НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Использование подводных лодок в интересах скрытного ведения разведки

Использование подводных лодок в интересах скрытного ведения разведки
Использование подводных лодок в интересах скрытного ведения разведки

Скрытность ведения разведки - один из важных факторов достижения внезапности в боевых действиях на море.

Опыт второй мировой войны показал, что подводные лодки, обладая скрытностью, сравнительно большими автономностью и дальностью плавания, наряду с действиями на вражеских коммуникациях успешно выполняли задачи непосредственного ведения разведки, а также высадки разведывательно-диверсионных групп. При этом в отличие от подводных лодок большинства ВМС других воюющих стран советские подводные лодки действовали, как правило, в ограниченных морских районах со сравнительно малыми глубинами, в условиях сильно развитой противолодочной обороны противника. На результаты их действий, в том числе и разведывательных, оказывали влияние продолжительная неблагоприятная обстановка на сухопутном театре военных действий, ухудшавшая базирование, а также нехватка как собственных (подводных), так и обеспечивающих сил (надводных кораблей, авиации) и т. д. Их роль в выполнении разведывательных задач заключалась в передаче в штабы донесений о движении противника в тех районах, где подводные лодки вели боевые действия, а также в высадке, а затем снятии разведывательных групп.

Вместе с тем в организации разведки, осуществляемой подводными лодками различных ВМС, было много сходства. Оно объяснялось установившимися едиными взглядами на использование лодок в разведывательных целях. По мнению командования ВМС воюющих стран, ведение разведки подводными силами считалось для последних обеспечивающим видом боевых действий.

Итак, использование подводных лодок в интересах скрытного ведения разведки происходило в системе повседневной боевой деятельности сил флота. При этом подводным лодкам ставились следующие задачи: выявление мест формирования конвоев; определение тактики действий сил охранения и обеспечения, маршрутов и интенсивности движения кораблей и судов в тех или иных районах морей и океанов, системы защиты коммуникаций; сбор сведений о рубежах противолодочной обороны (ПЛО) и характере деятельности в их пределах противолодочных сил; наблюдение за побережьем, базами, портами; выявление сил и определение характера построения противодесантной обороны (ПДО) и т. д.

В большинстве случаев подводные лодки совмещали ведение разведки с выполнением главной задачи, но иногда обнаружение противника и донесение о характере его действий составляли основное содержание их боевых выходов. С началом Великой Отечественной войны первыми силами наших флотов, развернутыми для боевых действий в море, были подводные лодки. При этом значительная часть их получила задачу обнаруживать соединения вражеских крупных кораблей и десантов, выявлять намерения противника.

Для ведения разведки в море подводные лодки использовали гидроакустические и радиолокационные станции, радиопеленгаторы, средства радиоразведки, приборы радиолокационного пассивного поиска. Перечисленные средства позволяли перехватывать вражеские донесения, пеленговать корабельные радиопередатчики, обнаруживать работу активных радиотехнических средств. Успешно применялись и визуальные средства наблюдения и фиксации целей (перископы, бинокли, фотоаппараты), особенно при нахождении подводных лодок в узкостях, проливных зонах, в узловых районах морских и океанских коммуникаций, на акваториях портов и баз.

При ведении разведки подводные лодки действовали, как правило, одиночно, осуществляя длительное и скрытное наблюдение за обстановкой в назначенных районах. Чаще всего данные добывались ими в своих же интересах и совпадали с поиском и уничтожением целей. Так, подводная лодка С-7 (Балтийский флот) во время одного похода со 2 июля по 12 августа 1942 г. обнаружила три конвоя и четыре одиночные цели. Для этого ей пришлось вести поиск с периодической сменой позиции севернее пролива Кальмарсунд, в районе Вентспилса, маяков Акменьрагс и Ужава. В результате С-7 кроме передачи ценной информации сумела потопить четыре транспорта*.

*(ЦВМА, ф. 18, д. 40015, л. 255-261.)

