НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Внезапность в морском бою

Внезапность в морском бою
Внезапность в морском бою

Внезапность - один из принципов военного искусства. Она является важнейшим фактором, обеспечивающим победу в борьбе на море. На тактическом уровне внезапность достигается неожиданным для противника использованием сил, средств и оружия по избранным объектам или созданием таких условий, при которых он окажется не в состоянии эффективно отразить удар атакующих. При равном количественном и качественном соотношении сил противоборствующих сторон она дает возможность добиться максимальных результатов при наименьшей затрате боевых средств и времени. Реализация внезапности тесно связана с проведением ряда мероприятий, неожиданных для противника, по месту, времени, применяемым средствам и способам действий.

В зависимости от масштаба проводимых мероприятий и достигнутых результатов различают стратегическую, оперативную и тактическую внезапность.

В морском бою внезапность, как правило, носит тактический характер в условиях уже начавшихся боевых действий. Боевой опыт нашего ВМФ показал, что ее достижение зависит от тактико-технических возможностей сил флота, умения командира, исходя из обстановки, выбирать наиболее целесообразные способы неожиданного применения по противнику оружия, тактических приемов, особенно новых, неизвестных ему.

Тактическая внезапность- важный принцип тактики морского боя, одно из решающих условий достижения успеха. Как показал опыт многих войн, достижение внезапности тем труднее, чем больше масштаб решаемых задач, требующий привлечения большего количества сил и средств и увеличивающий в связи с этим трудности по скрытию от противника своих намерений.

Несмотря на возросшие возможности разведки, актуальной задачей подготовки к бою должно стать скрытие замысла и направления главного удара, времени и места его нанесения, средств и способов его реализации.

Что же понимается под морским боем и в чем отличие его от операции или сражения? В отличие от последних морской бой - организованное вооруженное столкновение соединений (групп, отрядов, отдельных кораблей, их летательных аппаратов) противоборствующих сторон в ограниченном районе моря в течение относительно короткого времени. Его динамизм, скоротечность, непредсказуемость ситуаций требуют особого подхода к боеготовности, высоких профессиональных знаний и навыков командного звена. Морской бой - искусство, зависящее от творчества командиров, противоборство интеллектов и техники.

Нестандартные обстановка и действия вызывают у противника состояние растерянности, неуверенности, зачастую принуждают его отказаться от выполнения поставленных ему задач. Так, в период Крымской войны (1853 - 1856) постановка русскими мин в Финском заливе и подрыв на них в июне 1855 г. у Кронштадта четырех новейших боевых кораблей англо-французской эскадры вынудили противника отказаться от намеченных целей (рис. 22).

Рис. 22. Подрыв английских кораблей у Кронштадта (1855 г.)
Рис. 22. Подрыв английских кораблей у Кронштадта (1855 г.)

Внезапность, как правило, давала значительный эффект при использовании новой техники и необычной для противника тактики действий сил, особенно когда новое оружие сочеталось со стремительностью действий, а применение его носило комбинированный характер.

Неожиданным для воюющих сторон оказалась результативность подводных лодок в борьбе с боевыми кораблями и транспортами в период первой мировой войны. В самом ее начале 5 сентября 1914 г. немецкая подводная лодка U-21 атаковала торпедами английский легкий крейсер "Патфайндер", затонувший через 4 мин, а 22 сентября за один час подводная лодка U-9 потопила три английских броненосных крейсера - "Абукир", "Кресси" и "Хог", которые несли дозор в южной части Северного моря. Это доказывало, что подводные лодки - мощное оружие, и воюющие державы повели ускоренными темпами их строительство*.

*(Простаков A. Л. Противолодочная оборона торговых судов. М.: Воениздат, 1960. С. 5.)

Другой пример из периода второй мировой войны. За 21 день мая 1943 г. подводные силы Германии лишились 41 подводной лодки, что на 15 единиц превышало число вновь построенных. Это стало возможным благодаря широкому использованию многоствольных бомбометов "Ходжехог", стреляющих впереди по курсу корабля и создающих значительную площадь поражения; применению бомб Мк 9 с большой скоростью погружения и глубиной установки взрывателя до 180 м, гидроакустических буев, снабженных гидрофоном для подводного прослушивания и радиопередатчиком для сообщения на самолет о контакте, и других новшеств. Сочетание новых средств противолодочной борьбы с широким использованием корабельных и авиационных поисковых ударных групп оказалось неожиданным для противника*.

*(См.: Внезапность в операциях вооруженных сил США/Под ред. проф. М. М. Кирьяна. М.: Воениздат, 1982. С. 196 - 197.)

Тем не менее применение и традиционных средств ведения борьбы в сочетании с необычными тактическими приемами оказывает на противника сильное психологическое воздействие, и активная сторона получает ощутимое преимущество, особенно в первоначальный период боя. Так, 19 августа 1943 г. катера МО-124 и М0-203 (командир дивизиона - капитан 3 ранга Г. Лежепеков), находясь в дозоре, на дистанции 25 - 30 каб обнаружили 5 сторожевых катеров противника. Силы были явно неравными. Развернувшись полукольцом, фашисты полным ходом пошли па сближение.

