ядерного оружия (ПЛAPB, авиваносцами) в целях достижения стратегических результатов.

Оперативный маневросуществляется по решению командований объединений, группировок кораблей в целях выполнения боевых задач в конкретной операции. Проводится с помощью перенацеливания ударов авиации, ракет, перенацеливания материально-технических средств.

Тактический маневросуществляется в интересах выполнения задач боя по решению командира корабля, тактической группы, соединения. Проводится в основном путем скрытного и внезапного перенацеливания сил и ударов ракетного, торпедного и артиллерийского оружия.

Примером стратегического, а в последующем тактического маневра может служить переход эскадры в составе 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 17 крейсерских и нескольких других судов под командованием командующего Черноморским флотом контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова из Севастополя к Тендре. Он осуществлялся с 25 по 28 августа 1790 г. в целях обеспечения проводки из Днепровского лимана в Дунай гребной флотилии, блокированной турецким флотом. Переход был осуществлен столь быстро и внезапно, что появление Ушакова у Тендры явилось полной неожиданностью для противника, тем более что турки не позаботились ни о разведке, ни о дозоре. Добившись в этом сражении блистательной победы, Черноморский флот обеспечил себе полное господство на морском театре в кампании 1790 г. (рис. 14).

Рис. 14. Сражение у Тендры 28 - 29 августа 1790 г.
Рис. 14. Сражение у Тендры 28 - 29 августа 1790 г.

Тактический характер этого маневра заключался в следующем: обнаружив неприятельские корабли, Ушаков не стал перестраивать эскадру из походного порядка в боевой, как было общепринято в то время, а решил использовать элемент внезапности до конца, произведя атаку с ходу. Застигнутый врасплох, турецкий флот, спешно обрубая канаты и поднимая паруса, стремился уйти по направлению к Дунаю. Приказав нести все паруса, адмирал Ушаков решил отрезать отставшую группу турецких кораблей; для защиты их капудан-паша вынужден был повернуть и принять бой. В бою, длившемся около 6 ч, до темноты, турецкий флот, атакованный эскадрой Ушакова с дистанции картечного выстрела, был полностью разбит. "Флот наш, - записано в флагманском журнале Ушакова, - гнал неприятеля под всеми парусами и бил его беспрестанно. Во время сего сражения более всех разбиты неприятельский авангард и передовые (корабли) кордебаталии, из которых весьма претерпели адмиральский и капудан-паши корабли и бывшие близ оных..."*

*(Боевая летопись русского флота. С. 120.)

Маневр обеспечивает гибкость тактики, т. е. дает возможность учитывать разнообразные условия боя. Содержание маневра применительно к тактике сухопутных войск, как нельзя точно, раскрывается в одной из работ В. И. Ленина: "...с одной стороны, уклониться от сражения в открытом поле с подавляющим своей силою неприятелем, когда он собрал на одном пункте все силы, а с другой стороны, пользоваться неповоротливостью этого неприятеля и нападать на него там и тогда, где всего менее ожидают нападения"*. Эти принципы не противоречат и тактике морского боя.

*(Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 6. С. 176.)

В основе маневра лежат скрытность и быстрота передвижения кораблей в целях внезапного и массированного сосредоточения сил и средств на решающих направлениях При невыполнении этих требований поставленные цели, как правило, не достигаются.

Маневр на море отвечает стремлению атакующей стороны занять выгодное положение по отношению к противнику, использовать слабые его стороны, сложившуюся ситуацию, что характерно для морских боев и сражений с момента их зарождения. "Морской бой, - отмечал С. О. Макаров, - не есть дуэль или поединок чести, в котором требуется, чтобы все условия для обоих противников были совершенно одинаковы. Наоборот, надо стараться достичь того, чтобы иметь всевозможные преимущества на своей стороне и все невыгоды на стороне противника; в этом заключается главная задача тактики, и чем полнее это выполнено, тем с меньшими потерями... можно достичь успеха"*.

*(Макаров С. О. Рассуждения по вопросам морской тактики. С. 284.)

Маневр - старейшая категория военно-морского искусства, сущность и характер которой претерпевали постоянные изменения вместе с развитием материальной базы вооруженной борьбы.

В период гребного флота, например, когда велся бой только на веслах, в дневное время и вблизи берега, маневр сводился к следующему: корабль развивал максимальную скорость и стремился так расположить свой курс, чтобы, пройдя вдоль борта неприятельского судна, сломать ему весла, лишить хода, после чего нанести таранный удар в наиболее уязвимую часть - борт или корму. Если же противник оставался на плаву, то атакующий сближался вплотную для взятия его на абордаж.

