НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Маскировка, скрытность - основа внезапности

Маскировка, скрытность - основа внезапности
Маскировка, скрытность - основа внезапности

Маскировка - важный элемент военно-морского искусства. Умелое проведение маскировочных мероприятий может существенно затруднить или закрыть противнику пути добывания разведывательной информации о подготовке боя или операции.

Если в недавнем прошлом обнаружение противником отдельной тактической единицы в худшем случае могло привести к ее потере, что влияло на судьбу боя, то теперь в связи с резким наращиванием возможностей техники и оружия это может привести к провалу целой операции.

Маскировка, являясь видом боевого обеспечения, содержит комплекс мероприятий по введению неприятеля в заблуждение относительно наличия и базирования сил, объектов флота, их состояния, боеготовности и действий, планов командования. Она способствует достижению внезапности решения задач силами, сохранению их безопасности и повышению живучести.

С точки зрения связи маскировки с тактикой ока является совокупностью мероприятий, имеющих целью сокрытие от противника истинной обстановки. Эти мероприятия направлены на то, чтобы противодействовать наблюдению или чтобы результаты наблюдения приводили противника к неправильной оценке обстановки.

Опыт второй мировой и Великой Отечественной войн показал, что маскировочные мероприятия получили самое широкое распространение для обеспечения боевых действий любого масштаба: стратегического, оперативного и тактического. Ни одна сколько-нибудь значительная морская операция не проводилась без скрытной подготовки, использования маскировки и дезинформации. Характерным примером умелого сочетания этих принципов служат подготовка и проведение англо-американскими войсками десантной операции под кодовым названием "Хаски" по захвату Сицилии летом 1943 г.

Для достижения внезапности были подобраны участки побережья, исключающие, по мнению итальянцев, использование для десантирования боевых кораблей, выбрано время высадки ночью в период полнолуния, проводились инсценировки десантирования в целях дезориентации в отношении сроков высадки и др.

Для дезинформации противника с подводной лодки у берегов Испании был подброшен труп "майора Ульяма Мартина". Из "документов", оказавшихся в его портфеле и попавших в руки немецких агентов, ставке Гитлера стало известно, что англо-американские войска готовятся к проведению двух десантов: на юге Греции с отвлекающим ударом по Додеканезским островам и на остров Сардиния, в ходе которого Сицилия рассматривалась как район демонстративных действий. После изучения этих документов и сопоставления с другими данными Гитлер поверил в истинность их содержания. Достоверность этой информации неоднократно подтверждалась различными мероприятиями, действиями авиации и флота. В результате скрытной подготовки, маскировки и дезинформации союзники достигли оперативной внезапности при высадке десанта и захвате Сицилии, не понеся при этом значительных потерь*.

*(См.: Петросян В. Маскировка в операции "Хаски"//Морской сборник. 1989. № 3, С. 12 - 15.)

Опыт вооруженной борьбы на море показывает, что скрытность, как качественная сторона деятельности сил с применением комплекса различных мероприятий по боевому обеспечению, во многом зависит от умелой маскировки и дезинформации. Цель скрытности - исключить или затруднить обнаружение сил флота как в ходе их подготовки и развертывания, так и на этапе боя с применением оружия.

Вопросам скрытности действий в Военно-Морском Флоте уделялось много внимания еще в предвоенный период. В руководящих документах тех лет указывалось, что все действия морских сил должны совершаться с величайшей скрытностью и быстротой, с применением средств маскировки.

Одним из примеров успеха боевых действий за счет достижения скрытности и маскировки в сочетании с дезинформацией противника могут служить набеговые действия на Крымское побережье лидера "Харьков", эсминцев "Бойкий", "Незаможник" и сторожевого корабля "Шквал" 19 декабря 1942 г. Ночью, скрытно заняв позиции, они обстреляли береговые объекты противника в районе Ялты и Феодосии. Для дезинформации врага использовали сброшенные в воду патроны Гольмса* и морские дымовые шашки, по которым с берега и был направлен ответный артиллерийский огонь. В результате корабли не только успешно выполнили боевую задачу, но и без единого повреждения вернулись в базу**.

*(Патроны Гольмса - пиротехнические сродства, использовавшиеся на море для имитации разрывов снарядов, орудийных выстрелов. Служили также для создания ложных целей или помех инфракрасным системам.)

**(ЦВМА, ф. 107, д. 32660, л. 10 - 12.)

Маскировка в зависимости от того, против каких средств разведки она направлена, подразделяется на радиоэлектронную (гидроакустическую, оптико-электропную, радиолокационную, радио- и радиотехническую), тепловую, магнитометрическую, звуковую и т. д. По масштабам применения и характеру задач - на стратегическую, оперативную и тактическую.

Радиоэлектронная маскировкавключает комплекс технических и организационных мероприятий, снижающих эффективность разведки РЭС противником, и является одним из главных видов боевого обеспечения. Она достигается затруднением перехвата и анализом радиоэлектронных излучений. Эффективность мероприятий зависит от полноты и качества их проведения, умелого сочетания с дезинформацией.