Ведение разведки подводными лодками в своих интересах было вынужденным и объяснялось либо ограниченными возможностями других сил в добывании данных о морском противнике (в первую очередь авиации), либо особенностями коммуникаций и усиленной защитой последних противником. К примеру, участок северной коммуникации (от Тромсе до острова Магере) протяженностью около 180 миль, который германские одиночные транспорты проходили преимущественно шхерами под защитой береговых батарей, в течение первого периода Великой Отечественной войны практически был доступен только подводным лодкам. Вот почему данные об обстановке на вражеских коммуникациях в этом районе, собранные подводными лодками, носили особо ценный характер.

Сведения, получаемые от подводных лодок во время их боевых или разведывательных выходов, анализировались и обобщались в штабах, а затем доводились до командиров других кораблей, авиации ВМФ. Это расширяло возможности целенаправленного поиска вражеских конвоев и одиночных транспортов, повышало эффективность действий как подводных лодок, так и других сил флота. Так, 16 августа 1941 г. подводная лодка М-174 (Северный флот, командир-капитан-лейтенант Н. Е. Егоров) осуществила разведывательный выход в фьорд Петсамовуоно. Ею было установлено, что противолодочная оборона противника здесь слабая и имеется возможность прорыва в порт Линахамари для уничтожения находящихся там транспортов и боевых кораблей. Пользуясь этими данными, а также собственными наблюдениями, М-172 (командир - капитан-лейтенант И. И. Фисанович) проникла 21 августа в порт Линахамари и атаковала разгружавшийся там транспорт*.

*(ЦВМА, ф. 112, д. 1497, л. 114, 115, 120 - 122.)

Подводные лодки использовались также для ведения разведки в интересах других сил. В августе 1942 г. тяжелый крейсер германских ВМС "Адмирал Шеер" получил задачу нанести удары по советским арктическим коммуникациям и портам. Для обеспечения крейсера разведданными об оперативной и ледовой обстановке в Карском море были высланы две лодки: к северной оконечности Новой Земли U-601, в район между островами Белый и Диксон U-251. Со своей задачей они в целом справились, но командование, проводившее эту операцию, использовало возможности подводных лодок не полностью. Так, подводные лодки не выяснили обстановку в порту Диксон и крейсер, не имея достаточных данных о характере обороны порта, не выполнил поставленную перед ним задачу*.

*(ЦВМА, ф. 12, д. 18045, л. 115.)

Разведка подводными лодками велась не только на коммуникациях противника, по и в районе прохождения своих кораблей и судов. В ходе осуществления операции против американского флота в Нерл-Харборе японское ударное авианосное соединение, вышедшее 26 ноября 1941 г. из залива Хитокаппу (Курильские острова), для ведения разведки по курсу своего следования использовало три подводные лодки. Они находились на дистанции около 200 миль впереди главных сил и обеспечивали скрытность подхода последних к конечному пункту*. При проводке союзных конвоев в северные порты Советского Союза подводные лодки развертывались на подходах к базам противника, имея задачу своевременно сообщить командованию о выходе в море вражеских надводных кораблей. Выполнение этой задачи по своему характеру было аналогичным несению дозорной службы, поскольку как в том, так и в другом случае подводные лодки не только осуществляли наблюдение за силами противника, но и при возможности атаковывали его корабли.

*(См.: История военно-морского искусства. С. 339.)

Наибольшую достоверность и ценность разведывательные данные, полученные подводными лодками, приобретали тогда, когда они дополнялись и подтверждались сведениями, полученными из других источников. Знать фактическую обстановку на театре или отдельном его участке позволял только тщательный анализ всех данных. С этой целью неоднократно предпринимались попытки организации взаимодействия подводных лодок, ведущих разведку, с авиацией. В марте 1941 г. английская подводная лодка обнаружила восточнее острова Сицилия несколько групп итальянских кораблей, вышедших из своих баз для нанесения удара по английским конвоям в восточной части Средиземного моря. /Полученные от подводной лодки данные позволили англичанам организовать эффективную воздушную разведку и своевременно осуществить мероприятия не только по надежному прикрытию своих конвоев, но и по разгрому противника. Английские силы (корабли и торпедоносная авиация), упредив действия итальянских кораблей, навязали последним бой у мыса Матанан и нанесли им большой урон*.