Благодаря умелому применению маневра бой нередко выигрывала сторона, но силам уступавшая неприятелю.

Так, стремительный маневр русских галер при Гангуте позволил им неожиданно для противника обойти блокировавший их парусный флот, разгромить шведов и успешно решить оперативную задачу прорыва к Або и содействия сухопутным войскам.

В то время как на Западе в XVIII-XIX вв. в военно- морском искусстве превалировала классическая линейная тактика, в русском флоте активно использовался маневренный решительный бой, флотоводцы стремились к новаторству, самобытности, смелому поиску.

Зачинателем искусства маневра в морском бою был адмирал Ф. Ф. Ушаков. Он твердо следовал принципу, провозглашенному Петром I при толковании уставов: "Не держаться правил, яко слепой стены, ибо там порядки писаны, а времен и случаев нет"*. Его тактика не исключала линий баталий как одного из элементов боевого порядка. Они являлись только основой построения кораблей, которые в ходе сражения активно маневрировали. Поломав устоявшиеся канонические традиции, он подчинил линейное построение корабельных сил маневру. Непреложным правилом ушаковской тактики стал маневр в сочетании с огнем. Так, в сражении у мыса Калиакрия (31 июля 1791 г.) он предпринял неожиданный маневр, атаковав со стороны берега вражеские корабли, стоявшие на якорях (рис. 15). Снявшийся в беспорядке с якорей флот противника после четырехчасового боя был полностью разбит и бежал к Босфору, потеряв в пути затонувшими от пробоин несколько кораблей.

*(Морской устав. Спб., 1720.)

Рис. 15. Содержание у мыса Калиакрия 31 июля 1791. (четыре этапа)
Рис. 15. Содержание у мыса Калиакрия 31 июля 1791. (четыре этапа)

В донесении Потемкину Ушаков писал: "Наш же флот всею линиею передовыми и задними кораблями совсем его окружил, и производил с такою отличной живостью жестокий огонь, что, повредя многих в мачтах, стеньгах, реях и парусах, не считая великого множества пробоин в корпусах, принудил укрываться многие корабли один за другова, и флот неприятельский при начале ночной темноты был совершенно уже разбит до крайности, бежал, от стесняющих его безпрестанно, стесненной кучею под ветер, оборотясь к нам кормами, а наш флот, сомкнув дистанцию, гнал и беспрерывным огнем бил его носовыми пушками, а которым способно и всеми лагами. Особо ж разбиты и повреждены более всех пашинские корабли"*.

*(Боевая летопись русского флота. С. 123.)

Русские потери! 17 убитых и 28 раненых*.

*(См.: Боевая летопись русского флота. С. 123.)

Так же как и Суворов, особое значение в бою Ушаков придавал фактору времени. "Ту же минуту, - говорилось в его приказе, - каждый должен показать исполнения действия вверенного ему судна, то-есть идти в свое место, где кому быть должно, не ожидая никого и не медля ни одной минуты... Всякое замедление считать в неисправности"*.

*(Новаторы русского флота: Сборник статей. М.: Воениздат, 1949. С. 9.)

Большой вклад в развитие маневренной тактики морского боя внесли ученики и последователи адмирала Ф. Ф. Ушакова: Д. Н. Сенявин, П. С. Нахимов, Г. И. Бутаков, С. О. Макаров и др.

Передовых русских адмиралов отличало новаторство в использовании маневра: атака противника из походного порядка, выделение резерва для усиления группировки, действующей на главном направлении, сосредоточение огня по неприятельскому флагману, расчленение вражеского ордера на части и т. д. Отдельные положения тактики тех времен не утратили своего значения и сегодня.

Русским морякам принадлежит приоритет в создании теории маневра парового броненосного флота, основоположником которой стал адмирал Г. И. Бутаков. Он впервые разработал такие новые требования к маневру, как быстрота и внезапность для врага перестроений, поворотов и захождений. Особое внимание Г. И. Бутаков обращал на необходимость владения искусством маневра при применении тарана, артиллерийского, минного оружия в сложных гидрометеорологических условиях, ночью, в тумане.

Значительное место этому вопросу отведено и в трудах вице-адмирала С. О. Макарова: "Успех в бою будет в большей степени зависеть от умелого управления кораблем, и надо изыскивать всякие средства, чтобы приучить личный состав к маневрированию корабля"*. Он подчеркивал, что движение кораблей и эскадр должно составить особую науку, которую можно назвать "Эволюция". В этой же работе С. О. Макаров применительно к маневру на море умело использовал суворовские заповеди: "Суворов признает "три воинские искусства": 1) глазомер; 2) быстрота; 3) натиск. Все эти три "искусства" неоценимы именно для моряков, а теперь может быть больше, чем когда-нибудь"**.