Гидроакустическая маскировка предназначена для скрытия надводных кораблей и подводных лодок от обнаружения гидроакустическими средствами (ГАС) наблюдения противника. С развитием за последние годы на Западе стационарных и маневренных станций гидроакустического наблюдения, совершенствованием их тактико-технических характеристик, увеличением дальности обнаружения шумящих объектов, автоматизацией обработки информации и освещения подводной и надводной обстановки требования к гидроакустической маскировке еще более возросли. С помощью созданной США и их союзниками по НАТО глобальной системы противолодочного наблюдения ведется централизованный сбор информации о подводной обстановке от всех сил и средств, находящихся в море, воздухе и космическом пространстве.

Главная роль в решении проблемы дальнего обнаружения и классификации надводных и подводных целей возлагается на стационарное средства гидроакустического наблюдения системы СОСУС. Источниками информации для этой системы, состоящей из 22 береговых станций, служат станции систем ВМС США "Цезарь", "Колосс", "Си Спайдер", САС, а также системы АФАР и "Бронко-Барриер".

Организация противолодочного наблюдения позволяет с высокой точностью определять место шумящего объекта, элементы движения, характер маневрирования (рис. 27).

Рис. 27. Схема организации противолодочного наблюдения
Рис. 27. Схема организации противолодочного наблюдения

Действие схемы в общем случае сводится к следующему: с обнаружением гидроакустического шума гидрофоном сигнал передается на береговую гидроакустическую станцию (БГАС) и затем через флотский центр поступает на командный пункт (KП ПЛС) .Высланные в район обнаружения силы (самолет, надводный корабль или атомная подводная лодка) устанавливают контакт и осуществляют слежение. С началом боевых действий применяется оружие. Варианты действий противолодочных сил при обнаружении подводной лодки многообразны (рис. 28).

Рис. 28. Варианты действий противолодочных сил при обнаружении подводной лодки 'противника'
Рис. 28. Варианты действий противолодочных сил при обнаружении подводной лодки 'противника'

Об эффективности системы наблюдения за подводной средой можно судить хотя бы по использованию ее информации для определения места гибели американской атомной подводной лодки "Скорпион" летом 1968 г. Эта подводная лодка погибла, предположительно, 21 мая на переходе в базу Норфолк. Попытки обнаружить обломки лодки обследованием предполагаемого района ее гибели с помощью маневренных сил, использующих специальную аппаратуру, не увенчались успехом. Было решено проанализировать записи шумов, сделанные постами стационарной системы обнаружения подводных лодок. В конце июля такой анализ был проведен. Он позволил обнаружить запись короткого сигнала, напоминающего, по словам американских журналистов, взрыв электрической лампочки. Как оказалось, этот звук возник в момент разрушения корпуса лодки большим гидростатическим давлением. Так как этот звук был зафиксирован несколькими постами, то по разности времен его прихода удалось установить, что источник звука находился в 400 милях к юго-западу от Азорских островов. По этим полученным данным маневренные силы в конце сентября обнаружили на большой глубине следы катастрофы*.

*(См.: Простаков A. Л. Гидроакустические средства флота. М.: Воениздат, 1974. С. 88 - 89.)

Обеспечение гидроакустической маскировки, а следовательно, и скрытности плавания приобретает все большее значение. Достигается это проведением комплекса мероприятий, которые можно подразделить на научно-технические и организационно-тактические.

Комплекс научно-технических мероприятий направлен па совершенствование тактико-технических элементов кораблей, уменьшение их шумности, вибрации механизмов, физических полей на стадии проектирования и строительства.

Большое внимание за рубежом уделяют применению малошумных движителей и механизмов, внедрению звукоизолирующих покрытий и устройств. В частности, проводятся работы по звукоизоляции отдельных помещений, охлаждению реакторов со свободной циркуляцией воды, внедрению безредукторных турбинных установок и т. д. Мероприятия по снижению акустического поля корабля направлены на уменьшение структурного и воздушного шумов, вибрационных характеристик корпуса, надстроек, линии вала, движителей. Для этого проводятся испытания механизмов на вибростендах, моделируется размещение их с проверкой на различных типах шумовиброизолирующих опорах (амортизаторах). Для снижения структурного шума предусматриваются использование системы воздушной завесы, "бесшумных режимов" работы энергетической установки (ЭУ), подвеска палуб на амортизаторы (американские ПЛАРБ), применение водометных движителей (английские ПЛА) и др. Уровень шумности является определяющим критерием эффективности гидроакустической маскировки.

Этот критерий относится не только к подводным лодкам, но и к надводным кораблям. Снижение уровня шумности приводит, с одной стороны, к уменьшению дальности обнаружения шумопеленгаторными станциями противника, с другой - к уменьшению уровня собственных помех для повышения дальности обнаружения шумящих объектов своими средствами. Направленность этой работы на стадии проектирования, как считают за рубежом, позволяет значительно повышать боевые возможности надводных кораблей.

Организационно-тактические мероприятия выполняются экипажами кораблей в ходе боевой учебы, дальних походов и являются как бы развитием и усилением научно-технических мероприятий. В их основе - совершенствование способов и методов использования кораблей, организации управления ими, целеустремленная тактическая подготовка, знание и грамотное применение своего оружия и техники, наиболее полный учет боевых возможностей вероятного противника.

Строгий контроль за соблюдением акустической культуры в период эксплуатации - неотъемлемое условие скрытности плавания.