С расстояния 15 каб они открыли огонь из автоматических пушек и пулеметов. Ведя бой на отходе, командиры катеров старший лейтенант М. Авилкин и младший лейтенант Н. Дежкин неожиданно для противника сбросили но его курсу серию больших глубинных бомб, установив на них максимальную затяжку времени взрыва. Водяные столбы брызг, дыма и пара, поднявшиеся перед носом, деморализовали противника, погоня была прекращена. Наши катера без потерь вскоре вернулись на линию дозора*.

*(ЦВМА, ф. 45, д. 19670, л. 31.)

Как видно из примеров, фактор внезапности, оказывая на противника сильное психологическое воздействие, дает значительное превосходство стороне, использующей его.

В зависимости от сложившейся обстановки, характера решаемых задач, состава привлекаемых сил внезапность может быть достигнута за счет нанесения по противнику неожиданного удара или контрудара; использования более совершенных классов, типов летательных аппаратов, видов оружия; увеличения глубины воздействия на противника; применения новых способов или тактических приемов боя уже известными видами оружия и боевой техники. Однако следует учитывать, что фактор внезапности - временный, он зависит от уровня боевой устойчивости противоборствующей стороны, ее морально-психологического потенциала.

В современном морском бою с использованием новейших средств огневого поражения и защиты значение внезапности заметно возросло. Боевые действия будут характеризоваться активностью и решительностью, расширением пространственных границ, высокой маневренностью сил, разнообразием форм и способов использования средств борьбы, массированным применением ракетного, торпедного, минного оружия и средств радиоэлектронной борьбы. Из этого можно сделать вывод, что внезапность невозможна без проведения широкого круга различных мероприятий. Основными из них являются заблаговременное обнаружение противника, скрытное развертывание сил, стремительный и мощный удар, развитие успеха.

Дальнобойность огневых средств, большая скорость сближения с целью, высокая вероятность поражения (даже с учетом противодействия) определяют тактику современного морского боя, последовательность действий сил, организацию взаимодействия и сроки выполнения боевой задачи. Принятие на вооружение флотов ракетного оружия позволило значительно увеличить дистанции боевого соприкосновения. Исход боя будет теперь зависеть от возможностей оружия, дальностей выдачи целеуказания и преимущества позиций.

С применением единых разведывательно-ударных комплексов (РУК), разрабатываемых в странах НАТО, западные специалисты считают, что повысится вероятность поражения целей в 8 - 10 раз, а время выполнения огневой задачи сократится в 10 - 15 раз*.

*(См.: Родионов Б. И., Новичков H. Н. Крылатые ракеты в морском бою. М.: Воениздат, 1987. С. 66 - 69.)

Что же такое РУК и какую роль они будут играть в боевых действиях на море? В общем случае (независимо от боевого предназначения) элементами РУК являются: силы и средства разведки, наведения и ретрансляции (самолеты "Хокай", Е-ЗА, спутники СИСАТ и т. д.); центр сбора, анализа, обработки, накопления информации и управления (ВКП, ФКП, БКП); опорная навигационная сеть (НАВСТАР); силы и средства поранения (оружие высокой точности, КР с ГСН).

В качестве прототипа РУК применительно к морскому бою рассматривается комплекс "Аутло Шарк", в котором данные космических и воздушных средств разведки используются для наведения на цель ПКР "Томагавк" на максимальную дальность их полета (550 км). С дальнейшим развитием и совершенствованием РУК значительно возрастет роль внезапного удара по противнику, появится возможность нанесения ему невосполнимых потерь в короткие сроки не только ядерным, но и обычным оружием. Предпосылками к этому служат удаленность компонентов РУК от линии соприкосновения с неприятелем, постоянная боевая готовность, большая скорость и высокая точность наведения средств поражения. Передача и ретрансляция информации между элементами РУК ведутся с помощью шумоподобных сигналов, наблюдение за обстановкой - в основном пассивными средствами радиотехнической разведки. Поэтому противник лишен возможности судить о готовящемся нападении и не принимает мер противодействия. В связи с этим значительно возрастают требования к постоянной готовности сил к отражению удара и нанесению контрудара.

Внезапность в современном бою зависит от целого ряда видов боевого обеспечения: тактической разведки, тактической маскировки, радиоэлектронной борьбы, а также от скрытого и надежного управления силами.

Тактическая разведка играет в достижении внезапности особую роль. Она направлена на выявление местонахождения противника и состава его сил, системы обороны и защиты, степени боеготовности, способности к оказанию противодействия и т. д. Решают эти задачи специально предназначенные силы (корабли, самолеты, подводные лодки), дозорная служба, радиотехнические посты наблюдения и связи. Разведке и наблюдению придавалось большое значение во все времена. Непрерывное и хорошо организованное наблюдение позволяло контролировать место и намерения противника, принимать своевременные меры по его упреждению. Вот лишь один пример: 21 сентября 1942 г. эсминец "Стерегущий" стоял на якоре на восточном Кронштадском рейде. Сигнальщики обнаружили и своевременно доложили командиру о приближении самолетов противника. Благодаря четким и инициативным действиям эсминец быстро снялся с якоря и дал ход. Первые же бомбы попали в катер, находившийся за кормой на бакштове, т. е. туда, где минуту назад был корабль. В дальнейшем экипаж с честью выдержал противоборство с 16 фашистскими самолетами Ю-87.