*(См.: История военно-морского искусства. С. 197 - 198.)

Взаимодействие между авиацией, подводными лодками, надводными кораблями и береговыми радиотехническими постами организовывались и в Советском ВМФ. В 1944 г. в связи с созданием благоприятной обстановки в воздухе за счет увеличения численности самолетов-разведчиков и оснащения их более совершенными средствами связи, а также оборудования подводных лодок выдвижными антеннами возможности для осуществления взаимодействия несколько расширились. Находясь на перископной глубине и принимая исходные данные от самолетов, соседних лодок и береговых постов, подводные лодки осуществляли доразведку как для себя, так и в интересах других сил. Достаточно четко подобное взаимодействие было организовано командованием Тихоокеанского флота в 1945 г. в ходе боевых действий против милитаристской Японии. 12 подводных лодок (4 - у побережья Северной Кореи, 6 - на подходах к заливу Петра Великого, 2 - у западных берегов Южного Сахалина), взаимодействуя с авиацией и надводными кораблями, действовали на морских коммуникациях противника, а также вели разведку в целях своевременного выявления подхода его кораблей и судов с резервами к районам боевых действий наших сухопутных войск*.

*(ЦВМА, ф. 129, д. 17704, л. 21.)

В обширных морских районах и открытом океане подводные лодки вели разведку чаще всего в составе групп. Однако для Военно-Морского Флота такие действия наименее характерны. Это объяснялось географическими условиями морских театров, особенностями вражеских коммуникаций, проходивших главным образом у побережья, наличием своих сил и состоянием ПЛO противника, техническими возможностями подводных лодок. Северный флот предпринимал попытки группового использования подводных лодок (в том числе и в целях разведки) в 1943 г. после поступления на вооружение гидроакустических приборов "Дракон", позволявших поддерживать контакт между погруженными подводными лодками на расстоянии до 50 каб. Однако несовершенство этих приборов не позволило достичь ожидаемых результатов*.

*(Там же, ф. 112, Д. 12701, л. 10; д. 11033, л. 1; д. 11344, л. 1.)

Осуществляя разведку групповым методом, подводные лодки находились под перископом или в надводном положении в завесах. Расстояние между подводными лодками назначалось, как правило, не более двойной дальности обнаружения целей визуальными средствами наблюдения (бинокль, перископ). При этом данные, добываемые в сравнительно обширном районе, отличались высокой точностью. Ошибка случалась только при опознавании, классификации и определении количественного состава целей (конвоя, ордера). Объяснялось это недостаточной оснащенностью подводных лодок аппаратурой радиотехнической разведки (РТР), малыми дальностями обнаружения станций гидроакустического наблюдения, слабым их взаимодействием с воздушной разведкой.

Широкое внедрение на флотах радиолокации вызвало необходимость оснастить подводные лодки поисковыми приемниками РТР, что позволило не только значительно увеличить их разведывательные возможности, но и повысить скрытность их разведывательных действий, время слежения за противником. В сентябре 1943 г. в Северной Атлантике против союзнических конвоев действовала группа из 20 немецких подводных лодок (под кодовым названием "Леутен"). Все они были оснащены радиоразведывательной аппаратурой "Хегенук-Ванце", обнаруживавшей работу РЛС противника в сантиметровом диапазоне частот*. Это позволило значительно повысить скрытность и эффективность действий этой группы, возможности по своевременному уклонению от противолодочных сил противника, получению военной развединформации.

*(См.: Хроника военных действий на МТ между СССР и гитлеровской Германией: Пер. с нем. Л.: ЦВМБ, 1964. Вып. 8. С. 12.)