В период второй мировой войны гидроакустическая маскировка в основном сводилась к использованию малошумных скоростей, выбору маршрутов перехода и глубин погружения, снижающих вероятность обнаружения кораблей средствами ГАС противника, соблюдению гидроакустической дисциплины, ограничению работы или выключению шумящих вспомогательных механизмов, использованию акустического поля кораблей противника для маскировки.

Для уклонения от преследования часто использовался прием подныривания под торпедированную цель, маневрирование на кормовых курсовых углах кораблей охранения, в их кильватерных струях и в мертвых зонах гидролокаторов, практиковалась покладка на грунт и др.

Так, например, подводная лодка Щ-403 (командир - капитан-лейтенант С. Коваленко) 22 ноября 1942 г. в районе Порсангер-фьорда потопила транспорт и сторожевой корабль противника. После стрельбы торпедами лодка погрузилась на глубину 30 м и, пройдя за кормой тонущего транспорта, уклонилась от преследования вражеских кораблей, которые через 2 - 3 мин начали сбрасывать глубинные бомбы в стороне от подводной лодки. Аналогично действовала подводная лодка С-56 (командир - капитан 2 ранга Г. Щедрин) 17 мая 1944 г. в районе Тана-фьорда.

Другим эффективным направлением борьбы с гидроакустическими средствами противника являлось использование ложных акустических целей типа "Болд", представлявших собой химические шашки. Они образовывали в морской воде плотную завесу пузырьков газа, способную отражать посылку гидролокаторов, чем отвлекали операторов надводных кораблей от фактической цели.

Оправдывали себя и приемы уклонения подныриванием под слой скачка*, приведение кораблей на свои острые курсовые углы для уменьшения отражающей поверхности, использование малых глубин для "засады" и т. д.

*(Слой скачка - слой в толще морской воды, в котором ее плотность под влиянием солености и температуры резко отличается от плотности других слоев. В связи с этим в слое скачка изменяется скорость звука, происходит преломление акустических воля, уменьшение их интенсивности, что снижает эффективность гидроакустического наблюдения.)

Оптико-электронная маскировка заключается в скрытии кораблей, самолетов, военных объектов от оптических (оптико-электронных) средств разведки противника.

Оснащение странами НАТО разведывательных спутников Земли длиннофокусной фотоаппаратурой дает возможность производить съемку находящихся на поверхности Земли объектов незначительных размеров. Наличие же телевизионной аппаратуры обеспечивает быструю передачу результатов наблюдения на наземные пункты.

Как считают западные специалисты, скрытность в этом случае достигается созданием укрытий, использованием характерных особенностей береговой черты, гидрометеорологических факторов (облачности, тумана, темного времени суток), проведением мероприятий по светомаскировке, использованием искусственных масок, дымов, аэрозолей, сооружением ложных целей и объектов.

Практика маскирования русских кораблей от оптических средств наблюдения имеет полуторавековую историю и относится к эпохе парусного флота. Она заключалась в окрашивании в черный цвет корпусов судов с продольными белыми полосами.

Первый случай организованной маскировки кораблей относится к 1854 г. - периоду войны России с Англией и Францией. Русские канонерские лодки на Балтике стали окрашивать в серо-голубой цвет, сливающийся с фоном шхер. В результате заметность их значительно уменьшилась. Этот опыт был продолжен и во время русско-турецкой войны (1877-1878), когда действовавшие против турок "макаровские" миноноски "Чесма", "Сииоп", "Наварин", "Сухум-Кале" окрашивались в светло-зеленый тон, под цвет морской воды Черноморского театра.

К сожалению, в дальнейшем опыт этот распространен не был, что, несомненно, сыграло отрицательную роль в боевых действиях на море. Так, в период начала русско-японской войны (1904-1905) корабли 2-й тихоокеанской эскадры Рожественского были окрашены в черный цвет и имели высокие желтые трубы. Японские же корабли имели темно-серую окраску, учитывающую фактор видимости в районе плавания. Бесспорно, это имело немаловажное значение, повлиявшее на противоборство на море, в том числе и на исход Цусимского боя.

Большое внимание окраске кораблей, их маскированию уделял С. О. Макаров. Особенно это сказалось тогда, когда японцы заняли гору. Высокую в Порт-Артуре и получили возможность просматривать внутренний рейд. Благодаря тому что корабли, стоявшие на рейде, были окрашены в зеленовато-серый цвет, они плохо наблюдались на фоне песчаного побережья.

К началу первой мировой войны (1914-1918) маскировочная окраска кораблей в серые тона была принята для военных кораблей почти всего мира. Цель ее - максимальное уменьшение видимости при ведении артиллерийского боя.

С принятием на вооружение в состав флотов подводных лодок, способных скрытно подойти к объекту атаки на близкое расстояние, в ряде флотов была введена камуфляжная окраска судов. Предназначалась она не только для уменьшения видимости корабля на фоне побережья, волн, причалов, но и для тактических целей искажения вида корабля, затруднения в определении элементов его движения (курса, скорости, дистанции до него).

Примером такой маскировки может служить так называемая иллюзорная окраска по методу севастопольского художника Шпажинского, предложенная им еще весной 1915 г. (рис. 29).