*(Макаров С. О. Рассуждения по вопросам морской тактики. С. 206 - 207.)

**(Там же. С. 147.)

В противовес теоретикам Запада, считавшим, что строй эскадры может быть сохранен только до начала боя, а затем начинается "общая свалка", С. О. Макаров утверждал, что именно сохранение строя в бою обеспечивает командиру управление соединением, а следовательно, и успех боя. Маневр он считал важным успехом боя. Но его мнению, боевой порядок эскадры должен состоять из нескольких отрядов (тактических групп) кораблей, построенных с учетом боевого предназначения и скоростных качеств кораблей. С. О. Макаров выдвинул в качестве ведения боя принцип сосредоточения превосходящих сил против избранной части (группы) боевого порядка противника. Выполнение, реализация этого принципа предполагались за счет маневра на охват, окружения, отторжения какой-либо группы противника и уничтожения его по частям. Всякий бой, подчеркивает он, должен кончаться преследованием и уничтожением разбитого противника.

История вооруженной борьбы па море подтвердила, что победу даже над превосходящим по численности противником, как правило, одерживали те силы, которые в бою умело сочетали скорость и маневр, активность и расчет, скрытность и внезапность. Классическим примером использования потенциальных возможностей маневра служит нападение японцев 7 декабря 1941 г. на американскую военно- морскую базу Перл-Харбор. Их высокоманевренные силы, скрытно и в сжатые сроки преодолев большое расстояние, нанесли удар, в результате которого потопили и вывели из строя значительные силы американского флота (8 линкоров, 3 крейсера, 3 эсминца, 4 вспомогательных корабля, свыше 300 самолетов, более 3 тыс. чел. личного состава). Японские потери составили 28 сбитых и 74 поврежденных самолета*.

*(См.: Хаттори Т. Япония в войне 1941 - 1945 гг. М.: Воениздат, 1973. С. 110.)

Таким образом, благодаря умелому маневру противнику был нанесен большой ущерб и па определенный период войны решены стратегические задачи. В основу успеха легло эффективное использование высокомобильного ударного соединения.

Можно привести немало примеров периода Великой Отечественной войны, когда маневр являлся решающим фактором победы. Остановимся на одном из них.

19 августа 1944 г. в районе мыса Кибергнес 14 торпедных катеров СФ вступили в бой с немецким конвоем, на считывавшим 30 вымпелов (почти половину составляли корабли охранения). Силы были явно неравными, однако катерники добились решительной победы. Было потоплено и повреждено 17 единиц из состава конвоя противника. Во многом успеху способствовал смелый и дерзкий маневр двух катеров (командиры старшие лейтенанты В. Домысловский и В. Быков), которые сумели под непрерывным огнем гитлеровцев сблизиться с конвоем и, пройдя вдоль строя, поставить дымовую завесу так, что она лишила врага возможности наблюдения, маневрирования и ведения прицельного огня* (рис. 16).

*(См.: Сборник тактических приемов действий сил ВМФ по опыту Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Л.: ВВМУ им. М. В. Фрунзе, 1982. С. 191 - 193.)

Рис. 16. Совместная атака четырьмя группами торпедных катеров СФ 19 августа 1944 г. в районе мыса Кибергнес
Рис. 16. Совместная атака четырьмя группами торпедных катеров СФ 19 августа 1944 г. в районе мыса Кибергнес

В послевоенные годы тактика морского боя существенно изменилась: он может развертываться па больших площадях, характеризуется более решительными целями, высокой активностью противоборствующих сторон, разнообразием тактических приемов, высокой результативностью, широким применением средств РЭБ, резкими и быстрыми изменениями обстановки. Поэтому важным критерием эффективности морского боя, необходимым условием достижения его целей становятся качественная подготовка сил к стремительному маневру, умелое И своевременное его осуществление. Для успешного проведения маневра требуются: соответствие маневра общему замыслу боя и сложившейся обстановке, простота его выполнения; скрытность и внезапность проведения; выделение достаточных сил и средств и их надежное прикрытие; тщательно организованное и непрерывное взаимодействие всех сил, участвующих в маневре, постоянное и надежное управление ими; своевременность и быстрота его выполнения; всестороннее оперативное (боевое) обеспечение. Многое в успехе зависит от уровня боевого мастерства, тактической и морской выучки, морально- психологического и физического состояния личного состава. Все эти факторы взаимосвязаны друг с другом и оказывают непосредственное влияние на конечные результаты.

