НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Характерные черты современного морского боя

Характерные черты современного морского боя
Характерные черты современного морского боя

Бурное развитие материальной базы вооруженной борьбы на море сказалось на эволюции военно-морского искусства, изменении содержания ряда категорий и понятий, вызвало появление новых методов, способов и приемов боевых действий.

Особенно это коснулось тактики - той части военно- морского искусства, которая наиболее чувствительна к совершенствованию оружия и боевых средств, а следовательно, форм и методов ведения морского боя. Он представляет собой "организованное вооруженное столкновение соединений (частей, кораблей) воюющих флотов в ограниченном районе в течение относительно короткого времени... Ведется в открытом море (океане) и в прибрежных районах с целью уничтожить (разгромить) группировку сил флота противника или нанести ей значительное поражение"*. Бой все больше и больше становится совокупностью нескольких согласованных по цели, месту и времени ударов и атак по противнику.

*(См.: Военно-энциклопедический словарь. С. 460.)

Современный морской бой чаще всего - составная часть операции или систематических действий флота. В нем могут участвовать как однородные, так и разнородные силы флота, применяться комплексно многие виды оружия (рис. 47).

Рис. 47. Боевые возможности морского оружия
Рис. 47. Боевые возможности морского оружия

В зависимости от целей и способов достижения конечных результатов бой подразделяется на наступательный или оборонительный и проходит как между однородными, так и разнородными силами флота. И тот и другой могут иметь свои определенные разновидности. Например, к наступательному бою будет относиться встречный бой с авианосно-ударной группой (АУГ), оперативно-ракетной группой (ОРГ), бой с охранением десантного отряда (ДЕСО), амфибийно-десантного соединения (АДС), бой из положения слежения с надводными кораблями, бой за высадку морского десанта и т. д. К оборонительному бою - бой корабельного соединения, конвоя с атакующими их подводными лодками, самолетами, катерами на переходе морем, в местах якорных стоянок, бой по отражению высадки десанта и т. д. Каждая разновидность боя имеет свои особенности, но есть и общие. Они сводятся к тому, что в ходе любого боя элементы наступления и обороны тесно сочетаются один с другим, находятся в диалектическом единстве. Ярко выраженный наступательный характер действий сил в то же время предусматривает возможность перехода от наступления к обороне и наоборот.

В общем случае морской бой включает обнаружение противника и сближение с ним, тактическое развертывание сил, нанесение ударов и выполнение атак, развитие достигнутого успеха, выход из боя, сбор и переразвертывание сил для решения последующих задач. Боевые действия на море периода второй мировой войны существенно отличались от морского боя предыдущего периода.

Адмирал Флота Советского Союза И. С. Исаков отмечал, что современная война на наших морских театрах приняла своеобразную форму, без классических боев и сражений линейных сил, за которыми в прошлых войнах обычно следовали длительные паузы, но все же упорная, кровопролитная, не на жизнь, а на смерть, исключительно напряженная, непрерывная и ведущаяся в море, под водой, в воздухе и прибрежных районах всеми средствами, без пауз и отдыха. Она слагается из тысячи мелких боевых эпизодов, повседневных столкновений и боев, иногда перерастающих в такие крупные операции, как оборона баз (Одесса, Ханко, Таллинн, Севастополь), высадки больших десантов (Феодосия, Новороссийск, Керчь), проводки больших конвоев, операции обстрела неприятельских баз (Констанца, Варде), срыва эвакуации германских войск из Крыма и т. д., при одновременной и систематической борьбе на коммуникациях противника и непрекращающейся подводной, воздушной и минной войне*.

*(См.: Исаков И. С. Военно-Морской Флот СССР в отечественной войне. М.; Л.: Военмориздат, 1944. С. 12.)

Тактика морского боя и способы его ведения за годы, прошедшие после второй мировой войны, существенно изменились. Новое качество приобрели такие характерные его черты, как активность и решительность, расширение пространственных границ, высокие результативность ударов и напряженность, скоротечность и динамичность, внезапность воздействия на противника и разнообразие тактических приемов, широкое применение средств РЭБ. Задача каждого флотского офицера - не только глубоко понимать содержание современного боя, но и уметь учитывать это в любой сложившейся обстановке.

Активность и решительность- традиционные, исторически сложившиеся качества, присущие морякам русского отечественного флота.

Решительность, настойчивость в достижении цели морского боя или сражения предписывались еще в первом Морском уставе: "Никто не дерзнет от неприятеля отвращитися и никто же не осмелится своих от битвы отговаривать или людей от смелости приводить в робость"*. От этой статьи берут свои истоки славные традиции нашего отечественного флота, приумноженные революционными матросами и развитые ратными делами Военно-Морского Флота.

*(Морской устав. Спб., 1720.)

Умение творчески мыслить, принять смелое, порой даже дерзкое решение при выполнении той или иной учебной задачи в океане, пойти на разумный и обоснованный риск - эти качества необходимо развивать у каждого командира корабля, боевой части, обучая их в мирное время тому, что необходимо на войне.

Не случайно в Корабельном уставе записано, что "командир корабля должен управлять кораблем смело, энергично и решительно, без боязни ответственности за рискованный маневр, диктуемый обстановкой"*. Так должен поступать каждый ради выполнения приказа, поставленной задачи.

*(Корабельный устав Военно-Морского Флота СССР. М.: Воениздат, 1986. С. 81.)