Рис. 29. Иллюзорная окраска корабля по методу Шпажинского
Рис. 29. Иллюзорная окраска корабля по методу Шпажинского

Кроме иллюзорной широкое распространение получила и декоративная маскировка. Приемы ее сводились к установке на кораблях фальшивых труб и мачт, изменению силуэта корабля с помощью фальшбортов, ложных надстроек и т. д. Этот метод чаще всего применялся на судах- ловушках, боровшихся против подводных лодок. Особенно характерным это было в период первой мировой войны.

Под суда-ловушки было переоборудовано много различных судов - от малых деревянных шхун до океанских лайнеров. Эти суда имели замаскированное артиллерийское вооружение, а иногда и торпедные аппараты. Вооружение помещалось внутри фальшивых шлюпок, рубок с раскрывающимися стенками и т. д.

Суда-ловушки имели дополнительную сигнализацию, устройства для выпуска дыма и пара при имитации пожара и другие приспособления, предназначенные для введения противника в заблуждение.

Суда имели одну или несколько "панических партий", которые должны были инсценировать покидание судна, в то время как остальная часть экипажа готовилась к уничтожению подводной лодки. Некоторые суда-ловушки могли в течение ночи изменять свой силуэт, чтобы не вызвать подозрения подводников длительным пребыванием в данном районе.

Впервые судно-ловушка вышло в море в ноябре 1914 г. Однако первого боевого успеха суда-ловушки сумели достигнуть в июле 1915 г., когда небольшой угольщик "Принц Чарлес" водоизмещением 375 т уничтожил подводную лодку U-36*

*(См.: Простаков A. Л. Противолодочная оборона торговых судов. С. 23 - 26.)

Всего за период первой мировой войны судами-ловушками было уничтожено 12 подводных лодок, что составило около 7% всех уничтоженных. Кроме того, около 60 подводных лодок получили серьезные повреждения.

В дальнейшем от применения судов-ловушек отказались, но декоративная маскировка продолжала применяться для укрытия кораблей, стоящих вблизи берега. Подобная маскировка с помощью окраски и всевозможных маскировочных покрытий применялась для кораблей, стоящих на Неве в осажденном Ленинграде, Мурманске и других портах.

Известно, что в период второй мировой войны в целях тактической маскировки от визуальных средств наблюдения активно проводились технические и тактические мероприятия. Технической маскировкой называют такую, при которой для сокрытия корабля или уменьшения его видимости применяется совокупность инженерных приемов. К ним относятся маскирующая окраска корабля (рис. 30), затруднение опознавания своих сил с помощью камуфляжа (рис. 31), применение подводными лодками беспузырного способа стрельбы, бесследных электрических торпед, использование системы для работы двигателя под водой (РДП), устранение бледности, применение дымовых завес и др.

Рис. 30. Маскирующая окраска корабля
Рис. 30. Маскирующая окраска корабля

Важно, чтобы технические приемы маскировки носили характер достоверности, убедительности. Если же этот элемент отсутствовал, получался обратный эффект. Так, 6 октября 1916 г. миноносец "Властный", находясь совместно с транспортом "Вайчаг" в дозоре у мыса Цып-Наволок, получил сообщение о приближении с моря двух германских подводных лодок. Оставив транспорт, "Властный" пошел в указанном направлении, причем вскоре обнаружил обе лодки, которые для маскировки под рыбачьи суда подняли паруса. Подойдя на 30 - 35 каб, миноносец открыл огонь, на который обе лодки тотчас начали отвечать. За 20-минутный бой лодкам удалось повредить на миноносце радиоантенны, прожектор и ранить двух человек. Огнем миноносца на одной из лодок были зажжены паруса, после чего обе лодки скрылись под водой*.

*(См.: Боевая летопись русского флота. С. 428.)

Рис. 31. Камуфляж корабля
Рис. 31. Камуфляж корабля

Светомаскировка кораблей достигалась путем тщательного затемнения, применения фосфоролюминесцентных составов для холодного свечения. Для визуальной связи кораблей применялись направленные источники света. Велась борьба с искрением из труб.

Комплекс тактических мероприятий - это совокупность приемов, при которых для сокрытия корабля или уменьшения его видимости используются благоприятные географические и гидрометеорологические условия: выбор позиции залпа (стрельбы) в темной части горизонта, со стороны берега или солнца, сближение с конвоем ночью, под прикрытием тумана, осадков, снежных зарядов, использование лунной дорожки, бесперископные атаки и т. п.

Примером грамотного использования этого вида маскировки служит атака двумя советскими катерами под командованием капитан-лейтенанта Г. Светлова и лейтенанта А. Шабалина конвоя противника 11 сентября 1941 г. Для перехвата конвоя катера шли в темное время суток, мало-шумным ходом, маскируясь фоном берега, на малом расстоянии от него. Обнаружив суда противника, катера легли на боевой курс и с дистанции 2 - 4 каб выпустили по 2 торпеды. В результате были потоплены транспорт и сторожевой корабль*.

*(ЦВМА, ф. 11, д. 265, л. 37, 38.)

Высокую тактическую выучку, умение использовать метеорологическую обстановку для внезапного нападения на противника показали командир бронекатера БКА-15 лейтенант А. Абдрахманов и командир М0-0712 старший лейтенант Н. Савицкий.