К решению задач разведки привлекаются практически все силы флота, находящиеся в море. Например, в период Великой Отечественной войны при действиях на коммуникациях противника советские подводные лодки зачастую осуществляли наблюдение за передвижением судов, кораблей вблизи баз и акваторий портов, выявляли тактику действий сил охранения и обеспечения, маршруты интенсивного движения конвоев, рубежи противолодочной обороны, наличие сил и характер построения ПЛО, ПКО, ПВО и т. д. Данные, добытые ими, использовали и другие силы флота для обеспечения внезапности действий своих сил и предупреждения неожиданных действий неприятеля. Так, 5 июля 1942 г. подводная лодка К-21 (командир - капитан 2 ранга H. Лунин) обнаружила вражескую эскадру в составе линкора "Тирпиц", тяжелых крейсеров "Адмирал Хиппер" и "Адмирал Шеер", семи эсминцев и двух миноносцев в районе к северу от Гаммерфеста, направляющуюся для разгрома союзного конвоя PQ-17. В тот же день соединение было обнаружено самолетом и подводной лодкой англичан, которые также донесли о его появлении. Их радиограммы и торпедная атака подводной лодки К-21 вынудили эскадру ввиду утраты внезапности вернуться в Альтен-фьорд*.

*(См.: Боевая летопись Воеппо-Морского Флота. 1941 - 1942. С. 79.)

Полноту вскрытия обстановки перед боем позволяет сделать доразведка, ведущаяся средствами корабля, тактической группы. Она дополняет сведения флотской разведки, помогает вести целенаправленный поиск противника, знать обстановку в районе боя. Невыполнение этого требования нередко приводило к срыву поставленной задачи. Так, например, несмотря на достигнутую группой японских кораблей внезапность и успешное развитие боя у острова Самар (Филиппинские острова, 1944 г.), в результате которого американцы потеряли 6 кораблей, командующий группой был вынужден прекратить бой и отойти. Такое решение он принял из-за невозможности вести доразведку на себя и неполучения разведданных от командования*.

*(См.; История военно-морского искусства. Т. 3. С. 178 - 182.)

Разведывательная информация приобретает наибольшую достоверность и ценность, когда она дополняется и уточняется сведениями, полученными различными средствами: авиацией, надводными кораблями, радиотехнической разведкой. Как показывает опыт мировой войны, знание фактической обстановки на театре или в отдельном его районе позволяло своевременно вскрывать намерения противника, определять мероприятия по защите и обороне своих сил. Известно множество примеров, когда одна из сторон располагала достаточными сведениями, разведданными для того, чтобы предотвратить внезапность ударов противника, но не сделала этого или из-за недоверия к данным разведки, или неумения подвергать их анализу. Так, за 40 - 45 мин до удара японских палубных бомбардировщиков по Перл-Харбору (7 декабря 1941 г.) американское командование получило сообщение об обнаружении радиолокационной станцией большой группы воздушных целей в 136 милях от острова Оаху. К какой трагедии привело пренебрежение этими данными, известно всему миру.

Совсем по-другому реагировало командование Севастопольской базы при обнаружении неизвестных самолетов в ночь на 22 июня 1941 г. Было принято ответственное для того времени решение об открытии огня по неопознанным самолетам всеми средствами ПВО главной базы и кораблями. В результате противник не смог осуществить точную постановку мин на выходах из базы и в гаванях или повредить хотя бы один корабль.

Опыт локальных войн и конфликтов показал, что организация эффективной тактической разведки способствует нанесению даже по превосходящему противнику ощутимых ударов (рис. 23, 24).

Рис. 23.Удары аргентинской авиации по кораблям Англии (май 1982 г.)
Рис. 23.Удары аргентинской авиации по кораблям Англии (май 1982 г.)

Тактическая маскировканаправлена на скрытие от противника факта подготовки и развертывания сил, выхода их на боевую позицию, подготовки удара. Результативность ее, как правило, зависела от достоверности данных разведки, полноты использования физико-географических и гидрометеорологических условий, наличия и эффективности средств маскировки, действий командования и личного состава.

Рис. 24. После атаки
Рис. 24. После атаки

Среди маскировочных мероприятий, проводимых в период боевых действий на море, большое внимание во время второй мировой войны уделялось борьбе с дымностью, снижению шумности механизмов, следности и заметности, уменьшению электромагнитного и теплового излучения кораблей, скрытному использованию их радиотехнических средств и др. Надводные корабли в целях маскировки широко использовали выгодные условия погоды, освещенности, географические особенности театра военных действий. Примеров тому множество. Вот один из них. В ночь на 30 июня 1941 г. эсминцы "Куйбышев" (командир - старший лейтенант С. Максимов) и "Урицкий" (командир - капитан 3 ранга В. Кручинин) после огневой подготовки фланга 135-го стрелкового полка были атакованы 22 самолетами Ю-88. Корабли отбивали атаки и маневрировали. В результате ни одного попадания в них не было. При этом сопровождающий их МО № 123 (командир - лейтенант В. Лазовский) сбил вражеский бомбардировщик. При приближении второй волны самолетов паши корабли повернули в сторону находящего с севера тумана и скрылись в нем. Боевая задача была выполнена успешно*.