Вот только один пример периода Великой Отечественной войны. Активные и решительные действия старшего лейтенанта С. Кротова, принявшего командование CKP-19 ("Дежнев"), сыграли немаловажную роль при отражении нападения тяжелого крейсера "Адмирал Шеер" на порт Диксон 27 августа 1942 г. CKP-19 стоял у причала, когда наблюдательный пост на острове Диксон заметил корабль противника. В порту была объявлена боевая тревога. Старший лейтенант С. Кротов - старший помощник командира (командир корабля находился на рекогносцировке, прибыл на корабль к концу боя) отдал приказ: отдать швартовы. Сторожевой корабль отошел от причала и направился навстречу тяжелому крейсеру. Подойдя на дистанцию стрельбы, экипаж сторожевика открыл огонь из 76-мм орудий и добился нескольких прямых попаданий. Смелое, решительное сближение корабля (бывшего ледокольного парохода) вызвало переполох на мостике "Адмирала Шеер". А сторожевик тем временем сумел поставить дымовую завесу, прикрывшую стоявшие в порту транспорты. Старший лейтенант С. Кротов, несмотря на тяжелые ранения, продолжал руководить боем. Раненые моряки не покинули свои боевые посты. Фашистский рейдер не выдержал боевого напора и, прикрываясь дымовой завесой, отошел, отказавшись в дальнейшем от своего плана*.

*(ЦВМА, ф. 12, д. 20375, л. 20 - 25, 383-395.)

Значение активности и решительности возросло с появлением дальнобойного и ядерного оружия, увеличением маневренности его носителей.

Опыт показывает, что победителем в морском бою становится тот, кто не только лучше вооружен, но и эффектнее применяет боевые средства, проявляя при этом творческую инициативу. Успех во многом определяется умелым использованием внезапности, скрытности, стремительности. Эти качества были проявлены советскими моряками с первых дней Великой Отечественной войны. Например, при нанесении мощного артиллерийского удара кораблями Черноморского флота по главной военно-морской базе румынских ВМС - Констанце 26 июня 1941 г. После выхода в море ударная группа кораблей под управлением капитана 2 ранга M. Романова взяла курс на Одессу, чтобы создать у противника впечатление, что корабли будут действовать в районе Одессы. Как стало известно позже, расчет был правильным. Дезинформация сработала. Появление ударной группы у Констанцы оказалось для врага совершенно неожиданным. Он не сумел вовремя привести в действие свои огневые средства. В результате обстрела были вызваны пожары на нефтехранилищах, подожжен состав с боеприпасами, повреждены объекты порта и вокзала, прервано сообщение Бухарест - Констанца, па определенное время возникли трудности с поставкой фронту горючего*.

*(ЦВМА, ф. 107, д. 1713, л. 1-3; д. 9224, л. 10-14.)

Решительность тактического маневра, действий командира часто приводили к победе даже над численно превосходящим противником. Так, 14 июля 1941 г. базовый тральщик Т-215 (командир - капитан-лейтенант Г. Дусь) шел впереди конвоя, следовавшего из Таллинна на Ханко. На рассвете справа по курсу появились шесть торпедных катеров противника. На большой скорости они шли па сближение с конвоем. Враг рассчитывал, что тральщик с тралами связан маневром и не сможет оказать серьезного сопротивления. Но капитан-лейтенант Г. Дусь приказал рубить тралы. Одновременно корабль открыл огонь по катерам. Освободившись от трала, он рванулся наперерез противнику, метким огнем заставив свернуть торпедные катера с боевого курса. Фашисты выпустили по конвою 12 торпед, но ни одна не попала в цель. Конвой благополучно прибыл на Ханко*.

*(См.: Ладинский Ю. В, На фарватерах Балтики. М.; Воениздат, 1973. С. 30-31.)

Наличие оружия большой поражающей способности, решительность сторон, по мнению западных специалистов, приведут к тому, что преобладающей формой противоборства станет встречный бой, для которого характерны быстрое сближение с противником, нанесение по нему упреждающих ударов, захват инициативы. А для этого, считают они, необходимо активно воздействовать на противника, не позволяя ему оперативно реагировать на изменения в обстановке, навязывая бой в тот момент и при таких условиях, когда он недостаточно готов к нему, не способен эффективно использовать свои потенциальные возможности.

Известно, что успех приходит к командирам, действующим не по шаблону, применяющим в тактике элементы нового. Однако каждый новых! тактический прием, замысел должны основываться на глубоком знании как своих сил, так и противоборствующей стороны.

Именно эти качества ярко проявились в одном из боевых походов подводной лодки М-172 (командир - И. Фисанович) в суровые дни 1941 г. Не обнаружив корабли в заданном районе, командир принял дерзкое решение - найти врага в базе. Скрытно войдя в гавань Линахамари, подводники успешно атаковали стоявший у причала транспорт.

Нерешительность или промедление в использовании возможностей, в принятии незамедлительных мер по уклонению или ликвидации последствий применения противником оружия могут отрицательно сказаться па результатах боя, существенно повлиять на выполнение поставленной задачи. Боевой опыт наглядно показывает, что недостаточная подготовленность, нерешительность, запоздалые действия приводили порой к печальным последствиям. Так, 20 июля 1941 г. эсминец "Стремительный" (командир - капитан 2 ранга А. Виноградов) стоял па якоре в Екатерининской гавани. Из-за промедления вахтенного командира в принятии решения на смену места якорной стоянки после пролета самолета-разведчика, недостаточной бдительности наблюдателей атака одиннадцати фашистских самолетов Ю-88 завершилась прямым попаданием трех авиабомб. Корабль затонул. Это был самый крупный урон, нанесенный авиацией противника Северному флоту за все военные годы. Такова суровая правда войны.