Ночью 18 июня 1943 г., возвращаясь после обстрела порта Мариуполь и поста противника на косе Белосарайская, они обнаружили три фашистских катера, шедшие с моря. Лейтенант А. Абдрахманов пошел на сближение с ними. Плохая видимость позволила выйти на минимальную дистанцию и ОТКРЫТЬ огонь. Известно, что стрельба из танковой башни бронекатера в ночное время очень сложна, прицелы не позволяли вести точный огонь по быстро-движущимся морским целям. Поэтому Абдрахманов стал маневрировать, чтобы вынудить противника выйти на лунную дорожку. Старший лейтенант Н. Савицкий тем временем отрезал врагу отход в базу. Метким артиллерийским огнем один немецкий катер был потоплен, второй получил серьезные повреждения.

Но вскоре в темной части горизонта появились еще три фашистских катера. В это же время немецкие самолеты осветили наши катера ракетами, что позволило с берега открыть по ним огонь артиллерийской батарее. Наши катера, сближаясь с противником, открыли по нему артиллерийский огонь. А когда над нашими кораблями появилась вражеская авиация, старший лейтенант Н. Савицкий, внимательно оценив обстановку на берегу, выстрелил сигнальную ракету такого же цвета, какого выпустили гитлеровцы на побережье. Фашистские летчики, приняв ее за опознавательный сигнал, сбросили бомбы на свои катера.

Наши катера без потерь вернулись в свою базу*.

*(ЦВМА, д. 17970, л. 349; д. 24100, л. 9.)

Наиболее часто для успешного выполнения поставленных задач применялись дымовые завесы, которые лишали противника возможности грамотно оценить обстановку в районе боя, вести прицельную стрельбу или бомбометание.

В связи со значительными достижениями за последние годы в области оптико электроники и внедрением их в комплексы средств разведки роль этого вида маскировки возросла, о чем красноречиво говорят события во время англоаргентинского конфликта 1982 г.

Радиолокационная маскировка направлена на скрытие от обнаружения своих сил средствами PЛC противника. В основе ее лежат использование ограниченной разрешающей способности PЛC, применение различного рода искусственных отражателей, имитирующих нахождение кораблей там, где их фактически нет. Как отмечают зарубежные специалисты, радиолокационная маскировка в период второй мировой войны достигалась выбором маршрутов движения вне дальности действия PЛC неприятеля, уменьшением экранирующей поверхности рассеяния (ЭПР) надстроек, ограждений, применением радиорассеивающих и поглощающих покрытий. Пренебрежение радиолокационной маскировкой приводило, как правило, к печальным последствиям.

Гросс-адмирал немецкого флота К. Дениц, комментируя гибель своих подводных лодок U-82, U-587, U-252, писал, что с февраля по апрель 1942 г., как раз в период, когда были потеряны упомянутые три подводные лодки, англичане впервые применили радиолокатор, работавший на коротких волнах. Так как радиоволны в воде не распространяются, новый локатор, как и известный до того радиолокатор, работавший на длинных волнах, можно было использовать только для обнаружения подводных лодок в надводном положении. Однако новый коротковолновый локатор мог обнаруживать лодку гораздо точнее и на большем расстоянии. Он обнаруживал подводные лодки независимо от времени суток и состояния видимости сразу же, как только их силуэты показывались на горизонте. Это означало, что с помощью радиолокатора подводную лодку можно было "видеть" в надводном положении почти всегда, причем раньше, чем она могла обнаружить противника*.

*(См.: Дениц К. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне: Пер. с нем. М.: Воениздат, 1964. С. 242 - 244.)

Как показал опыт второй мировой войны, успешность радиолокационной маскировки возросла при использовании пассивных средств в сочетании с использованием неблагоприятных для технического наблюдения метеоусловий. К примеру, сильное волнение моря значительно снижает дальность радиолокационного обнаружения, особенно малых кораблей.

Для активного противодействия противнику к середине 1944 г. сотни английских и американских кораблей были оборудованы станциями активных радиолокационных помех, сыгравшими важную роль в нарушении системы радиоэлектронного наблюдения. Так, для создания помех авиации американцы широко применяли прием сбрасывания металлизированных лент на парашюте ("Роп")*.

*(См.: Радиолокационная война. М.: Советское радио, 1946, С. 41.)

Английские специалисты создали прибор "Мунштайн", имитирующий на экранах PЛC движение (полет) большого числа целей. Его успешно применили в ходе Нормандской операции.

Этот вид маскировки широко использовался в локальных войнах последнего времени.

Радио- и радиотехническая маскировка направлена на снижение эффективности радиотехнической разведки. Это достигается ограничением или полным запрещением работы активных средств, уменьшением мощности излучений, применением коротких сигналов, аппаратуры быстродействия и др.

Нарушение мер скрытности при использовании РЭС приводило зачастую к обнаружению сил, выявлению замысла и срыву выполнения ими боевой задачи. Особенно явно это проявилось в начальном периоде советско-финляндской войны. Недостатки предвоенной подготовки флота, отсутствие опыта управления силами обусловили резкое возрастание радиообмена. Только подводная лодка Щ-317 (командир - старший лейтенант А. Андронов) за 5 суток пребывания на позиции в районе Турку сделала 38 передач. В связи с тем что радиообмен с началом боевых действий оставался квитанционным, корабли вынуждены были по 4-5 раз в сутки выходить в открытый эфир. В дальнейшем эти недостатки были учтены.