Соответствие маневра общему замыслу боя и сложившейся обстановке, простота его выполнения. Прежде всего, командир обязан правильно уяснить задачу, глубоко оценить обстановку, уметь предвидеть ход развития событий. Опыт Великой Отечественной войны, практика двусторонних учений, проводимых на флотах, показали, что безжизненным, обреченным на неудачу может стать любой маневр или тактический прием, если он используется неосмысленно, без учета конкретной обстановки, без достаточной всесторонней подготовленности. Корректировка или (в случае необходимости) изменение решения - важная составляющая работы командира и его штаба в ходе подготовки к боевым действиям и ведения их. В современном морском бою, в условиях быстроменяющейся обстановки, жесткого лимита времени маневр является воплощением разумной инициативы, четкого понимания задачи, показателем тактического мастерства командного звена. Корабельный устав требует от командира умения принимать решение, ведущее к достижению общей цели, выполнению поставленной задачи. Простота замысла обеспечивает быстроту и надежность воплощения его в жизнь, сопутствует успеху. Но она ничего общего не имеет с упрямой прямолинейностью, бесхитростностью и подразумевает исключение надуманных сложностей, искусственных трудностей, для преодоления которых понадобится бесполезная затрата сил, энергии и времени. Командир корабля должен управлять кораблем смело, энергично и решительно, без боязни ответственности за рискованный маневр, диктуемый обстановкой.

Скрытность и внезапность проведения маневра.Как показывает опыт боевых действий на море, скрытность является основным фактором, обеспечивающим внезапность. В основе ее - тактическая маскировка, мобильность сил как на этапе развертывания, так и при непосредственном применении оружия.

Скрытность маневра в период боевых действий предусматривает проведение целого комплекса технических и тактических мероприятий, направленных на уменьшение или ослабление демаскирующих признаков кораблей, совершенствование организации управления силами и способов их использования. Скрытность и внезапность маневра могут быть достигнуты прежде всего сохранением в тайне его замысла, дезинформацией противника путем проведения ложных мероприятий, постоянной борьбой с его средствами разведки и РЭБ. Своевременность маневра будет зависеть от быстроты его осуществления, которая достигается организацией его в сжатые сроки, простотой замысла, высокими темпами смещения сил на новые позиции, рубежи. Кроме того, для достижения внезапности необходимы хорошо организованная и целенаправленная тактическая подготовка, грамотное применение технических средств, четкая организация службы, высокая дисциплинированность и бдительность.

Так, скрытность подготовки в сочетании с тщательной разведкой системы обороны базы, диспозиции кораблей позволили силам английского флота совершить неожиданный маневр и нанести удар по главном силам итальянского флота 11 -12 ноября 1940 г. в средиземноморской базе Таранто (рис. 17).

Рис. 17. Удар английской авиации по военно-морской базе Таранто (11-12 ноября 1940 г.)
Рис. 17. Удар английской авиации по военно-морской базе Таранто (11-12 ноября 1940 г.)

Главный удар наносился незначительными силами самолетов-торпедоносцев (11 единиц), остальные силы флота выполняли задачу обеспечения. В результате внезапного удара получили тяжелые повреждения и на длительное время вышли из строя три линкора из шести ("Конте ди Кавур", "Кайо Дуилио", "Литторио"). Кроме того, бомбами были повреждены два тяжелых крейсера. В целом итальянский флот понес тяжелые потери. Английские потери - 2 самолета. Успех нанесения удара обусловился беспечностью и низкой бдительностью командования итальянского флота. Самолеты первой волны были обнаружены итальянцами только тогда, когда они находились уже над кораблями. Корабли, стоявшие в базе, не имели надежного прикрытия и в течение длительного времени не меняли диспозиции*.

*(См.: Максимов С., Пензин К. Военно-морское искусство флотов капиталистических государств во второй мировой войне. Л.: ВМА, 1962. С. 252 - 257.)

Скрытный и внезапный маневр или удар способен ошеломить противника, дезорганизовать его управление, лишить возможности эффективного сопротивления. Поучительным примером тому является успешная атака аргентинской авиацией английских кораблей в ходе англо-аргентинского конфликта, где маневр сыграл главную роль. Два самолета приблизились к цели на малых высотах по данным морского разведчика "Нептун", находившегося за пределами зоны ПВО. Вход в зону пуска ракет осуществлялся с менее угрожаемого, по мнению англичан, южного направления. На расстоянии примерно 50 км, включив на 30 с самолетные РЛС и обнаружив цели, самолеты выпустили по одной ракете "Экзосет". В итоге эсминец УРО "Шеффилд" был потоплен, а фрегат "Плимут", успев выставить завесу из дипольных отражателей, остался невредим*.