Необходимым условием готовности корабля, группы, соединения к активным, решительным и неожиданным для противника действиям служат высокие морально-боевые качества личного состава, его боевой настрой на победу над сильным, хорошо вооруженным противником.

Расширение пространственных границморского боя вызвано в основном возрастанием дальности действия сил флотов и применяемого ими оружия. Кроме того, пространственный размах зависит от продолжительности боя, маневренных качеств кораблей, влияющих на боевой порядок и построение сил, организацию всех видов обеспечения боевых действий, на управление и взаимодействие в бою. Если сравнить бой в Трафальгарском сражении (1805) и бой у мыса Матапан (1941), то получается, что первое протекало на площади всего лишь примерно 50 км2, а второй - почти на 30 тыс. км2. Расчеты показывают, что в случае нанесения удара ракетой типа "Томагавк" (дальность стрельбы 500 км) площадь круга, в пределах которого можно нанести удар, составит более чем 785 тыс. км2, т. е. почти в 26 раз больше, чем в бою у мыса Матапан и в 15 700 раз больше, чем при Трафальгаре. Оснащение подводных лодок, надводных кораблей, авиации ракетами позволяет поражать цели, находящиеся на больших удалениях, вне зрительной и радиолокационной видимости носителя оружия. Если в период первой мировой войны основным средством борьбы с подводными лодками был таран, то в период второй - дистанция воздействия увеличилась до 2 - 3 каб. В настоящее время дальность действия средств поражения подводной лодки составляет несколько десятков километров (рис. 48).

Рис. 48. Дальности действий средств поражения подводной лодки
Рис. 48. Дальности действий средств поражения подводной лодки

Тенденция увеличения пространственного размаха боевых действий связана и со стремлением противоборствующих сторон использовать свое оружие с максимальной дистанции для нанесения упреждающего удара.

Так, 4 мая 1982 г., в период англо-аргентинского конфликта, самолеты ВМС Аргентины, преодолев большое расстояние, по предварительным данным самолета-разведчика атаковали и потопили английский эсминец УРО "Шеффилд" (рис. 49). Причем штурмовики обнаружены не были, а ракету "Экзосет" наблюдатели увидели лишь за 6 с до попадания в корабль*.

*(См.: Родионов Б., Новичков Н. Тактика действий авиации против кораблей // Морской сборник, 1982. № 12. С. 80 - 87.)

Рис. 49. Эскадренный миноносец УРО 'Шеффилд' после атаки
Рис. 49. Эскадренный миноносец УРО 'Шеффилд' после атаки

Принятие на вооружение кораблей НАТО крылатых ракет "Гарпун" и "Томагавк" привело к значительному увеличению дальности эффективного воздействия по противнику (рис. 50). Особое внимание за рубежом уделяют разработке и внедрению разведывательно-ударных комплексов, позволяющих на больших удалениях освещать обстановку, обнаруживать противника и применять по нему оружие.

Рис. 50. Боевые возможности противокорабельной ракеты 'Гарпун'
Рис. 50. Боевые возможности противокорабельной ракеты 'Гарпун'

Высокая результативность ударов обусловливается тем, что развитие сил флота в большинстве стран в основном идет по пути наращивания ударной мощи оружия и в меньшей степени - средств обороны и защиты. Как показывает статистика прошедших войн, процент потопленных боевых кораблей постоянно растет. Так, в японо-китайской войне (1894 - 1895) из 99 принимавших в ней участие кораблей погибло только 10%. В русско-японской войне (1904 - 1905) обе стороны потеряли 27% кораблей. В первой мировой войне (1914 - 1917) уничтожено 43% боевых единиц. В годы второй мировой войны (1939 - 1945) в боях участвовали 4000 кораблей, из которых 50% погибло*. Эти данные наглядно показывают ход традиционной борьбы между броней и снарядом.

*(См.: Дегоди Н. Т. Бой и боевые действия на море. М.: Воениздат, 1961. С. 47 - 48.)

Еще в Инструкции для похода и боя, написанной вице- адмиралом С. О. Макаровым для Порт-Артурской эскадры, говорилось о том, что победой можно назвать лишь уничтожение неприятеля, а потому подбитые суда необходимо добивать, топя их и заставляя сдаваться.

"Подбить корабль - значит сделать одну сотую часть дела. Настоящие трофеи - это взятые или уничтоженные корабли... Флот, на котором личный состав сохранит в бою все свое хладнокровие, будет стрелять метко, а потому непременно разобьет неприятеля, если бы даже находился в невыгодных тактических условиях... Побеждает тот, кто хорошо дерется, не обращая внимания на свои потери и памятуя, что у неприятеля этих потерь еще больше"*. Эти слова не потеряли актуальности и сегодня.

*(Островский Б. Г. Адмирал Макаров. 2-е изд., испр. и доп. М.: Воениздат. 1954. С. 175.)

Дальнейший рост разрушительной силы оружия морского базирования значительно расширяет результативность удара в бою, делает его еще более скоротечным и динамичным.

Скоротечность морского бояобусловливается стремлением и способностью сторон в короткие сроки нанести эффективные удары по противнику для достижения решительных целей. Анализ боевых действий на море показывает, что временной размах боя во многом зависел не только от уровня развития техники, мощности морского оружия, боевой устойчивости кораблей, но и от гидрометеорологических условий в районе боя. Так, например, эффективность действий парусных судов в сражениях во многом зависела от направления и силы ветра, броненосного флота - от времени суток, видимости, тумана. Паровой двигатель, установленный на кораблях, обеспечивал им свободу маневра, увеличивал их скорость. Это объективно повлияло на скоротечность боя. Имея преимущество в скорости, командир получил возможность сблизиться или выйти из боевого соприкосновения, возобновить бой при занятии более выгодной позиции, удерживать противника на выгодной для него дистанции стрельбы и т. д. Временные показатели боя стали субъективным фактором.