Другой пример. Одной из причин невыполнения боевой задачи немецким липкором "Шарнхорст" и его гибели 26 декабря 1943 г. было демаскирование им своего места переданной на берег второстепенной радиограммой*.

*(См.: Гордеев Н. П. Маскировка в боевых действиях флота. С. 114.)

В целях соблюдения максимальной скрытности для сил флота зачастую вводились ограничения в использовании активных радиоэлектронных средств, вплоть до полного радиомолчания. К примеру, 9 сентября 1942 г. 8 бомбардировщиков ДБ-3, используя сложные гидрометеорологические условия, соблюдая полное радиомолчание, нанесли неожиданный бомбовый удар по военным объектам гитлеровцев в Ялтинском порту*.

*(ЦВМА, ф. 141, д. 9614, л. 88.)

В период развертывания кораблей (до установления контакта с противником) использовались зрительные средства связи, закрытые и резервные каналы, аппаратура быстродействия, ограничивались мощность и сектор излучений, производилась смена радиочастот. Дезинформация применялась путем создания ложных радионаправлений и радиосетей.

Недооценка этих мероприятий приводила, как правило, к тяжелым последствиям. Так, причинами потерь немецких лодок в начале второй мировой войны были пренебрежение скрытностью радиосвязи, квитанционный способ радиопередач.

Для успешного решения кораблями тактических задач путем введения в заблуждение противника иногда осуществлялся ложный радиообмен. Он успешно использовался англичанами для отвлечения немецкой авиации и подводных лодок от конвоев, а японцами - для маскировки своих планов.

Решение на использование того или иного приема радиотехнической маскировки, как правило, принималось в зависимости от конкретных условий с учетом оперативной обстановки на театре. Когда же это не выполнялось, получался отрицательный результат. Так, если введение полного радиомолчания на кораблях японского флота (в сочетании с ложным радиообменом) при переходе и нанесении "дара в декабре 1941 г. по военно-морской базе Перл-Харбор обеспечило внезапность, а следовательно, и успех, то при сражении у атолла Мидуэй (4 - 6 июня 1942 г.) разбросанность сил на большой акватории, отсутствие у японского командования возможности управления ими из-за соблюдения радиомолчания привели в конечном счете к катастрофе.

В современных условиях радио- и радиотехническая разведка ведется с помощью радиоприемных и пеленгаторных устройств, размещаемых на берегу, кораблях, самолетах, космических аппаратах.

Например, на вооружении кораблей ВМС США состоят радиопеленгаторы типов AN/SLA-15, AN/SRD-12 CB- и KB-диапазонов соответственно. Пеленгатор типа L-3/A с вращающейся системой антенн обеспечивает автоматическую индикацию с точностью до 5° по направлению на излучение и определение ориентировочной дистанции до цели по силе сигнала.

По мнению зарубежных специалистов, имеющиеся на вооружении средства разведки дают возможность получать данные о числе, дислокации, переходах кораблей, подводных лодок путем обнаружения излучения радиоэлектронных средств, их пеленгования и анализа. Другой не менее важной задачей является добывание сведений о состоянии развития технических средств радиоэлектронного вооружения для организации противодействия их работе.

Тепловая маскировкаимеет цель ослабить или исключить обнаружение корабля с помощью теплопеленгаторных средств наблюдения, основанных на фиксации инфракрасного (ИК) спектра частот от разности температур корабля и окружающей его среды, т. е. тепловой следности.

Необходимость маскировки этого вида возникла еще в годы второй мировой войны, когда на вооружение некоторых флотов поступили теплопеленгаторы. Для уменьшения их эффективности стали применять экранирование нагревающих поверхностей, охлаждение их потоками воздуха или воды (особенно дымовых труб, выхлопных отверстий), покрытие их непрозрачными для ИК-излучений материалами. Для создания ложной обстановки применялись мощные тепловые цели.

Наибольшее распространение на Западе тепломаскировка получила в послевоенные годы в связи с широким использованием принципа ИК-излучения в головках самонаведения ракет. Так, в период англо-аргентинского конфликта в целях противоракетной обороны (ПРО) корабли применяли ловушки системы "Шилд" с одновременным противоракетным маневром уклонения. Он заключался в изменении своего курсового угла на обнаруженную крылатую ракету для уменьшения площади отражающей новерхности и величины теплового следа корабля.

Иностранные специалисты считают, что для усовершенствования тепловой (инфракрасной) системы помех необходимо тепловые ловушки максимально приблизить к реальным тепловым портретам надводных кораблей*.

*(См.: Родионов Б., Никитин Е., Новичков Е. "Радиоэлектронная война" в Южной Атлантике // Морской сборник. 1983. № 1. С. 77-85.)

За последние годы инфракрасные средства наблюдения, в частности космические, применяются в странах НАТО для обнаружения не только надводных кораблей, но и подводных лодок в подводном положении по их "тепловому следу", т. е. по изменению температуры поверхностного слоя воды от поднимающейся кильватерной струи. На противолодочных самолетах ВМС США типа "Орион" Р-ЗС и "Викинг" S-3A используются станции ИК переднего обзора системы ФЛИР для обнаружения надводных целей в ночных условиях и температурного следа кильватерной струи подводной лодки. Чувствительность инфракрасного детектора, улавливающего разность температурного следа и поверхности моря, составляет 0,005° С, а время устаревания - 5-6 ч, т. е. след "держится" до 6 ч и есть возможность установить факт нахождения подводной лодки в данном районе моря.