*(См.: Боевая летопись Военно-Морского Флота, 1941 - 1942. С. 19.)

Объектами маскировки являются морские и наземные цели, средства материально-технического обеспечения, технические средства разведки. Последним, как показал опыт локальных войн и военных конфликтов, нападающая сторона придает первостепенное значение при нанесении ударов. Уничтожение или подавление сил и средств наблюдения и разведки проводится, как правило, в период подготовки и начальной фазе боя в целях лишения противника источников информации об обстановке.

В современных боевых действиях, отмечают зарубежные специалисты, тактическая маскировка приобретает важнейшее значение. С учетом широких возможности космических, радиоэлектронных, гидроакустических и других средств наблюдения она является необходимым условием достижения целей, поставленных перед одиночным кораблем (группой или отрядом). Особое внимание руководство ВМС США уделяет повышению скрытности маневра таких крупных кораблей, как авианосцы. Например, во время проведения крупномасштабного учения НАТО "Римпак-86" американскому авианосцу "Рэнджер", выступавшему па стороне "синих", удалось на целые две недели "затеряться" в просторах Тихого океана. Несмотря на активные поиски с применением новейших, в том числе спутниковых, средств разведки, противоборствующая сторона долго не могла установить его местонахождение*.

*(См.: Богданов Е. Корабль-невидимка//Красная звезда. 1987. 27 окт.)

Тактическая маскировка является составной частью оперативной маскировки и во многом зависит от качества и полноты ее проведения. Разведка находится в диалектическом противоречии с требованиями маскировки, преимущественно в том случае, когда она ведется активными средствами. К примеру, при соблюдении максимальной скрытности (ведение разведки пассивными средствами) трудно получить полную информацию о противнике, что снижает степень знания обстановки. Вместе с тем при использовании радиолокационных и гидроакустических станций противник имеет возможность запеленговать их работу, определить и классифицировать носителей. Поэтому командиру необходимо выбирать наиболее оптимальные режимы работы РЭС, искать пути введения противника в заблуждение, противодействовать его целям и намерениям.

Радиоэлектронная борьба(РЭБ) представляет собой комплекс взаимосвязанных по цели, задачам, месту и времени мероприятий и действий сил для выявления РЭС и систем противника в районе боя, их уничтожения (подавления), создания помех радиолокационным средствам и самонаводящемуся оружию, а также для радиоэлектронной защиты своих систем наблюдения и управления силами и оружием. Главная цель РЭБ - нарушение связи противника, ограничение его возможности руководства силами, снижение эффективности противодействия.

Так, в период второй мировой войны для снижения эффективности зенитного огня, управляемого с помощью радиолокации, самолеты наряду с бомбами загружались дипольными отражателями в виде узких полос металлизированной бумаги или алюминиевой фольги. Они представляли собой полуволновые пассивные вибраторы, подавляющие работу наземной PЛC. Пачка таких отражателей массой 60 г, сброшенная в воздухе, имитировала один бомбардировщик. Всего за период войны над Европой было сброшено около 41 тыс. т дипольных отражателей. В боевых действиях США против Японии, применявшей низкочастотные радиолокационные станции, авиация использовала металлизированные ленты длиной 120 м, которые сбрасывались на маленьких парашютах. Последние уменьшали скорость падения лент, что увеличивало время действия пассивных помех. Каждый бомбардировщик кроме передатчиков активных помех брал в полет до 270 кг таких лент.

Для скрытия самолетов от наблюдения береговых и корабельных радиолокационных станций союзная авиация в некоторых случаях применяла металлические сети, которые буксировались на тросах за самолетами. Такие сети привлекали на себя огонь зенитной артиллерии, в то время как самолеты, летящие выше, проходили к цели необнаруженными. Японцы пытались создать для маскировки самолетов радиопоглащающие покрытия, но из-за увеличения веса самолетов и снижения скорости полета не достигли желаемых результатов*.

*(См.: Гордеев Н. П. Маскировка в боевых действиях флота, М.: Воениздат, 1971. С. 125 - 127.)

Так называемый самолет-невидимка, по утверждению иностранных специалистов, был создан совсем недавно в США. Его конструкция и поглощающее покрытие значительно снижают дальность обнаружения с помощью имеющихся на вооружении РЛС.

К концу второй мировой войны масштабы применения РЭБ значительно возросли. Почти на каждом бомбардировщике союзников были установлены передатчики помех, автоматы для сбрасывания дипольных отражателей, а для достижения скрытности и внезапности действий морской авиацией велась активная борьба с вражеской разведкой. Уничтожению подверглись все попавшиеся на пути самолеты, корабли, суда, в том числе и рыболовные. Все эти меры давали результат в том случае, когда проводились в комплексе, в тесной взаимосвязи.