Другим немаловажным событием, оказавшим влияние на скоротечность боя, послужило принятие на вооружение кораблей радиолокации. Использование PЛC позволило освободиться от выбора времени ведения боевых действий и решило проблемы ночного боя. Кроме того, радиолокация существенно повысила результативность оружия, что, в свою очередь, отразилось на скоротечности боя. Это подтвердил первый же ночной бой у мыса Матапан (1941), когда успех боя был решен в пользу англичан в течение 3 мин. Это обусловлено было тем, что итальянские корабли не имели PЛC.

Продолжительность боя в значительной степени зависит от боевой устойчивости кораблей, способности противостоять воздействию оружия противника.

Таким образом, скоротечность морского боя, с одной стороны, определяется мощью средств поражения, с другой - живучестью корабля, его оружия и технических средств. Если первый фактор определяет тенденцию к сокращению продолжительности боя, то второй - к увеличению.

Влияние этих факторов на скоротечность морского боя нельзя рассматривать в отрыве друг от друга. Воздействие их во многом зависит также и от субъективных обстоятельств - выучки и морального состояния экипажа корабля. Современные средства обнаружения и поражения позволяют выполнять поставленную задачу в более короткие сроки. Борьбе за выигрыш времени, за упреждение противника в нанесении ударов принадлежит в современных боевых действиях решающая роль. Прослеживается закономерность, когда с развитием боевых средств продолжительность морского боя уменьшается (см. таблицу). Достигается это за счет сокращения или заблаговременного проведения таких фаз боя, как предварительное развертывание, перестроение в боевой порядок, выбор позиции и т. д., а также за счет повышения поражающей мощи оружия. Современный бой, как правило, будет состоять из атак, ударов, стремительных маневров с применением по противнику оружия в минимальное время и кратчайший срок. Его скоротечность предъявляет повышенные требования к уровню боевой готовности корабля, тактической грамотности офицеров и боевой выучке экипажа. Особая роль в этом принадлежит командиру - творцу и организатору современного боя. Чем быстрее и грамотнее им принимается решение, тем выше возможности в упреждении противника.

Современные приборы, в основе которых электронно-вычислительная техника, способны за очень короткий промежуток времени выдать данные по противнику, предложить вариант использования оружия и технических средств. И это налагает на весь личный состав дополнительные обязанности глубоко осваивать технику, постоянно изыскивать пути расширения круга задач, решаемых автоматизированными электронными системами. В связи с тем что временной фактор является важнейшим критерием боя, возникает

Сравнительные характеристики морского бой
Сравнительные характеристики морского бой

*( На контейнеровозе находились 3 вертолета типа "Чинук" и 12 вертолетов "Уэссекс" (Морской сборник. 1983. № 1. С. 80).)

Высокая динамичностьморского боя проявляется в быстроте изменения обстановки, в возможностях противоборствующих сторон использований широкого маневра силами и оружием. Обусловливается она необходимостью решения в короткий период времени боевых задач, связанных с преодолением противодействия противника, нанесением по нему ударов, отражением его атак, переразвертыванием для ударов по другим целям и т. д.

Как отмечают специалисты Запада, проблема дальнейшего повышения маневренных возможностей сил может быть решена широким внедрением атомной энергетики, увеличением общей мощности и экономичности двигательных установок, оборудованием кораблей системами уменьшения качки, а также снижением сопротивления движению в воде за счет более рациональной конструкции обводов корпуса кораблей, применением новых материалов и т. д.*

*(См.: Ларионов А. И., Несвицкий Ю. А. Надводный флот НАТО. М.: Воениздат, 1975. С. 19-20.)

За последние десятилетия значительно возросли скорости подводных лодок. В состав многих военных флотов введены корабли с динамическими принципами поддержания (на воздушной подушке и подводных крыльях). В частности, за рубежом эти принципы используют при постройке десантно-высадочных средств, катеров с ракетным вооружением. Их скорости в ближайшем будущем могут достигнуть 70 - 80 уз. Сравнительно высокие мореходные качества, достаточная автономность плавания дают им возможность, как считают на Западе, успешно вести современный бой на значительном удалении от своих баз. Кроме того, высокая мобильность и малая осадка, по мнению иностранных специалистов, делают эти корабли малоуязвимыми от торпед и минного оружия.

Особо высокую динамичность морскому бою придало широкое внедрение на кораблях палубной авиации - самолетов и вертолетов. С их появлением изменилось содержание таких этапов боевых действий, как поиск противника, тактическое развертывание. В прошлом, например, поиск был лишь элементом тактической разведки. Теперь его следует рассматривать как один из этапов боя, так как в ряде случаев при обнаружении противника оружие и технические средства позволяют сразу нанести по нему удар независимо от того, в какой фазе маневрирования находятся силы.

Учитывая перспективы развития флотов, можно предположить, что динамичность морского боя будет и впредь возрастать. Повысятся роль и значение тактического маневра во всех видах боя, в том числе при осуществлении десантных и противодесантных действий.

Внезапность воздействия на противникаявляется одним из важнейших факторов, позволяющих достигнуть успеха в современном морском бою. Она обеспечивается улучшением характеристик оружия, скрытностью занятия позиций, применением новых тактических приемов, выбором неожиданных для противника направлений ударов, времени и места их нанесения, тщательной маскировкой, быстротой маневра и т. д. Внезапность дает возможность добиться максимальных результатов при наименьшей затрате сил, средств и времени и достигается чаще всего, если предпринять такие действия, которые противник в данный момент менее всего ожидает. Эти выводы многократно подтверждались в ходе всей истории войн на море. Так, горьким уроком для Черноморского флота в период первой мировой войны явилось внезапное нападение двух турецких миноносцев на Одессу.

