НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава IV. В южной части Тихого океана

После поражения японцев у атолла Мидуэй было достигнуто почти равное соотношение сил. Наступило время попытаться захватить инициативу, а если возможно, перейти в наступление. Однако по-прежнему следовало ожидать ожесточенного противодействия противника, который все еще мог надеяться на победу, в случае если бы ему удалось добиться успеха в южной части Тихого океана. Естественно, что именно в этом районе мы должны были сдержать японские войска и нанести им поражение.

В апреле 1942 г. организация командования на Тихом океане была следующей:

1. Тихоокеанский театр военных действий (главнокомандующий ВМС США на Тихом океане адмирал Нимиц).

2. Театр военных действий в юго-западной части Тихого океана (верховный главнокомандующий союзных сил в юго-западной части Тихого океана генерал Макартур).

3. Театр военных действий в юго-восточной части Тихого океана.

С мая 1942 г. вице-адмирал Гормли являлся командующим ВМС США в южной части Тихого океана. На него и было возложено ведение Гуадалканалской операции под общим руководством адмирала Нимица. В конце июля мы располагали в этом районе 15 судами для материально-технического обеспечения, не считая транспортов вторжения, которые рассматривались как боевые корабли.

Ремонтное судно "Ригель" находилось в Окленде (Новая Зеландия). В Тонгатабу находились плавучая база эскадренных миноносцев "Уитни", госпитальное судно "Солес"*, транспорт "Антарес", суда для перевозки продуктов питания "Альдебаран" и "Таламанка", транспорт боеприпасов "Рейньер" и два сторожевых корабля "YP-284" и "YP-290". Еще два сторожевых корабля - "YP-230" и "YP-346" - находились в Эфате на Новых Гебридах. Плавучая база гидросамолетов "Кортис" и два авиатранспорта - "Махфарланд" и "Макинак" (первый переоборудован из эскадренного миноносца) базировались на Нумеа (Новая Каледония), а ремонтное судно "Аргон", имевшее ограниченные возможности для ремонта, 10 июля вышло из Пирл-Харбора в Окленд.

* (Госпитальные суда в американском флоте носят наименования "Утешение", "Милосердие" и т. п. В связи с тем что согласно Гаагской и Женевской конвенциям эти суда запрещалось атаковать, их окрашивали в белый цвет, ночью ярко освещали и ходили они без охранения. - Прим. ред.)

Помимо этих кораблей, в Тонгатабу для снабжения нефтью кораблей амфибийных сил, сосредоточившихся там в конце июля, должны были находиться танкеры "Симаррон" и "Плэтт". Танкер "Каскаскиа" по плану должен был выйти из Пирл-Харбора 20 июля. В Нумеа должно было быть 225000 баррелей* нефти, доставленной зафрахтованными танкерами, и такое же количество ожидалось 2 августа. В Тонгатабу старый тихоходный танкер военно-морского флота "Кэноха" емкостью 75000 баррелей служил стационарным базовым танкером.

* (Один баррель нефти в США равен 42 галлонам, а бензина - 50 галлонам. Таким образом, для нефти он равен 158,76 л, а для бензина - 189 л. - Прим. ред.)

Зафрахтованный танкер "Мобайлюб" прибыл в Тонгатабу 15 июля. Он передал нефть кораблям группы "Уосп", входившей в состав 18-го соединения целевого назначения, кораблям группы "Энтерпрайз" из состава 16-го соединения целевого назначения и двум транспортам - "Президент Эдамс" и "Президент Хейес". 27 июля танкер "Мобайлюб", перекачав остатки нефти на танкер "Кэноха", вышел в Сан-Педро.

Гормли прекрасно понимал, насколько большое значение для предстоящей кампании имели соответствующие запасы топлива и своевременное и правильное распределение их между кораблями, действовавшими в южной части Тихого океана. Значительные расстояния, малочисленность танкеров и большие запросы в отношении топлива со стороны соединений целевого назначения, действующих на больших скоростях, значительно осложняли решение проблемы материально-технического обеспечения, если бы при расчетах исходили из нормального эксплуатационного потребления. Но что следует считать "нормальным", если наступление уже развернулось? Еще труднее было рассчитать потребности, которые могли возникнуть в ходе военных действий, и те, в частности, которые были необходимы для восполнения непредвиденных потерь. Гормли предвидел обстановку и пытался предвосхитить события, но он располагал чрезвычайно малым числом лиц, занимавшихся материально-техническим обеспечением, да и те не имели достаточного опыта. О том, что он постоянно имел в виду потребности в горючем, свидетельствуют его телеграммы адмиралу Нимицу. Вторым фактором, причинявшим ему беспокойство, была нехватка эскадренных миноносцев для охранения танкеров. Недостаток в эсминцах испытывали также командующие соединениями целевого назначения. Эта нехватка оказывала существенное влияние на весь ход событий.