Ценные сведения о противнике добывались также и разведывательно-диверсионными группами, высадку которых осуществляли подводные лодки. За период второй мировой войны американцы, к примеру, использовали с этой целью более 40 подводных лодок. Высаженные ими группы на побережье африканских государств, многочисленных островов Тихого океана выявляли обстановку в отдельных районах, создавали напряженность во вражеском тылу, отвлекали силы и средства противника с главных направлений. Иногда они самостоятельно решали тактические задачи. Так, 8 августа 1942 г. две подводные лодки США "Наутилус" и "Аргонавт" высадили на остров Макин-Меанг (острова Гилберта) 222 морских пехотинца, которые уничтожили островной гарнизон (90 человек), тысячу бочек авиационного бензина, склады, основную радиостанцию. После этого диверсанты возвратились на подводные лодки, которые доставили их обратно в Перл-Харбор. Тем самым была выполнена тактическая задача по отвлечению внимания противника от операций на Соломоновых островах, а также собраны ценные сведения*.

*(См.: Морской атлас. Т. 3. Военно-исторический. Ч. 2. Описания к картам. М.: ГШ ВМФ, 1966. С. 30.)

В большинстве случаев высадка разведывательно-диверсионных или специальных групп совмещалась с выполнением задач по нарушению коммуникаций противника и ведением самостоятельной разведки района. 11 августа 1941 г. подводная лодка Щ-211 (Черноморский флот, командир - капитан-лейтенант А. Д. Девятко) высадила в районе Варны группу болгарских революционеров-интернационалистов во главе с Цвятко Николовым Радойновым. На четвертый день после этого она торпедировала и потопила к северо- востоку от мыса Эмине транспорт "Пелес" водоизмещением 5708 т*.

*(ЦВМА, ф. 118, д. 5496, л. 55 об., 112; ф. 32, д. 1970, л. 55 - 57.)

5 января 1942 г. подводная лодка C-102 (Северный флот, командир - капитан-лейтенант Л. И. Городничий) после высадки на побережье Перс-фьорда разведгруппы направилась в район оживленного движения конвоев. Здесь она собрала ценные сведения, а также потопила три транспорта: 10 января у мыса Харбакен - "Вальтер Ольрогге" и 14 января в северной части Сюльте-фьорда - "Тюркхайм" и "Фегервик". Отлежавшись на грунте и уйдя от преследования, 18 января C-102 сняла с берега высаженную ранее разведгруппу и возвратилась с ней в базу*.

*(Там же, ф. 11, д. 117, л. 9 - 11; ф. 112, д. 1497, л. 311, 312.)

Во второй мировой войне (особенно во второй ее половине) значительное развитие получили специальные силы и средства нападения на корабли, стоявшие на якорных стоянках, на рейдах и в базах (сверхмалые подводные лодки, человеко-торпеды, подводные боевые пловцы), доставлявшиеся к месту действий подводными лодками (рис. 33, 34). Нередко их действия были аналогичны разведке боем. Практика показала целесообразность использования сил и средств, позволявших в сочетании со скрытностью появления в заданном районе с помощью подводных лодок эффективно воздействовать на противника с малыми материальными затратами, вызывать повышенное напряжение вражеской противолодочной обороны и противодиверсионных сил, получать полную информацию о наличии морских и других сил на рейдах и в базах.

Рис. 33. Сверхмалая подводная лодка
Рис. 33. Сверхмалая подводная лодка

Высадка разведывательно-диверсионных групп подводными лодками зачастую осуществлялась в целях обеспечения высадки морских десантов. Подводные лодки в этом случае вели разведку вражеского побережья, наблюдали за передвижениями и намерениями противника, системой противодесантной обороны. Так, американские подводные лодки в период с 1942 по 1945 г. в ходе подготовки к десантным операциям совершили 75 боевых выходов для разведки побережья и подходов к портам и базам противника и высадили 45 разведывательно-диверсионных групп*.

*(См.: Роско Т. Боевые действия подводных лодок США во время второй мировой войны: Пер. с англ./ Под ред. А. П. Шергина. М.: Ин. лит-ра, 1957. С. 467 - 480.)