29 октября 1914 г. миноносец "Гайрет", подойдя на расстояние полукабельтова к канонерской лодке "Донец", стоявшей у внешнего западного конца брекватера* Одесской гавани, потопил ее торпедой, выпустил 10 - 12 снарядов по заградителю "Бештау", который, опасаясь обнаружить себя, не открывал огня, двумя выстрелами потопил баржу с углем и вышел из гавани. Затем, прикрывшись брекватером, он некоторое время обстреливал порт, а после открытия огня канонерской лодкой "Кубанец" скрылся в море. Миноносец "Муавенет" обстрелял канонерскую лодку "Кубанец". Спешно вошел через восточные ворота в Нефтяную гавань, где стал обстреливать стоявшие там суда и портовые сооружения. Выйдя оттуда и проходя с внешней стороны вдоль брекватера, миноносец попал под огонь "Кубанца" и, продолжая обстреливать порт, скрылся во мгле**.

*(Брекватер - оградительное сооружение, защищающее гавань от разрушительного действия волн.)

**(См.: Боевая летопись русского флота. С. 392.)

Нападение стало возможным, с одной стороны, из-за полного отсутствия бдительности и непринятия мер предосторожности русскими кораблями и их командованием, с другой стороны - в связи с учетом турецкими кораблями создавшейся обстановки, которая позволила использовать фактор внезапности, безнаказанно решить поставленные тактические задачи.

Другой пример периода Великой Отечественной войны. В сентябре - декабре 1941 г. подводные лодки Северного флота К-2, К-3 и К-22 в различных тактических ситуациях добивались успеха за счет внезапного применения артиллерийского оружия.

Подводной лодке К-3, которой командовал капитан-лейтенант К. Малофеев, было приказано поставить мины и блокировать фашистские корабли в одном из портов. На обратном пути ей пришлось с риском преодолевать противолодочную оборону. А после атаки транспорта 3 декабря 1941 г. лодку начали преследовать немецкие корабли. У подводников складывалась критическая ситуация - снизилась плотность аккумуляторной батареи.

В сложной обстановке Магомет Гаджиев принял рискованное, но неожиданное для противника решение: всплыть и вступить в артиллерийский бой. Экипаж под водой лодки шел на риск, по риск был оправданный, рассчитанный на победу. Подводная лодка всплыла почти рядом с кораблями, преследовавшими ее, и моментально открыла артиллерийский огонь. Фашисты не ожидали от советских подводников такого маневра. Они долго суетились у орудий, стреляли хаотично и неточно.

Первые же залпы артиллеристов-подводников накрыли вражеский корабль. Ушел на дно катер-охотник. Остальные корабли противника поспешили убраться к норвежским берегам. Решительные и оправданные действия командира дивизиона и командира лодки принесли три победы в одном походе (рис. 51).

Рис. 51. Артиллерийский бой подводной лодки К-3  с кораблями противника (3 декабря 1941)
Рис. 51. Артиллерийский бой подводной лодки К-3 с кораблями противника (3 декабря 1941)

Всплытие в той обстановке было правильным решением, рассчитанным на отличную выучку экипажа, внезапность применения оружия. Командир лодки, используя фактор внезапности, сумел навязать противнику свою тактику, добиться преимущества в использовании оружия. Несмотря на то что этот способ ведения боя был сопряжен с большим риском для подводников, они все же одержали победу.

Достижение внезапности в период подготовки и ведения боя, решение различного рода других боевых задач немыслимы без использования тактической маскировки, целями которой являются скрытие от противника состава сил и замысла действий, снижение эффективности его оружия. Внезапность в морском бою - один из важнейших критериев командирского мастерства, способности проявлять в сложной обстановке смелость, инициативу. Поэтому очень важно правильно учитывать гидрометеорологические условия, мешающие противнику вести наблюдение: туман, снегопад, ливень, волнение моря, естественную освещенность и т. д. Как отмечают па Западе, англо-аргентинский конфликт показал, что боевые действия ночью обеспечили успех английскому десанту, но потребовали от личного состава специальной выучки, отработки вопросов управления и взаимодействия, применения средств разведки и наблюдения, в частности приборов ночного видения. В тех случаях, когда внезапность воздействия не соблюдается, эффективность выполнения боевой задачи резко падает.

Так, например, в период англо-аргентинского конфликта во время боя, который произошел 25 мая 1982 г., два самолета "Супер Этандар" с выключенными РЛС на высоте 30 м скрытно вышли в район маневрирования английских авианосцев. Для уточнения обстановки они за 80 км от предполагаемого места цели включили свои РЛС и обнаружили крупную цель в окружении небольших кораблей. В свою очередь, они тоже были обнаружены. На доразведку времени не оставалось, и с дистанции 48 км был произведен пуск ракет. Потеря скрытности атаки привела к тому, что англичане в этом бою смогли организовать радиоэлектронное противодействие и не допустить поражения авианосца "Гермес"*. Вместе с тем необходимо помнить, что внезапность - кратковременный фактор. Поэтому, добившись ее в начале боя, нужно приложить максимум усилий для развития успеха.

*(См.: Родионов Б., Новичков Н. Противокорабельные ракеты: нападение или защита?//Морской сборник. 1984. № 10. С. 79 - 88.)