В телеграмме от 9 июля 1942 г. адмирал Нимиц сообщил адмиралу Гормли, что он будет оказывать всяческую помощь материально-техническому обеспечению предстоящей кампании. Он утверждал, что приняты меры к тому, чтобы танкеры "Симаррон" и "Плэтт" сопровождали 11-е соединение целевого назначения, уходящее из Пирл-Харбора в южную часть Тихого океана, и что вскоре, примерно после 20 июля, туда отбудет танкер "Каскаскиа". Танкер "Кэноха" снабдит топливом 18-е соединение целевого назначения, а затем отправится в Нумеа. За зафрахтованными танкерами, доставившими в Нумеа 450000 баррелей нефти, последуют другие, которые будут доставлять около 225000 баррелей в месяц для авианосного соединения целевого назначения. Нимиц обещал также, что другие потребности, например в авиационном бензине, дизельном топливе и имуществе для соединения целевого назначения, будут удовлетворены по первому же требованию Гормли.

Все эти обещания полностью удовлетворяли тех, кто производил расчеты потребностей в топливе, и, судя по опыту прошлого, были, несомненно, щедрыми. Но прошлый опыт был недостаточен. Начнем с того, что "Симаррон" и "Плэтт" передали топливо 11-му соединению целевого назначения, когда оно, после выхода из Пирл-Харбора, истощило свои запасы. 21 июля "Плэтт" получил приказание перекачать оставшуюся нефть на "Симаррон", отправиться в Нумеа и принять там горючее с зафрахтованных танкеров. "Плэтт" принял 93000 баррелей топлива и вновь присоединился к 11-му соединению целевого назначения.

28 июля адмирал Гормли приказал транспорту боеприпасов "Рейньер" и танкеру "Кэноха" выйти из Тонгатабу и направиться к западному берегу острова Коро (в группе островов Фиджи). Суда должны были прибыть как можно раньше, в светлое время суток в охранении кораблей 62-го соединения целевого назначения. Танкер "Каскаскиа" также получил приказание проследовать туда для обеспечения нужд соединения целевого назначения, которое должно было сосредоточиться там до выхода на Гуадалканал.

На следующий день Гормли приказал генералу, командовавшему гарнизоном на острове Тонгатабу, погрузить на судно "Моринда", ходившее на угле, 100454 кг, 400227 кг и 10045 кг бомб из запасов, имевшихся на берегу. Затем "Моринда" должно было вернуться в Эфате (Новые Гебриды), указав в своем донесении о выходе маршрут и скорость хода. Данное приказание вызывалось следующим: судно должно было зайти в Суву для получения угля и воды, что было необходимо для перехода в Эфате.

Тем временем 16-е соединение целевого назначения, бригада "Анзак"* и часть амфибийных сил присоединились к 11-му соединению целевого назначения и забрали топливо, которое оставалось у танкера "Симаррон". Как только к ним присоединился танкер "Плэтт", "Симаррон" направили в Нумеа для пополнения запасов нефти. Он полностью "очистил" находившиеся там танкеры, а 1 августа адмирал Гормли передал командующему силами в юго-западной части Тихого океана следующую просьбу: "Крайне нуждаюсь в дополнительном топливе в районе Новой Каледонии, поэтому "Бишопдейл" (ныне пустой) посылаю в Брисбейн для получения нефти. Прошу Вас выслать танкер, груженный 50000-100000 баррелей, в качестве замены". Однако в гавани "Бишопдейл" наскочил на мину и вышел из строя. 225000 баррелей нефти, которые должны были доставить в Нумеа зафрахтованные танкеры "Е. Дж. Генри" и "Эссо Литл Рок", были направлены в другое место, а именно: один танкер в Эфате, а другой в Суву, поэтому едва ли можно винить Гормли в том, что он беспокоился по поводу положения с топливом. Для 3 авианосцев, быстроходного линейного корабля, 11 тяжелых крейсеров, 3 легких крейсеров, 40 кораблей типа эскадренных миноносцев, 19 больших транспортов, большой и 3 малых плавучих баз авиации, 499 авианосных и базовых самолетов в его распоряжении, помимо уже упомянутого количества топлива, было лишь незначительное количество мазута на береговых складах для сторожевых кораблей, довольно много бензина в цистернах и бочках в Тонгатабу и Эфате, а также небольшое количество на Новой Каледонии. Чтобы восполнить острый недостаток в топливе, адмирал Нимиц 1 августа, прочитав сообщение о несчастье с "Бишопдейлом", приказал двум быстроходным танкерам, которые имелись в то время в Сан-Педро, выйти как можно раньше в Нумеа для доставки мазута в целях последующей передачи его Гормли. Это в дополнение к 200000 баррелей, прибывавшим по приказу каждые 15 дней. "Галоруэкс" также получил приказ отбыть из Пирл-Харбора для пополнения запасов на Самоа. На следующий день танкер "Сэбайн" вышел из Сан-Педро в южную часть Тихого океана, но смог добраться до островов Фиджи только через две недели.