Не менее успешно РЭБ применялась в целях повышения эффективности действий бомбардировочной авиации Германии. По подсчетам немецкого командования, меры противорадиолокационной маскировки в сочетании с активным радиопротиводействием снизили эффективность зенитного огня союзников на 75%.

Приемы и средства РЭБ за последние годы постоянно развивались и совершенствовались. Так, в локальных войнах воюющие стороны активно применяли наземные и корабельные средства, пилотируемые и беспилотные летательные аппараты, оснащенные комплексами радиопомех, ложными радиолокационными и тепловыми целями, противорадиолокационными ракетами, передатчиками радиопомех разового использования и др. Разработка новых средств РЭБ ведется в целях повышения их эффективности, максимального достижения в бою неожиданности, введения противника в заблуждение. Не потеряли своего значения и испытанные, традиционные способы - умелое использование обстановки, выполнение мероприятий по уменьшению заметности, следности, снижение уровней физических полей корабля, соблюдение требований радиоэлектронной маскировки.

Эффективность применения средств РЭБ рассматривается зарубежными специалистами в зависимости от этапов боевых действий: планирования и подготовки сил и средств, развертывания и тактического маневрирования, соприкосновения и непосредственной атаки противника (рис. 25). В данном случае промежуток времени, необходимый для ввода сил в бой, измеряется в днях и часах, а для обнаружения цели, передачи команды системам оружия, дохождения их до цели - в минутах и секундах. Как видно, при переходе от одного этапа к другому изменяются тактика боя и приемы радиоэлектронной борьбы. К примеру, использование телеуправляемых летательных аппаратов, дезинформирующих буев, дипольных отражателей и радиоэлектронных активных помех не позволяет противнику правильно оценить обстановку, затрудняет его целеуказание, сбивает с курса, уводит от цели идущие самонаводящиеся средства поражения.

Рис. 25. Слагаемые обеспечения морского боя
Рис. 25. Слагаемые обеспечения морского боя

Радиоэлектронная борьба, считают иностранные специалисты, необходима для того, чтобы запутать, ошеломить, заманить противника в западню, захватить и сохранить инициативу, чем и облегчить решение задач для другой стороны.

Скрытое и надежное управление силамив значительной степени способствует достижению внезапности в морском бою. Управление кораблями, тактическими группами с берегового или подвижного командного пункта требует надежной связи между ними. Так, в период второй мировой войны эффективность действий японских подводных лодок была весьма скромная - в несколько раз ниже эффективности действий американских подводных лодок. Анализ показал, что произошло это вследствие неверно избранной системы управления, предусматривающей чрезмерное количество радиопереговоров. Это позволяло американскому командованию на Гавайских островах уточнять районы действий японских подводных лодок и принимать соответствующие меры. Например, в декабре 1941 г. эскадра японских подводных лодок вообще начала преследование американского авианосца "Энтерпрайз" в надводном положении, в результате чего потеряла подводную лодку 1-70*.

*(См.: Холмс У. Победа под водой: Пер. с англ. М.: Воениздат, 1968. С. 81.)

В целях достижения внезапности, скрытия своих намерений целесообразно предусматривать комплекс мероприятий, которые в обобщенном виде сводятся к следующим: при подготовке к бою сужается круг лиц, посвященных в замысел командира, ограничивается работа средств связи, для обмена информацией применяются быстродействующая аппаратура, кодирование и шифрование радиограмм, используются таблицы условных сигналов, кодированные карты и другие средства. Обмен информацией и дача команд по открытым каналам связи, как показал опыт войны, возможны лишь тогда, когда скрытность их передачи теряет всякий смысл, а время, затраченное на их шифровку и дешифровку, превышает допустимый срок их устаревания.

Динамичность и скоротечность морского боя, участие в нем разнородных сил расширяют поток обмена информацией, что усложняет процесс руководства ими. Поэтому важно, чтобы командир, исходя из своего решения и прогнозируемых условий обстановки, заранее определил порядок применения средств и каналов тактической связи, для более рационального использования их боевых возможностей заблаговременно доводил до подчиненных и взаимодействующих сил конкретные боевые задачи и этапы их выполнения.

Пути достижения внезапности многообразны. В основе их скрытные и стремительные боевые действия, упреждение противника в занятии выгодной позиции, выбор времени и направления главного удара, применение неожиданных для противника средств поражения, приемов и способов ведения боя. Их реализация является важнейшим условием успешного решения поставленной задачи и лучшим способом обеспечения боевой устойчивости своих сил.

Скрытность и стремительность боевых действийиграют немалую роль в противоборстве на море. Они зависят в первую очередь от тактико-технических характеристик корабля, группировки сил, участвующих в бою, а также от эффективности управления ими. Деятельность командования должна быть направлена на достижение необходимой маскировки для введения противника в заблуждение относительно состава сил, замысла действий, места и времени нанесения главного удара.