Разнообразие тактических приемов морского боя (т. е. оптимальное сочетание нескольких приемов боевых действий для достижения определенной цели) - одна из его характерных черт. Поиск новых форм его ведения постоянно осуществлялся в течение всей истории войн. Шаблонные действия редко приносили успех.

Этот процесс обусловлен развитием теории и практики военно-морского искусства, материальной базы вооруженной борьбы, ростом подготовленности личного состава. Увеличение пространственного размаха боя влечет за собой использование воздушных и других средств наблюдения, повышает роль радиоэлектронной борьбы. Способы ведения боя зависят также от задач, решаемых кораблями, условий их выполнения, характера действий сил противника. Так, например, для надводных кораблей постоянной угрозой будет нападение с воздуха. Причем противник имеет возможность наносить удары по данным внешнего целеуказания, находясь вне зоны радиолокационной видимости. Естественно, это требует постоянного поиска новых способов организации всех видов обороны и защиты кораблей в море, разработки новых тактических приемов, позволяющих превзойти противника в искусстве ведения боя, добиться победы меньшими силами и с малыми потерями.

Напряженность морского бояявляется следствием стремления сторон при соприкосновении действовать активно, большими силами и с решительными целями. Она связана с высокой эффективностью оружия и обусловлена быстрыми и резкими изменениями обстановки во время боя, мгновенными качественными и количественными изменениями соотношения состава сил и средств на различных этапах, неожиданным применением новых видов вооружений, тактических приемов его использования, средств маскировки. Напряженность носит характер продолжительного, неослабевающего воздействия на личный состав, требуя от него сосредоточенного внимания, выносливости, стойкости, мобилизации всех духовных и физических сил.

Вооруженная борьба - это не просто столкновение мощностей, скоростей, мастерства, планов, это и "борьба нервов", психологическая борьба, характеризующаяся стремлением воздействовать на психику противника и противодействовать его аналогичным попыткам. Это делалось издавна, но не всегда осознанно и последовательно. При современном развитии науки психологическая борьба будет составным звеном всех сражений на море.

К сожалению, в сражениях на море методы психологической борьбы остаются пока мало исследованными.

Прекрасным образцом психологической борьбы командиров и их экипажей в бою может служить дуэль двух подводных лодок: нашей М-176 и немецкой. Обе обнаружили друг друга внезапно 28 мая 1942 г., находясь в надводном положении милях в 25 от норвежского берега. Лодки одновременно погрузились. На М-176 торпедные аппараты были готовы к выстрелу, но... в них было только две торпеды. Командир капитан-лейтенант И. Л. Бондаревич не мог позволить себе стрелять нерасчетливо по невидимой цели. Надо было выжидать и не подставлять противнику свой борт при попытках атаки. Вскоре пришлось уклониться от двух торпед, выпущенных фашистами. Маневрируя на трех-узловом ходу, меняя курс и глубину, Бондаревич вызывал врага на новую атаку. Наконец тот не выдержал: еще две торпеды были им выпущены. После этого командир вражеской подлодки довольно долго соблюдал осторожность. Он тоже маневрировал, то ли выбирая удобную позицию для залпа, то ли надеясь, что паша лодка не выдержит и всплывет. Так длилось более трех часов. Бондаревич в это время представлял себе врага, который также выслушивает доклады своего акустика и еле сдерживает бешенство против вражеской лодки, которая остается неуязвимой и подозрительно долго не применяет оружие. Но одним своим присутствием она угрожает, вносит смятение... Терпение немецкого командира в конце концов лопнуло. Его будто прорвало. В течение 30 мин рядом с "Малюткой" пронеслось еще шесть торпед. Израсходовав весь свой боезапас и, видимо, решив, что наша лодка спаслась бегством или на ней нет торпед, противник всплыл. В этот момент он и был уничтожен.

В годы войны для воздействия на психику противника использовались, например, воющие авиационные бомбы, профилактическое глубинное бомбометание по площадям. Так, 1 ноября 1943 г. американская подводная лодка "Триггер" пыталась атаковать японские корабли. В это время на ней услышали отдаленные подводные взрывы. "Они здорово нас испугали", - признался потом командир. Лодка отказалась от атаки, ушла на глубину и оставалась там до наступления темноты.

Другой пример. В мае 1944 г. советские катера - "морские охотники" несли дозор на одном из островных фарватеров Финского залива. В половине второго ночи в районе, где находился МО-2, неожиданно заполыхали вспышки выстрелов и возникло кружево трасс. На запросы по радио катер не отвечал. Догадываясь, что он подвергся нападению (как потом выяснилось, на него напали 5 фашистских катеров), соседние МО-13 и МО-17 ринулись самым полным ходом па помощь. Несмотря на то что дистанция для стрельбы была еще велика, командир МО-13 решил все же открыть огонь. "Черт с ним, что не долетит!" - рассудил он. И затем предположил, что командир МО-2 "увидит, что идет помощь, и это придаст ему и экипажу силы, а немцы должны будут решать, что им делать: либо драться с нами, либо уходить!"*. Психологический расчет оказался верным.

*(См.: Чернышев И. На "морском охотнике" (записки офицера). М.: Воениздат, 1961. С. 309 - 311.)

Страх перед неизвестным противолодочным оружием японцев (по оценке самих американцев - слабым) привел к тому, что подводники США, как правило, производили торпедные атаки с 15 - 20 каб.

"Теоретически увеличение дистанции означает уменьшение количества попаданий, но на самом деле (по статистике) процент попаданий надает при сокращении дистанции. Можно предположить, что при малой дистанции между подводной лодкой и объектом большее количество ошибок происходит от торопливости, которая появляется у команды при виде противника"*. Исключительную важность в современных условиях приобретают такие составляющие боевой готовности, как боевая выучка и мастерство, слаженность и взаимозаменяемость, организованность и дисциплина каждого моряка, экипажа, части. Все они взаимосвязаны и рассматриваются на современном этапе через призму активизации человеческого фактора - главной движущей силы общественного развития.