Станция ИК типа AN/AAR-31 имеет пассивный принцип действия, проста в обслуживании, имеет небольшие габариты и массу. Существенное влияние на эффективность ее работы оказывают метеорологические условия: дождь, туман, волнение моря, вихревые течения и т. д. Они значительно снижают дальность ее действия.

Весомый вклад в добывание информации о противнике вносят разведывательные искусственные спутники Земли. По оценке специалистов США, радиометры космических аппаратов способны регистрировать температуру воды с точностью до 0,55° С, а многоспектральные приборы с разрешающей способностью 9 м позволяют обнаруживать предметы под водой на глубине до 60 м. Кроме того, поиску подводных целей на больших глубинах будет способствовать фотографирование в инфракрасном и видимом диапазонах с дальнейшим сопоставлением этих фотографий.

Весьма активно за последние годы ведется разработка способа обнаружения подводных лодок с помощью лазера. Специалисты Запада считают возможным в ближайшее время решить задачу обнаружения подводных лодок, находящихся на глубине до 500 м, с помощью оптического квантового генератора (ОКГ), излучающего мощную световую энергию в сине-зеленой области спектра. Функциональная схема такого оптического локатора имеет принципиальное сходство с радиолокатором. Но лазер, несомненно, имеет особенности в работе, связанные со средой излучения, местом установки. Широкий обзор района моря обеспечивается специальным устройством для сканирования лазерного луча*. Это требует, по мнению иностранных специалистов, принятия соответствующих мер маскировки.

*(См.: Родионов Б. И. Противолодочные силы и средства флотов. М.: Воениздат, 1977. С. 86 - 89.)

Магнитометрическая маскировка направлена на снижение магнитного поля корабля и уменьшение вероятности обнаружения его магнитным обнаружителем. Принцип работы его сводится к возможности обнаружения местных аномалий магнитного поля Земли, возникающих под воздействием корпуса и механизмов подводной лодки (рис. 32).

Рис. 32. Поиск подводной лодки магнитомером
Рис. 32. Поиск подводной лодки магнитомером

Вооружение во второй мировой войне противолодочных самолетов магнитометром вынудило тогда воюющие стороны вплотную заняться вопросами размагничивания подводных лодок, широко использовать при строительстве их корпусов специальные сплавы и пластмассы. Особенно успешно магнитометры применялись в узкостях, проходах, ограниченных районах моря. Так, англичанам с помощью этих средств удалось обнаружить несколько немецких подводных лодок в Гибралтарском проливе.

В современных условиях, полагают за рубежом, роль магнитометрической маскировки значительно возрастает в связи с вооружением самолетов США криогенными магнитометрами, имеющими более широкие возможности обнаружения подводных лодок в подводном положении. Установленные на противолодочных самолетах США и стран НАТО магнитометры типов AN/ASQ-10, AN/ASQ-501 и DHAS-1 дают возможность независимо от состояния моря и времени суток обнаруживать подводные лодки, находящиеся па глубине 300 - 1000 м. Зарубежные специалисты стремятся повысить эффективность обнаружения путем увеличения чувствительности магнитометров и снижения влияния помех, создаваемых самолетами-носителями. Для этого, в частности, используются компенсаторы помех.

Звуковая маскировкаслужила для противодействия подслушиванию, созданию помех работе звукометрическим станциям противника. Она достигалась уменьшением шума механизмов и двигателей, глушением звуков (шумов) звуковыми завесами и т. д. Чаще всего ее использовали в десантных операциях, что позволяло скрытно и с меньшими потерями форсировать водные преграды (к примеру, Новороссийская операция 1943 г.).

Тактические приемы и способы маскировки кораблей многочисленны и многообразны. Они зарождались и совершенствовались в ходе острого противоборства между разведкой и маскировкой. Выбор того или иного способа, приема определялся конкретными условиями, характером решаемой задачи, степенью влияния его на конечный результат. Несомненно, что наибольший эффект получался бы от комплексного применения маскировки против всех средств разведки противника. Но, к сожалению, в практике достичь такого невозможно.

Достижение скрытности в морском бою во многом зависит от тактического мастерства командира, слаженности и отработанности экипажа. Особое внимание вопросам скрытности в период Великой Отечественной войны уделяли подводники. Соблюдение всех мер ее в сочетании с бдительным акустическим и зрительным наблюдением за обстановкой позволяло советским подводным лодкам своевременно обнаруживать противника, успешно уклоняться или наносить по нему внезапные удары.

Скрытность действий на море достигалась также совершенствованием способов использования кораблей и системы управления ими, хорошо организованной и целенаправленной тактической подготовкой, грамотным применением технических средств, четкой организацией службы, высокой дисциплинированностью и бдительностью личного состава.