*(См.: Родионов В., Новичков Н. Тактика действий авиации против кораблей//Морской сборник. 1982. № 12. С. 80 - 87.)

За последние годы требования к скрытности маневра существенно возросли, что явилось следствием значительного расширения возможностей разведки, наблюдения за воздушной, подводной и надводной обстановкой, принятия за рубежом на вооружение разведывательно-ударных комплексов (РУК), использования самонаводящегося высокоточного оружия. Скрытность обеспечивается в том случае, если будут соблюдены все требования маскировки, достигнуты быстрота и слаженность действий экипажей.

Выделение достаточных сил и средств для маневра и их надежное прикрытие.Опыт показывает, что недостаточно обоснованное, опрометчивое решение на проведение маневра приводило, как правило, к печальным последствиям. Так, слабо продуманная, без Достаточного прикрытия набеговая операция итальянцев закончилась их поражением в морском бою у мыса Матапан 28 - 29 марта 1941 г. В результате боя они потеряли 3 крейсера, 2 эсминца, тяжелое повреждение получил линкор "Витторио Венето"*.

*(Морской атлас. Т. 3. Военно-исторический. Ч. 2. Описания к картам. М.: ГШ ВМФ. 1966. С. 169.)

Авантюризм, поспешность в принятии решения на маневр приводят, как правило, к неудаче и поражению. Количественный и качественный состав сил и средств, предназначаемый для маневра, оказывает, в свою очередь, существенное влияние на выбор способа и его содержание. Определение достаточности сил и средств требует трезвого расчета исходя из знания обстановки, учета возможного противодействия. Значение этого фактора резко возросло в современных условиях. При расчетах исходят из поставленной боевой задачи, состава группировок противника, конкретной обстановки. Существует методика, предусматривающая расчет необходимых сил с учетом противодействия средствам поражения, носителям оружия, а также их технической надежности*. Маневр силами немыслим без надежного их прикрытия (охранения) от внезапного удара противника. В этих целях могут привлекаться другие рода флота, такие, как авиация, береговые войска и др. В любом случае предусматриваются боевые и походные порядки, которые позволяют наиболее эффективно использовать собственное оружие для самообороны. Иногда роль прикрытия может играть часть сил, участвующих в развертывании.

*(См.: Абчук В. Справочник по исследованию операций/Под ред. проф. Ф. А. Матвейчука. М.: Воениздат, 1979. С. 286-296.)

Тщательно организованное и непрерывное взаимодействие всех сил, участвующих в маневре, постоянное и надежное управление ими. В морском бою, в котором участвуют разнородные силы, необходимы четкое и непрерывное согласование боевых усилий, распределение задач и зоны ответственности каждой единицы. Поэтому взаимодействие в период проведения маневра должно быть непрерывным, постоянным и падежным. Большое значение при этом имеет грамотный выбор средств связи. Несоблюдение этого правила приводило к срыву поставленных задач, снижению эффективности боевых усилий.

Так, при организации взаимодействия американских подводных лодок с авиацией и надводными кораблями в операции в районе атолла Мидуэй в 1942 г. использование подводных лодок было недостаточно продуманным, маневр выхода их на перехват японский соединений срывался, как правило, по двум причинам: позиции их располагались в непосредственной близости к Мидуэю, а передаваемая информация с командного пункта о быстроходном противнике оказывалась совершенно бесполезной, так как в ней не содержалось точной оценки курса следования противника и она имела значительное время устаревания. Безграмотная организация взаимодействия, отсутствие постоянного и надежного управления силами привели к тому, что результаты использования подводных лодок в данной операции были низкими. Особенно если учесть, что американцам были полностью известны оперативные планы противника.

Потеря управления лишает командира возможности уточнить или изменить задачи по времени и целям, перевести силы на другое направление, организовать маневр. Поэтому для повышения надежности и скрытности управления в период Великой Отечественной войны нашими моряками использовались зрительные средства связи направленного действия, закрытые и резервные каналы связи, сменные радиочастоты, заранее разработанные таблицы условных и коротких сигналов (ТУС и КС), ограничивалась работа радиоэлектронных средств в активном режиме и т. д.

Методы и средства управления в ходе маневра могут изменяться в зависимости от характера действий и состава сил (своих и противника), выделяемого времени, гидрометеорологических условий, используемых средств связи.

Вследствие возрастания динамичности боевых действий на море командир должен постоянно руководствоваться принципами взаимодействия, непрерывного и надежного управления, досконально и глубоко знать тактико-технические возможности своих и взаимодействующих сил.