Рис. 34. Человеко-торпеда
Рис. 34. Человеко-торпеда

Для выявления характера противодесантной обороны противника (ее ширины, глубины, инженерного оборудования, огневой мощи), режима полетов авиации с прибрежных аэродромов, системы воинских перевозок подводные лодки выходили в море как до составления плана на десантную операцию, так и в ходе его разработки в целях перепроверки и уточнения сведений. В ходе подготовки к Керченско-Феодосийской десантной операции подводные лодки Черноморского флота в декабре 1941 г., действуя против прибрежных морских сообщений противника, вели также разведку побережья Керченского полуострова. В результате длительного наблюдения за прибрежной полосой они получили пенные сведения о системе вражеской противодесантной обороны: установили места расположения долговременных огневых точек, минных заграждений, наблюдательных постов и т. д. Кроме того, непосредственно в район Феодосии была выслана одна подводная лодка с целевым заданием - вести разведку. К примеру, ей надлежало выявить наличие боновых и сетевых заграждений у входа в порт*.

*(См.: Ачкасов В. И., Павлович Н. Б. Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне. М.: Воениздат, 1973. С. 130.)

Иногда для ведения разведки в интересах успешной высадки десанта привлекалось значительное число подводных лодок. К примеру, в ходе десантной операции по захвату острова Иводзима (16 февраля - 25 марта 1945 г.) союзники использовали подводные лодки для оповешения о подходах японских сил к району действий десанта (рис. 35).

Рис. 35. Использование подводных лодок для ведения разведки и высадки десанта (октябрь 1944 г.)
Рис. 35. Использование подводных лодок для ведения разведки и высадки десанта (октябрь 1944 г.)

Большие надежды возлагались на подводные лодки при проведении десантной операции по овладению островом Лейте (20 октября 1944 г.). На дальних подступах к району действий десанта 29 подводных лодок были развернуты в два эшелона*. Первый действовал вдоль побережья у наиболее важных баз противника, второй - на западных подходах к Филиппинскому архипелагу. Их главной задачей являлось ведение разведки в целях обнаружения сил неприятельского флота и донесение о их появлении на угрожающих направлениях своему командованию. Кроме того, они осуществляли наблюдение и сбор сведений о движении вражеских кораблей на подступах к японским базам. Подводные лодки оправдали возлагаемые на них надежды, не только вовремя обнаружив следовавшие в район острова Лейте японские корабли и упредив их противодесантные действия, но и нанеся им урон. Так, подводные лодки "Дар-тер" и "Дейс", которые вели поиск между северо-восточным побережьем острова Борнео и островом Палаван, 22 октября 1944 г. установили контакт с центральной группой японских сил и длительное время вели за ней наблюдение, сообщая полученные данные командующему 3-м флотом американских ВМС, а затем атаковали японские корабли. От торпед подводных лодок были потоплены два тяжелых крейсера - "Агато" и "Майя", а третий - "Такао" получил значительные повреждения и вынужден был возвратиться в базу**.

*(См.: История второй мировой войны, 1939 - 1945. М.: Воениздат, 1978, Т. 9. С. 311.)

**(См.: История военно-морского искусства. С. 483 - 484.)

Зачастую подводные лодки продолжали свою разведывательную деятельность и после высадки десантов и их действий на берегу. Порой они использовались также в роля маячных кораблей для обозначения разведанных ими же безопасных подходов к берегу. С этой целью они заблаговременно и скрытно выходили в указанные точки, доразведывали обстановку, затем до условленного времени ложились на грунт. С наступлением темноты всплывали и подавали прожекторами с набором стекол различного цвета подходящим кораблям и судам с десантом световые сигналы в установленном секторе. После высадки подразделения и частей на побережье и с началом боя за плацдарм подводные лодки отходили мористее для ведения разведки. Так использовались подводные лодки, например, в конце 1941 - начале 1942 г. в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции. Точность и безопасность подхода десантных кораблей к порту Феодосия обеспечивали Щ-201 (на дальних подступах) и М-51 (в 50 каб от входа в порт). Разведку в интересах вспомогательного десанта вела Щ-203 в районе южнее мыса Чауда (рис. 36).

Рис. 36. Использование подводных лодок для гидрографического обеспечения высадки десанта (1942 г.)
Рис. 36. Использование подводных лодок для гидрографического обеспечения высадки десанта (1942 г.)