Несоблюдение маскировочных мероприятий, снижение требований к скрытности приводили, как правило, к срыву поставленной задачи, гибели, поражению. Одним из примеров, подтверждающих сказанное, служит разгром 22 октября 1942 г. немецкого десанта у острова Сухо. Предвидя возможный подход сил противника, были приняты дополнительные меры по усилению разведки, повышению бдительности, организации наблюдения и оповещения. Благодаря этому дозорные корабли (ТЩ-100 и МО-171) своевременно обнаружили отряд кораблей противника, который, используя плохую видимость, двигался к острову. В результате боя противник потерял 12 самолетов и 9 кораблей, т. е. половину состава, находящегося на Ладожском озере. Планы противника по захвату острова были сорваны.

Высокое командирское мастерство руководящего состава флота давало возможность достигать скрытности подготовки и внезапности действий при выполнении задач в операциях при высадке тактических десантов. Так, 22 сентября 1941 г. под Одессой в районе Григорьевки в целях содействия войскам Одесского оборонительного района был высажен десант для удара в тыл противнику. Здесь умелые маскировочные действия по подготовке, переходу и сосредоточению кораблей в районе высадки позволили выполнить задачу неожиданно для противника, без существенного противодействия и потерь.

Бурное развитие техники и вооружения, революция в военном деле в послевоенный период обусловили развитие материально-технической базы вооруженной борьбы, в том числе и средств обнаружения и уничтожения кораблей. Значительных успехов достигло и совершенствование средств и методов, обеспечивающих маскировку и скрытность.

За последние годы в странах НАТО дальнейшее развитие получили средства космической и воздушной разведок, гидроакустического и радиотехнического наблюдения, позволившие создать единую систему освещения воздушно надводной и подводной обстановки. Она, по оценке специалистов НАТО, дает возможность с большой достоверностью и наглядностью определять местонахождение и существо деятельности воздушных, надводных и подводных целей. Противоборство между средствами обнаружения и маскировки носит бескомпромиссный характер и протекает подобно известной борьбе брони и снаряда.

С принятием на вооружение в странах НАТО разведывательно-ударных комплексов (РУК) понятия "обнаружение" и "удар", как считают западные специалисты, слились в одно целое. В связи с этим, полагают за рубежом, в условиях современного морского боя неожиданные молниеносные удары с использованием высокоточного оружия могут привести к тяжелым последствиям для противника, вызвать дезорганизацию в управлении, растерянность, замешательство, отказ от выполнения поставленной задачи. Отсюда особо важное значение приобретают скрытность подготовки к выполнению поставленной задачи, неукоснительное соблюдение всех требований маскировки, быстрота и слаженность действий экипажей в сложной, быстроменяющейся обстановке, в любых гидрометеорологических условиях, днем и ночью*. Маскировка непосредственно в бою направлена на применение мер и средств для снижения эффективности самонаводящегося оружия противника, отведения его на ложные цели и направления.

*(См.: Аристов А., Родионов Б. Разведывательно-ударные комплексы, их влияние на ход вооруженной борьбы на море // Морской сборник. 1985. № 6. С. 20-26.)

* * *

Применяя средства и способы маскировки, необходимо избегать упрощенчества. Надлежит осуществлять контроль за состоянием корпуса корабля, забортной арматуры, рулей, винтов, обтекателей, избегать шаблонных действий, предвидеть внезапные изменения в обстановке, заранее предусматривать варианты своих решений, грамотно использовать гидрологические, метеорологические и другие условия. Например, командиру подводной лодки - учитывать географические и навигационные особенности района, правильно выбирать маршрут и режим движения, глубину погружения в зависимости от гидрологии моря, определять порядок работы технических средств. Командиру самолета - учитывать и использовать гидрометеоусловия, выбирать высоту и скорость полета, грамотно использовать РЭС и т. д.

Скрытность в морском бою не самоцель, а средство для достижения победы, эффективности действий. Зачастую успех в бою зависел от грамотной организации разведки и наблюдения за противником. Отсутствие достоверных данных о противнике приводило, как правило, к излишним затратам сил и средств, низкой результативности усилий. Это, в частности, относится к операции по захвату островов в Финском заливе в период советско-финляндской войны. Острова, которые финны практически не защищали, усиленно обстреливались кораблями, бомбились авиацией. Только за период с 30 ноября по 3 декабря 1039 г. на эти цели флотом было выполнено 387 самолето-вылетов, израсходовано 2110 авиабомб и 4425 крупнокалиберных снарядов*.

*(См.: Монаков М. "Факел" над Балтикой // Морской сборник. 1990. № 3. С. 27.)

Одно из основных требований в современном бою состоит в том, чтобы всегда быть готовыми к активным действиям, проводить мероприятия по поддержанию оружия и технических средств в высокой степени готовности, чтобы в любой момент, если потребуется, нанести точный ответный удар.

Скрытным действиям надо учиться. Успешность их зависит от комплекса мероприятий, выполняемых экипажем, специалистами всех категорий. И от того, как моряки справятся со своими обязанностями, проявят морально-боевые качества, будет зависеть судьба корабля, боя, успешность выполнения поставленной задачи. Особая ответственность :за скрытность лежит на командирах современных подводных ракетоносцев, конечный результат действий которых может достигать стратегических целей.

Для достижения скрытности, а следовательно, и внезапности важно постоянно иметь достоверную информацию о противнике: его силах, группировках, намерениях и т. д. Наряду с другими силами разведки наиболее полно требованиям скрытного наблюдения за противником удовлетворяют подводные лодки. Роль этого рода ВМФ в решении этой задачи изложена в следующем разделе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"