Своевременность и быстрота выполнения маневра.В основе маневра лежит принятое командиром решение на бой, вытекающее из оперативно-тактической обстановки. Оно может предусматривать несколько вариантов действий с учетом ожидаемого развития событий. Эффективность каждого из них зависит от грамотного и обоснованного расчета времени завершения маневра, занятия позиции залпа, т. е. определения момента, когда максимум сил смогут одновременно и неожиданно вступить в бой.

Цель маневра - осуществить скрытное смещение сил и средств, создать благоприятные условия для удара по противнику с наиболее выгодного направления. Поэтому командиру надо помнить, что даже самый стремительный маневр может оказаться бесполезным, если он проведен несвоевременно, без внесения элемента нового, неожиданного, так как противная сторона сможет подготовиться к противодействию, предпринять соответствующие контрмеры.

При выполнении маневра отряд (группа) кораблей может следовать в походном порядке (рассредоточенном или сосредоточенном походном ордере, строю).

Походный порядок (ордер) должен быть таким, чтобы обеспечить перестроение в боевой порядок в кратчайшее время, что особенно важно для отряда (ударной группы) ракетных кораблей. Так, силы Черноморского флота 18 ноября 1914 г. в бою с германо-турецким отрядом кораблей во главе с линейным крейсером "Гебен" не смогли использовать свое численное преимущество из-за неудачного походного порядка, негибкой организации руководства и особенно недочетов в управлении огнем*. Возможность поразить крупные корабли неприятеля была упущена.

*(См.: Петров М. А. Обзор главнейших сражений парового флота. Л.: РИО ВМС РККА, 1927. С. 542 - 544.)

Быстрота проведения маневра силами обеспечивается прежде всего высокой скоростью хода (полета), надежностью тактико-технических характеристик носителей оружия и системы управления. Наиболее полно этим требованиям удовлетворяют морская авиация, ракетные и торпедные катера, атомные подводные лодки, корабли, использующие динамические принципы поддержания (рис. 18).

Рис. 18. Маневр ракетных катеров
Рис. 18. Маневр ракетных катеров

В ВМС США большое внимание в последнее время уделяется строительству кораблей на воздушной подушке (КВП). Как считают за рубежом, в перспективе КВП со скоростями около 60-100 уз могут составить основу флота. Иностранные обозреватели подчеркивают, что такие корабли с грузом в несколько тысяч тонн способны пересекать Атлантику менее чем за 30 ч. Кроме того, они имеют минимальный контакт с поверхностью воды, низкий уровень шума и поэтому представляют трудную цель для торпедной атаки. Оснащение таких высокоманевренных сил противокорабельными ракетами, вертолетами или истребителями вертикального взлета значительно повысит их роль в морском бою.

Время, затрачиваемое современными силами и средствами морского базирования для преодоления 1000-мильного рубежа (без учета противодействия), находится в диапазоне от 50 ч до 12 мин (рис. 19). Отсюда вытекает необходимость постоянного поддержания в высокой степени боеготовности оружия и технических средств корабля для отражения ударов противника, готовности к маневру уклонения, контратаке, радиоэлектронной борьбе. Как показал опыт локальных войн, счет времени готовности использования средств РЭБ идет на секунды.

Рис. 19. Возможности маневра современных сил и средств
Рис. 19. Возможности маневра современных сил и средств

В современном бою в условиях жесткого лимита времени командир вынужден иногда принимать решение, исходя из отрывочных, неполных и даже противоречивых данных. Искусство командира состоит в том, чтобы оценить их, выбрать главные, наиболее вероятные и на этой основе определить оптимальный вид маневра и план его выполнения, своевременность перехода от наступательных к оборонительным действиям и наоборот. Характерным для воплощения подобной тактики в морском бою являются действия в противовоздушном бою наших кораблей в период Великой Отечественной войны. Гибкое сочетание огня зенитной артиллерии (ЗА) и маневра курсом на полных ходах позволяло надводным кораблям вести успешную борьбу с самолетами противника. Так, лидер "Ташкент" Черноморского флота на переходе из осажденного Севастополя в Новороссийск 27 июня 1942 г. в течение 4 ч вел бой с фашистской авиацией, отразив 86 атак самолетов, сбросивших на корабль 336 бомб. Умело маневрируя и ведя огонь ЗА, корабль сбил 2 самолета и благополучно дошел до Новороссийска*.

*(См.: Боевая летопись Военно-Морского Флота, 1941-1942. С. 289.)