Пренебрежение скрытностью, как правило, имело отрицательные последствия. Так, например, в первую мировую войну движение главных сил германского флота в Северном море почти всегда становилось известно англичанам заблаговременно благодаря предшествовавшим выходу противника оживленным радиопереговорам.

Английские корабли, которые вели поиск противника в районе Коронеля, по усиленному радиообмену были обнаружены немецкой эскадрой, что дало ей преимущество и послужило одной из причин поражения англичан в бою.

Скрытность действий во многом зависит от достоверности данных, полученных разведкой, зрительными и радиотехническими средствами наблюдения. Важным условием избежания неожиданности в бою является своевременное опознавание, т. е. определение принадлежности цели в момент установления контакта с ней. Так, на рассвете 4 апреля 1916 г. Черноморская эскадра в составе линкора, крейсера и четырех эсминцев на дистанции 65 каб обнаружила силуэт судна. Приняв его за свой корабль, эскадра повернула на обратный курс. Спустя только 19 мин с линкора запросили у "Бреслау" опознавательные сигналы и получили неверный ответ. К этому времени дистанция увеличилась до 130 каб. Чувствуя себя вне опасности, с немецкого крейсера на повторный запрос передали ответ по Международному своду сигналов: "Счастливого плавания!" Сразу же линкор открыл огонь из главного калибра. Преследование "Бреслау" продолжалось 1 ч, но безрезультатно*.

*(См.: Шведе Е. Операции на Черном море в мировую войну в освещении германской официальной морской истории // Морской сборник. 1930. № 10. С. 70; Боевая летопись русского флота. С. 409.)

Внезапным оказалось нападение вражеской авиации 2 июля 1942 г. на порт Новороссийск. Отсутствие надежного наблюдения и оповещения о воздушной опасности, несовершенство противовоздушной обороны привели к тому, что наш флот понес большие потери. Потоплены лидер "Ташкент", эсминец "Бдительный", теплоход "Украина", повреждены другие суда. И только благодаря случайному совпадению обстоятельств эсминец "Сообразительный", на котором в момент нападения проводилось плановое учение по ПВО, смог открыть огонь по самолетам противника*.

*(См.: Ворков С. С. Флаг на гафеле. М.: Воениздат, 1962. С. 103 - 105.)

Упреждение противника в занятии выгодной позициипозволяет получить превосходство над ним, действовать в бою в благоприятных географических, гидрологических условиях, использовать свои минные, ракетно-артиллерийские позиции, авиационное прикрытие.

Выгодной позицией считается такое расположение относительно противника, при котором противоборствующие силы могут первыми и с наибольшей эффективностью использовать все средства для поражения неприятеля и защиты от его ударов.

Все усилия командира должны быть направлены на решение главной задачи путем занятия в бою выгодной позиции для нанесения удара в нужный момент времени. Примером такого подхода могут служить действия командира подводной лодки С-13 капитана 3 ранга А. Маринеско в годы Великой Отечественной войны при атаке фашистского лайнера "Вильгельм Густлов" (рис. 26). Для того чтобы не упустить противника, подводная лодка, несмотря на сильное волнение моря, в позиционном положении развила максимальный ход. Это представляло определенный риск для корабля, но он был оправдан - подводная лодка С-13 поразила цель. Успеху во многом способствовала и неожиданная для противника угроза со стороны берега, что обеспечивало скрытность атаки, внезапность нанесения удара и отрыв от преследования.

Рис. 26. Подводная лодка 'С-13' атакует фашистский лайнер 'Вильгельм  Густлов'
Рис. 26. Подводная лодка 'С-13' атакует фашистский лайнер 'Вильгельм Густлов'

Быстрое занятие лучшей позиции и скрытное создание превосходства в силах на определенном рубеже и в нужный момент позволяют решать задачу не только в более короткий срок, но и с меньшими потерями. Имея мало времени для организации противодействия, противник не в состоянии организовать надлежащий отпор. Командир при принятии решения, исходя из конкретных условий обстановки, определяет, где, тогда и за счет каких возможностей он может занять выгодную позицию для нанесения эффективного удара по противнику. Многое будет зависеть от его грамотности, интуиции и опыта.

Выбор времени и направления главного удараимеет большое влияние на ход и исход боя. Эти элементы составляют основу решения командира, в котором определяются объекты удара, его место (район, рубеж) в структуре (содержании) боя, привлекаемые силы и их взаимодействие с другими силами, действующими на других, обеспечивающих направлениях.

Главный удар наносится группировкой сил флота на избранном направлении, имеющем решающее значение для выполнения поставленной на бой задачи, в целях уничтожения противоборствующих сил или отказа их от намеченных целей. Достигается это путем создания на этом направлении превосходства в силах и средствах поражения, т. е. их массированием. Главный удар достигает цели в том случае, когда развертывание ударной группировки проводится скрытно, оружие применяется внезапно, а взаимодействие и маневр - слаженно и в строго назначенные сроки*.

*(См.: Советская Военная Энциклопедия. М.: Воениздат. 1976. Т. 2. С. 569.)