*(Роско Т. Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне. С. 22.)

Человеческий фактор - одна из составляющих системы человек - машина - природа - военная техника и т. д., характеризующая степень его влияния на окружающую среду, в том числе на боевую готовность флота, благодаря приведению в действие совокупности духовных и физических сил. Это понятие объемное, многогранное и в то же время для каждого случая конкретное. Роль его можно сравнить с генератором ускорения какого-либо процесса или явления, своего рода стимулятором при реализации потенциальных возможностей оружия и техники. Он влияет на эффективность их использования путем сокращения временных нормативов и улучшения качественных показателей при обслуживании личным составом боевой техники. Военно-Морской Флот - не только корабли, по и люди с их настроем, взаимоотношениями, морально-политической и профессиональной подготовленностью. Поэтому, чтобы ввести в действие человеческий фактор, необходимы и доскональное знание подчиненных, их характеров и наклонностей, и индивидуальная работа по их политическому, воинскому и нравственному воспитанию, и умение сочетать требовательность с заботой о человеке, его профессиональном, духовном и культурном росте.

История Великой Отечественной войны знает немало примеров, когда успешное решение боевой задачи, судьба корабля и экипажа зависели от проявления воинами мужества, стойкости и отваги.

Так, 23 июня 1942 г. подводная лодка М-32 (командир - капитан-лейтенант П. Колтыпин), доставив в осажденный Севастополь боеприпасы и бензин, приняла на борт эвакуируемых. Но обстановка вынудила ее до наступления темноты погрузиться и лечь на грунт. Пары бензина одурманивающе действовали на людей, а всплыть было нельзя из- за угрозы с воздуха. Командир, чувствуя, что впадает в забытье, приказал единственному оставшемуся в сознании члену экипажа - старшине группы мотористов Н. Пустовойтенко держаться до времени всплытия. Черноморец проявил огромную волю и выдержку и с честью выполнил приказ. Не сумев в назначенный срок привести в чувство командира, он самостоятельно, с большим трудом, превозмогая головокружение и мышечную тяжесть, продул среднюю цистерну. Лодка всплыла, все были спасены. За этот подвиг Н. Пустовойтенко был награжден орденом Красного Знамени.

А вот другой пример. Конвоируя транспорт с грузами для фронта, сторожевой катер СКА-065 (командир - старший лейтенант А. Сивенко) смело вступил в бой с группой вражеских бомбардировщиков. У одного из пулеметов стоял старшина 2-й статьи Г. Куропятников. Несмотря на ранение, отважный моряк не покинул своего боевого поста, продолжал стрелять по фашистам. Вдруг он заметил, что на корме загорелись дымовые шашки, под которыми лежали глубинные бомбы. Если огонь дойдет до них, неизбежны взрыв, гибель катера и всего экипажа. Обагряя палубу кровью, теряя последние силы, старшина пополз к очагу пожара. Дымовые шашки были прочно привязаны. Развязать узлы не удалось. Тогда он зубами перегрыз конец и сбросил их за борт. Предотвратив взрыв, моряк вернулся к пулемету и стрелял до тех пор, пока не потерял сознание. Перед походом Григорий Куропятников подал заявление в партийную организацию. "Прошу принять меня кандидатом в члены партии, - писал он, - я желаю быть коммунистом. Клянусь перед Родиной, что, пока есть кровь в моих жилах, никогда не брошу своего боевого поста, буду бить врагов до полного их уничтожения. Если потребуется, не пожалею своей жизни для блага Родины". И он сдержал свое слово.

Из этих примеров видно, какова роль человека при взаимодействии с окружающей средой в сложных, экстремальных условиях боевой действительности, как проявляются при этом его идейно-политические, нравственные, волевые качества.

В послевоенный период на вооружение ряда государств приняты стратегические ядерные средства, обычные виды оружия с исключительно высокой степенью готовности и точности поражения, огромной разрушительной силы (рис. 52). Продолжаются разработки и внедрение в странах НАТО еще более эффективных средств ведения войны. В связи с этим роль постоянной боевой готовности сил флота, а следовательно, значение человеческого фактора постоянно возрастает.

Рис. 52. Внезапный удар из-под воды
Рис. 52. Внезапный удар из-под воды

Анализ локальных войн и конфликтов, учений и маневров показывает, что современный морской бой носит напряженный, динамичный характер, отличается решительной борьбой за инициативу и выигрыш времени. Естественно, все это предъявляет повышенные требования к морально-психологической, тактической, военно-технической и специальной подготовке моряков.

Какой бы сложной ни была военная техника, главным в современной войне остается человек, всесторонняя подготовленность которого будет оказывать решающее влияние на конечные результаты боевых действий.

Проявление в условиях боевых действий усталости, инертности, снижение боеготовности могут существенно повлиять на результаты выполнения поставленной задачи, итоги боя.

Широкое применение средств РЭБхарактерно для современного морского боя. Обусловлено это повсеместным внедрением радиоэлектроники в системы связи и наблюдения, управления силами и наведения оружия.