30 июня 1941 г. эскадренные миноносцы Северного флота "Куйбышев" и "Урицкий" в сопровождении двух морских охотников отразили атаку 22 немецких пикировщиков, сбросивших на корабли крупные бомбы. Самолеты пикировали звеньями, заходя с кормы, атакуя вдоль корабля. Командиры маневрировали резким изменением курса на полных ходах. Огнем ЗА был сбит один самолет; корабли потерь не имели*.

*(См.: Там же. С. 19.)

В неразрывном единении "маневра и огня" в ходе противовоздушного боя, в ходе накопления опыта ведущее положение все более и более начал занимать второй элемент- огонь. Он определял содержание первого, т. е. момент начала маневра корабля, угол поворота, время маневра. Маневр оказывал существенное влияние на вероятность попадания за счет уменьшения работающей ширины цели. Правда, для малых кораблей маневр влиял на эффективность огня. Так, проведенное иностранными специалистами исследование показало, что процент сбитых самолетов при маневре кораблей уменьшился для малых кораблей с 66 до 49%*.

*(См.: Морз Ф., Кимбелл Д. Методы исследований операций. М.: Советское радио, 1956. С. 48.)

По опыту Великой Отечественной войны маневр кораблей существенно влиял на точность бомбометания самолетов противника. Так, вероятность попадания бомбы в корабль при бомбометании с горизонтального полета, с больших высот уменьшалась за счет маневра корабля на 20 - 30% для крейсеров и 30 - 40% для эскадренных миноносцев.

Как показал опыт, за время падения бомбы с высоты 4000 - 8000 м корабль успевал уклониться от центра рассеивания бомб на 1,5 - 2,5 длины корпуса корабля, т. е. на 150 - 300 м.

Кроме того, на вероятность попадания бомбы в корабль значительное влияние оказывало огневое противодействие атакующим самолетам за счет морально-психологического воздействия на летчиков. Так, эффективность бомбометания по кораблям за счет этого уменьшалась примерно в 2 раза.

Приведенные данные, относящиеся к периоду второй мировой войны, уникальны и справедливы для настоящего времени. Действительно, эта закономерность подтверждается опытом послевоенных конфликтов. Так, в боевых действиях на Ближнем Востоке имели место следующие факты. 24 января 1970 г. группа израильских самолетов атаковала звено египетских торпедных катеров. Один катер был потоплен внезапной атакой со стороны солнца, другой вел бой в течение 25 мин, маневрируя на циркуляции и прикрываясь дымзавесой. Катер оставался непораженным, пока имел боеприпасы и вел огонь по атакующим самолетам.

Рис. 20. Атака надводного противника
Рис. 20. Атака надводного противника

6 февраля 1970 г. египетский тральщик "Мения" в течение полутора часов вел бой с израильскими самолетами, маневрируя и ведя огонь МЗА, отразил свыше 50 атак. Корабль сохранял боеспособность до полного израсходования боекомплекта.

Однако в тех случаях, когда командиры кораблей, корабельных групп несвоевременно переходили к ведению противовоздушного боя, позволяя противнику наносить внезапные удары, а в ходе боя связывали действия своих кораблей буксировкой поврежденных кораблей, спасением личного состава, маневрировали на малой скорости, это приводило к катастрофическим последствиям.

Так, в октябре 1943 г. отряд кораблей Черноморского флота в составе лидера "Харьков", эскадренных миноносцев "Беспощадный" и "Способный" после обстрела береговых объектов противника в районе Ялты в течение 10 ч подвергался атакам фашистской авиации. Первый внезапный удар по кораблям был нанесен, когда они застопорили ход и начали поднимать из воды летчиков сбитого немецкого самолета-разведчика. В результате получил повреждение лидер "Харьков". Он был взят на буксир одним из эскадренных миноносцев. Авиация противника произвела свыше 80 самолето-вылетов и нанесла по кораблям четыре массированных удара. Всего в ударах участвовали 46 бомбардировщиков и сопровождающие их истребители. Истребительное прикрытие кораблей осуществлялось ограниченным количеством самолетов с аэродромов Кавказского побережья на пределе их тактического радиуса действия. Наши истребители выполнили 115 самолето-вылетов и сбили в воздушных боях 14 самолетов противника, но осуществить эффективное прикрытие кораблей от ударов вражеской авиации не удалось*. Результат, как известно, оказался плачевным.

*(См.: Кузнецов Н. Г. Курсом к победе. М.: Воениздат, 1987. С. 294 - 296.)

Опыт боевой подготовки флота подтверждает, что большое значение имеют способность командира пойти на оправданный риск, его постоянное стремление перехитрить противника, навязать ему свою волю, выиграть бой при любых обстоятельствах, с наименьшими потерями и в кратчайший срок. Победа в условном бою приходила к тому, кто проявлял больше творчества, инициативы, кого не подводили командирская интуиция и точный расчет.