Большой вклад в теорию и практику нанесения главного удара в борьбе на море внесли отечественные флотоводцы, ученые-моряки. Так, опровергая утверждения западных теоретиков, лейтенант русского флота Хлодовский подчеркивал, что тактика не требует численного превосходства, а учит приемам, с помощью которых при равных и даже слабейших силах в требуемом пункте превосходящие силы оказываются против слабейших неприятельских. Тем самым он обосновывал важность выбора направления главного удара в бою и сосредоточения на нем превосходящих сил. Последнее условие он рассматривал как основание любого тактического приема. Хлодовский считал, что целесообразное использование сил и средств в течение всего боя является столь важным и необходимым, что выполнение этого условия будет служить фактором, который решит победу*.

*(См.: Хлодовский. Опыт тактики эскадренного боя. Спб., 1903. С. 2 - 3.)

Основные принципы тактики морского боя, разработанные новаторами русского флота к концу XIX в., нашли воплощение в ходе боевых действий во время мировых и локальных войн, военных столкновений и конфликтов. Не потеряли своего значения они и сегодня. В современном морском бою искусство командира состоит в том, чтобы в различной обстановке осуществлять грамотную классификацию целей, назначать этапы боя, выбирать оптимальный способ нанесения ударов, рассчитывать предполагаемый расход боеприпаса. Время и место нанесения главного удара должны быть неожиданными для противоборствующей стороны. В целях дезинформации противника, отвлечения его усилий на другие направления проводятся отвлекающие действия, маскировочные мероприятия.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что грамотный выбор времени и направления главного удара оказывал существенное влияние на достижение внезапности в бою, являлся одним из условий победы в противоборстве на море. Так, 18 февраля 1945 г. утром четыре торпедных катера Балтийского флота атаковали конвой противника. Несмотря па сравнительно сильное охранение (два СКР, два ТЩ, несколько СКА), оба транспорта были потоплены. Удачно выбранные время и место поиска (на рассвете, когда бдительность противника на входе в свой порт - Лиепая снизилась) обеспечили успех боя. Кроме того, применение маневра с прорезанием строя конвоя и атака с двух бортов позволили значительно уменьшить прицельность и силу неприятельского заградительного огня*.

*(См.: Колесник П., Нога Н. Сборник тактических приемов действий сил ВМФ по опыту Великой Отечественной войны 1941- 1945 гг. Л.: ВВМКУ им. М. В. Фрунзе, 1982. С. 188 - 189.)

Применение неожиданных для противника средств поражения, приемов и способов ведения бояусиливает фактор внезапности, дает тактическое превосходство над противником.

Так, с установкой на подводных лодках США в 1943 г. радиолокационных станций, приборов торпедной стрельбы значительно повысилась эффективность их действий при низкой видимости, в ночных условиях. Например, 1 февраля 1943 г. подводная лодка "Тарпон", находясь на подходах к Токийскому заливу, обнаружила ночью с помощью РЛС и атаковала цель. Ею оказался транспорт водоизмещением 11 тыс. т. Ночью 8 февраля этой же подводной лодкой был уничтожен транспорт водоизмещением 17 тыс. т. Благодаря использованию американских подводных лодок в группах, а одиночных - позиционно-маневренным методом результативность их действий в 1944 г. возросла примерно в 2 раза по сравнению с 1943 г.*

*(См.: Внезапность в операциях вооруженных сил США. С. 188 - 191.)

Значительную роль в борьбе на коммуникациях во время второй мировой войны сыграло неожиданное применение самонаводящихся торпед и неконтактного минного оружия. Эффект внезапности достигался и за счет новых, неожиданных для противника тактических приемов.

Однако превосходство в новых видах оружия и техники, способах и методах их использования носит временный характер. Как только противнику они становятся известны, он начинает изыскивать меры противодействия, снижающие эффективность новых средств борьбы. Вот почему любое государство стремится к тому, чтобы каждый новый вид вооружения и техники, тактические характеристики, приемы и способы его применения сохранялись до определенного момента в строжайшей тайне.

Вместе с тем нельзя забывать и о том, что к внезапности стремится и противник. А значит, он также добивается нешаблонного построения боевых порядков в период развертывания и в ходе боя, разнообразит тактику действий, применяет военную хитрость, стремится более полно использовать преимущества отдельных видов своего оружия и техники. Поэтому важно не только самому предпринимать все возможное для достижения внезапности, но и предотвращать неожиданные действия противника, максимально уменьшать эффективность его ударов.

Отвлечение или сковывание внимания противника, введение в заблуждение, создание трудностей для его разведывательной деятельности (ложные цели, отвлекающие действия, маневры, приготовления, удары, радиопереговоры, дезинформация, маскировка, скрытность) относятся к средствам воздействия не только на тактику, но и на психику противника.

Роль внезапности, особенно в современных условиях, велика и сомнений не вызывает. Но сила внезапности не только в использовании военной, технической, организационной неподготовленности противника, но и в психологическом воздействии на него. И стратегическая, и оперативная, и тактическая внезапность имеют этот аспект. Последняя, как известно, может быть достигнута введением противника в заблуждение неожиданным применением мощного современного оружия, новых тактических приемов, средств поражения и противодействия, умелым использованием военно-географических условий района боевых действий.