Как считают за рубежом, опыт ведения радиоэлектронной борьбы в период локальных войн и конфликтов, в том числе и англо-аргентинского 1982 г. (вывод из строя 12 июня эскадренного миноносца УРО "Глэморган", несмотря на примененные им пассивные уводящие помехи), подтверждает необходимость дальнейшего совершенствования средств РЭБ, способов и приемов их применения. Тактические приемы, используемые англичанами для радиоэлектронного противодействия ПКР, сводились к следующему: сразу же после обнаружения самолетов противника создавались облака маскирующих (отвлекающих) помех вокруг корабля на расстоянии до 2 км. На это затрачивалось 7 - 12 с. Вероятность захвата головкой самонаведения (ГСН) фактической цели значительно уменьшалась (рис. 53, а). В случае же если захват происходил, выставлялась ложная цель на дистанции до 400 м (рис. 53,б). С помощью активных помех радиолокационная головка самонаведения уводилась в точку постановки ложной цели (ЛЦ). Ложная и реальные цели образовывали общую протяженную (размытую) цель, и ГСН ракеты наводилась па ее центр, уклоняясь от центра корабля. Как отмечает американская печать, эффективность такого тактического приема высока только в борьбе с единичными ПКР. Корабли и самолеты, по мнению западных специалистов, должны оснащаться автоматическими системами помех, позволяющими быстро переходить с одного варианта применения на другой, расширять диапазон частот, увеличивать продолжительность и плотность пассивных помех, обеспечивать комплексную борьбу с радиолокационными, инфракрасными, лазерными головками самонаведения*.

*(См.: Родионов Б., Никитин Е., Новичков Н. "Радиоэлектронная война" - в Южной Атлантике // Морской сборник. 1983. № 1. С. 77 - 85.)

Рис. 53. Тактические приемы радиоэлектронного противодействия ПКР: а - создание маскирующих помех; б - выставление ложных целей; в - уведение ракеты от центра корабля
Рис. 53. Тактические приемы радиоэлектронного противодействия ПКР: а - создание маскирующих помех; б - выставление ложных целей; в - уведение ракеты от центра корабля

Наиболее удовлетворяющей этим требованиям в ВМС США является система РЭБ AN/SLQ-32. Ее устанавливают на кораблях основных классов, вспомогательных судах, а также используют на летательных аппаратах (рис. 54). Модульный принцип построения позволяет объединить аппаратуру предупреждения об облучении, постановки помех (пассивных или пассивных и активных).

Рис. 54. Корабельная система радиоэлектронной борьбы
Рис. 54. Корабельная система радиоэлектронной борьбы

Как указывается в зарубежной печати, в зависимости от модификации станция может одновременно подавлять помехой до 80 PЛC. При этом на каждый объект противодействия направляется оптимизированный вид помехи, обеспечивающий максимальную эффективность подавления. Система может работать в режиме создания ложных целей, массирующих и уводящих по дальности и углу помех. Быстродействие системы 1 - 2 с*. Решение этих задач требует обеспечения электромагнитной совместимости как корабельных радиоэлектронных систем, так и других при совместном использовании разнородных сил.

*(См.: Система РЭБ AN/SLQ-32 ВМС США //Морской сборник. 1989. № 4. Цветная вклейка между с. 64 - 65.)

Большое внимание за последние годы уделяется улучшению существующих и созданию новых средств гидроакустического противодействия, самоходных и неподвижных имитаторов подводных лодок, дрейфующих и самоходных приборов активных помех. Цель этих средств не только ввести противника в заблуждение, но и обезопасить себя от самонаводящихся торпед.

Совершенствование средств РЭБ идет и по другим направлениям. В США, например, основным считается развитие автоматизированных комплексных систем РЭБ (объединяют средства радиоэлектронной разведки, активных и пассивных помех), имеющих минимальное время ответной реакции на излучения РЭС.

Радиоэлектронная борьба стала неотъемлемой и важной составной частью современного морского боя, оказывающей существенное влияние на конечные результаты.

* * *

Таким образом, современный морской бой носит многоплановый характер. Он может вестись одновременно в различных средах: над водой, под водой, в воздухе, как в прибрежном районе, так и на больших акваториях океана, и в отличие от минувшей войны он может представлять совокупность надводного, подводного и воздушного боев, объединенных общими целями и единым замыслом, при выполнении боевой задачи как отдельным кораблем, так и формированием разнородных сил флота.

Значительное расширение пространственных границ боя, возрастание его скоротечности и динамичности усложняют управление силами в бою, требуют постоянного совершенствования организации взаимодействия, опознавания, оповещения и связи, слаженности работы флагмана и его штаба, широкого применения электронно-вычислительной техники.

Ведение боя разнородными силами повышает требования к управлению. Оно должно обеспечивать надежное их взаимодействие при развертывании и решении задачи. Постоянное увеличение и уплотнение потока информации, повышение скоростей ее прохождения по различным каналам обязывают широко внедрять в практику оперативные методы управления.

Как показали послевоенные учения флота, успех приходит к тем, кто в сложных условиях стремится действовать целенаправленно, оперативно, кто решает задачи учебного боя без послаблений и упрощенчества, находит новые возможности в используемом оружии и технике.

Не менее важным является и умение командиров и штабов в сжатые сроки собрать и обобщить данные об изменениях в обстановке и грамотно реагировать на них, проявляя при этом самостоятельность и решительность.

Современный бой предъявляет высокие требования к тактической, военно-технической, специальной и морально- психологической подготовке моряков. Поэтому офицерский состав должен добиваться глубоких военно-теоретических знаний, расширения общенаучного кругозора, стремиться к проявлению инициативы и творчества, тактической предусмотрительности, постоянно разрабатывать новые, более эффективные тактические приемы. Практическая реализация этих требований позволяет успешно выполнить задачи по надежной охране мирного труда нашего народа, обеспечить готовность в любой момент дать отпор агрессору.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"