Таким образом, в ходе боевых действий на море и в приморских районах в годы Великой Отечественной и второй мировой войн в интересах скрытности ведения разведки успешно применялись подводные лодки. Эффективность их действий при этом достигалась в первую очередь за счет незаметного подхода к охраняемому побережью, объекту. Вот почему кроме самостоятельных разведывательных лодки выполняли и обеспечивающие задачи. Например, они использовались как транспортные средства для переброски разведывательно-диверсионных десантов, специальных групп и диверсионно-подводных средств.

На результаты разведки, осуществляемой подводными лодками, значительное влияние оказывали географические условия районов боевых действий, общая обстановка как в этих районах, так и на театрах военных действий, характер и состояние ПЛO противника, численность подводных лодок и их техническая оснащенность. Эффективным было даже эпизодическое взаимодействие лодок с авиацией, надводными кораблями, береговыми радиотехническими постами, в ходе которого производились обмен разведывательной информацией, ее уточнение и обобщение.

Поскольку разведка подводными лодками велась эпизодически в ходе их повседневной боевой деятельности, да и то большей частью в собственных интересах, добытые ими разведданные были незначительными в общем объеме сведений о противнике, которые поступали в штабы военно- морских сил воюющих стран из различных других источников.

В последние годы на Западе получили бурное развитие космические и воздушные средства разведки и обнаружения кораблей. Созданы очень чувствительные гидроакустические средства наблюдения за воздушной и водной средой. Они обладают большими возможностями по обнаружению шумящих объектов и позволяют с высокой точностью определять местонахождение и характер их маневрирования (рис. 37).

Рис. 37. Возможности противолодочных сил по обнаружению подводных лодок
Рис. 37. Возможности противолодочных сил по обнаружению подводных лодок

На вооружении противолодочных самолетов и вертолетов появилась совершенная аппаратура, позволяющая обнаруживать подводные лодки по их различным физическим нолям (рис. 38). Но самым эффективным средством обнаружения подводного противника и слежения за ним являются противолодочные лодки, обладающие пониженной шумностью и большой скоростью хода. Таким требованиям отвечают в настоящее время подводные лодки типа "Лос-Анжелес", "Стёрджен", "Трафальгар", "SS-688" и т. д.

Рис. 38. Скрытное наблюдение за подводной средой (самолет США 'Оспрей)
Рис. 38. Скрытное наблюдение за подводной средой (самолет США "Оспрей")

Рис. 39. Гибкие протяженные буксируемые антенны (ГПБА)
Рис. 39. Гибкие протяженные буксируемые антенны (ГПБА)

Наиболее эффективными средствами ведения разведки за водной средой являются ГАС, имеющие в качестве приемной базы гибкие протяженные буксируемые антенны (ГПБА). Ими оснащаются не только подводные лодки, но и специальные суда-буксировщики, вертолеты, надводные корабли, такие, как КР УРО типа "Тикондерога", ЭМ УРО типа "А. Берк", "Кидд", ЭМ типа "Спрюенс", ФР УРО типа "О. Перри", ФР типа "Нокс" (рис. 39). Дальность действия ГАС типа AN/SQR-18 системы TACTASS с ГПБА позволяет обнаруживать подводную лодку на удалении до 100 км. Станции системы SORTASS, установленные на надводных кораблях и использующие ГИБА, могут пеленговать шумящие объекты а расстоянии до 550 км и классифицировать подводную лодку на дальности около 140 км (рис. 40).

Рис. 40. Дальность обнаружения шумящих объектов с помощью ГПБА
Рис. 40. Дальность обнаружения шумящих объектов с помощью ГПБА

* * *

Таким образом, современные подводные лодки наряду с другими средствами обладают достаточно универсальными возможностями для скрытного ведения разведки.

Вопросу добывания сведений об обстановке, о противнике в странах НАТО уделяется большое внимание. К разведывательной деятельности привлекаются надводные корабли и суда, радиотехнические части специального назначения, авиация, космические спутники и другие средства наблюдения. Важным фактором в современных условиях становится скрытность взаимодействующих между собой разнородных сил флота, относящихся к наиболее перспективным группировкам. Как при этом достичь внезапности, неожиданных и эффективных результатов в морском бою?

На эти вопросы дается ответ в следующем разделе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"