Интересны возможности учета национальной психологии противника. Например, командование Северного флота уже в первые дни войны (июнь 1941 г.) установило, что гитлеровцы действуют по традиции так называемой прусской школы: в силу своей педантичности они производили налеты авиации в одни и те же часы. Нашему командованию нужно было перегнать суда транспортного, рыболовного и промыслового флота из Мурманска в порты Белого моря. Было решено отправлять их поодиночке, без конвоирования и учитывать время налетов фашистской авиации. Для отвлечения же внимания организовывать налеты нашей авиации на Киркенес, Петсамо. Расчет оправдался: все суда прибыли в пункты назначения благополучно*.

*(См.: Головко А. Г. Вместе с флотом. 2-е изд. М.: Воениздат, 1979. С. 34, 43.)

Сильное психологическое воздействие могут оказать неожиданные потери, поражения. Например, в марте 1941 г. немцы за несколько дней потеряли в борьбе с двумя конвоями союзников вблизи берегов Англии четыре подводные лодки, причем три из числа лучших (командиры: Ирин, Шейке, Кречмер). Аппарат командующего подводными силами гитлеровского флота сразу не смог установить причину потерь. Предполагалось, что противник ввел в действие новое средство противолодочной обороны, и центр тяжести боевых действий был перенесен на запад. Лишь через полтора месяца началось осторожное перемещение подводных лодок обратно на восток. И все это было вызвано не тактическими соображениями, а психологическим шоком от внезапных потерь.

Но не только сами потери, но и боязнь потерь, особенно крупных кораблей, не раз оказывала сильное влияние на решения флотских начальников. Некоторым оправданием осторожности при использовании крупных кораблей служило то, что их гибель оказывала действительно сильное моральное воздействие на моряков и даже на широкие слои населения. Но угодить общественному мнению бывает порой очень трудно. Бездействует флот или выполняет хотя и крайне нужные, но малозначительные на первый взгляд мелочи - поднимается ропот и недовольство; провел флот неудачную операцию, потерял корабли - и за это гневно осуждают флотское командование. Как быть? Конечно, с общественным мнением нельзя не считаться, но руководствоваться следует и другими фактами. Командование должно уметь принимать решения, не боясь неудовлетворения ни современников, ни историков*.

*(См.: Кузнецов Н. Г. Годы войны // Октябрь. 1968. № 9. С. 140.)

* * *

Таким образом, внезапность в вооруженной борьбе на море играет решающую роль в ее исходе. Достижение внезапности находится в прямой зависимости от скрытности действий, особенно на этапе применения оружия - в период сближения вплотную ракеты, торпеды, самолета или другого снаряда с объектом атаки. Отсюда необходимость уменьшения их заметности (зрительной, радиолокационной, акустической и т. д.) при прохождении ими зоны действия средств обнаружения и противодействия противника. Наиболее действенными мерами уменьшения заметности, например ракет, служат маневр траекторией со снижением высоты их подлета к цели, увеличение скорости их движения и т. д. Достигнутая внезапность должна быть наилучшим образом и в кратчайший срок использована для развития успеха.

Опыт проведения боевой подготовки флота в мирные дни является хорошей школой для моряков. К сожалению, отдельные командиры в ходе отработки задач, выполнения боевых упражнений и проведения учений не проявляют стремления к внезапности действий, не прибегают даже к таким простым способам маскировки, как использование дымзавес, темного времени суток, ложных целей, уголковых отражателей. Руководители при проведении различных мероприятий нередко используют "тепличные" условия: отсутствие волнения, ясную видимость, светлое время суток.

Адмирал Флота Советского Союза И. С. Исаков подчеркивал, что в боевой подготовке следует осуждать пять грехов: обучение маневру и использованию оружия в тихую и ясную погоду; использование дистанций (для авиации - высот), совершенно нереальных именно для условий хорошей видимости; неохотное ("во вторую очередь") обучение маневру и огню в темное время суток; обучение вблизи от базы и игнорирование применения всех мер скрытности, маскировки и обеспечения боевой деятельности флота применительно к аналогичным условиям военного времени*.

*(См.: Адмирал Флота Советского Союза Исаков Иван Степанович: Документы и статьи. Ереван: Айастан, 1984. С. 79.)

Фактор внезапности наиболее эффективно может использовать тот, кто обладает исчерпывающей информацией о противнике, со знанием дела управляет силами, с учетом возможностей оружия и техники может извлечь из них максимальную пользу.

Грамотная реализация внезапности в морском бою зависит от многого, и прежде всего от тактического мастерства командира, выучки экипажей, степени готовности оружия и техники, средств РЭБ, бдительности людей, стоящих у пультов управления ими, морально-психологического настроя воинов. Выбрать из множества возможностей наиболее целесообразные и оригинальные способы достижения внезапности сможет тот командир, который постоянно совершенствуется, добивается повышения эффективности и качества каждого мероприятия боевой учебы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"