Всестороннему боевому обеспечениюотводится важная роль при осуществлении маневра крупными силами в океане. Особенно это важно для выполнения поставленной задачи на значительных удалениях района боевых действий от своих баз в условиях сильного противодействия.

К основным видам боевого обеспечения относятся разведка, защита от оружия массового поражения (ОМП), маскировка и РЭБ, навигационно-гидрографическое, противоминное (ПМО), противоподводно-диверсионное (ППДО), противолодочное (ПЛО), противокатерное (ПКО) обеспечение*. Успех боя во многом будет зависеть от разведки, обеспечивающей командира достоверными данными как о противнике (его силах, группировках), так и о характере его действий, истинных намерениях. Это должно позволить командиру своевременно осуществить маневр силами, сосредоточить их на главных направлениях и внезапно для противника нанести по нему эффективные удары.

*(См.: Военный энциклопедический словарь. 2-е изд. М.: Воениздат, 1986. С. 513.)

Целью боевого обеспечения является повышение боевой устойчивости и безопасности сил, осуществляющих переход морем или находящихся в районе боевых действий (рис. 21). Для этого развертывается система наблюдения за воздушной, надводной и подводной обстановкой, нейтрализуются действия противника, ликвидируется минная опасность и т. д.

Рис. 21. Учебные маневр кораблей обеспечивает авиация
Рис. 21. Учебные маневр кораблей обеспечивает авиация

Высокий уровень боевого мастерства, тактической и морской выучки, морально-психологического и физического состояния личного состава.От этого зависит реализация подчиненными замысла командира, воплощение его в жизнь, преодоление всех трудностей на пути к победе. Достигается это в ходе повседневной учебы, при выполнении мероприятий боевой и политической подготовки, боевых упражнений, тренировок и учений.

В основе мастерского маневра с последующим ударом лежат глубокое понимание сущности современного морского боя, знание противника, всесторонний анализ и учет обстановки, искусное применение всех средств и способов действий. Зарубежные специалисты считают, что маневренная война представляет собой "окольную атаку для достижения победы без борьбы, тактику незаметного приближения на высокой скорости". По их мнению, маневр заключается в использовании скорости, скрытности и внезапности для нанесения удара или же создания угрозы удара по жизненно важным целям и объектам противника, заставляя его изменять первоначальные планы. Они далее делают выводы, что маневр должен обладать гибкостью, способностью ввести противника в заблуждение. Это, в свою очередь, требует от исполнителя дисциплинированности, самостоятельности мышления, шпроты кругозора и уверенности. Эти качества необходимы для того, чтобы быстро приспособиться к обстоятельствам и ответным шагам противника. Задачи и цели маневра можно выполнить только с хорошо обученными, морально и физически стойкими воинами.

* * *

Значение маневра при ведении боевых действий сегодня резко возросло. Это обусловлено ростом огневого и ударного потенциала сил флота, динамичностью современного боя. возможностью стремительного сближения атакующих с главной группировкой противника, нанесения ударов по нему с разных направлений.

Искусное маневрирование позволяет захватить и удержать инициативу, сорвать замысел противника, создать перевес сил на главном направлении.

Маневр эффективен тогда, когда он проводится скрытно, быстро и внезапно для противника. По мнению зарубежных специалистов, таким требованиям в настоящее время отвечают авианосцы с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) и атомные подводные лодки. Они считают, что независимо от характера будущей войны преимущество этих кораблей очевидно за счет концентрации на них боевых средств в сочетании с универсальной маневренностью. Кроме того, для авианосца подвижность базы дополняется маневренностью самолета, способного изменить силу и направление своих атак*.

*(См.: Бело Р. Роль моря в будущей войне. М.: Воениздат, 1961. С. 163 - 164.)

Мобильность кораблей с ЯЭУ значительно расширяет потенциальные возможности маневра, повышает его роль в войне на море. Реализация его требует от командира творческого мышления, инициативы, решительности, способности быстро ориентироваться в обстановке, применения средств РЭБ и оружия для самообороны.

Силы, совершающие маневр, должны быть мобильными, автономными. Развитие средств вооруженной борьбы на море привело к тому, что с ростом маневренности морских сил повысилась роль маневра не только силами, но и оружием.

Успех маневра зависит от грамотного учета командиром обстановки, факторов, влияющих на обеспечение его внезапности, глубокого знания и мастерского использования всех особенностей Мирового океана, которые могут явиться источником военной хитрости, ставящей противника в трудное положение.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"