* (Сокращенное наименование австралийских и новозеландских частей, бытующее со времен первой мировой войны. - Прим. ред.)

Соединение целевого назначения в южной части Тихого океана действовало под номером 61 и находилось под общим командованием контр-адмирала Флетчера. В его состав входили: 11-е соединение целевого назначения - авианосец "Саратога", два крейсера и пять эскадренных миноносцев; 16-е соединение целевого назначения - авианосец "Энтерпрайз", линейный корабль "Норт Каролина", два крейсера и пять эскадренных миноносцев; 18-е соединение целевого назначения - авианосец "Уосп", два крейсера и шесть эскадренных миноносцев; 62-е соединение целевого назначения; амфибийное соединение и поддерживающие силы - шесть крейсеров и шесть эскадренных миноносцев; 63-е соединение целевого назначения, в составе которого была патрульная и базовая авиация.

Операция против Гуадалканала началась при наличии плохих баз в Окленде (Новая Зеландия), Фиджи, Тонгатабу, на островах Тонго, Нумеа (Новая Каледония), Эфате (Новые Гебриды), а также еще одной на Новых Гебридах - Эспириту-Санто, которая только что начала строиться. Ни одна из баз не имела ничего, кроме маленького аэродрома и защищенной якорной стоянки для кораблей на время приема топлива или запасов снабжения с обслуживающих судов. Лучшей базой являлся Окленд: здесь можно было получить продукты питания и имелись некоторые ремонтные возможности. Но Окленд был слишком удален от района боевых действий. Тонгатабу также находился слишком далеко, и в нем не было никакого оборудования, кроме незначительного количества складских помещений. Эта база была избрана в тот самый момент, когда наша настороженность достигла высшей точки. Она обеспечивала якорную стоянку позади рифов, защищенную от подводных лодок, и была расположена вне пределов дальности действия японских самолетов берегового базирования. Из всех баз самой подходящей в это время была Нумеа. Якорная стоянка здесь достаточно большая для всех наших кораблей и достаточно хорошо защищена от атак подводных лодок островами и минными заграждениями. На Эфате были две гавани - Вила и Хаванна. Первая была слишком маленькой и могла вместить не более одного-двух боевых кораблей, а вторая, будучи достаточно большой, в то время не имела защиты от подводных лодок. Сува (острова Фиджи), как и Вила, была слишком маленькой. Более крупная якорная стоянка в Нанди в то время была незащищенной.

При материально-техническом обеспечении, которое далеко не удовлетворяло действительных потребностей в условиях вероятного сильного противодействия со стороны японцев, возможно даже всеми силами флота, дерзость Гуадалканалской операции заключалась в смелом захвате инициативы.

В ходе операции против Гуадалканала положение некоторое время было рискованным главным образом из-за материально-технического обеспечения. Флетчер заявил, что он не может обеспечить поддержку авианосными самолетами в течение более чем двух дней. Он считал, что положение авианосных групп станет слишком опасным, а мы не могли допустить новых потерь в авианосцах. В ответ на это Гормли подчеркнул значение истребительного прикрытия для транспортов в районе разгрузки, а Тернер заявил решительный протест против отвода сил до того, как его транспорты будут разгружены. Однако ночью 8 августа, несмотря на наличие большого количества еще не разгруженных припасов и оборудования, Флетчер понял, что должен уйти: запасы горючего на авианосцах подходили к концу, а потери его самолетов, составлявшие 20 процентов, не были возмещены. Флетчер отошел в район, лежащий в 500 милях к югу от района разгрузки транспортов, где 10 августа пополнил запасы топлива. До этого он получил топливо 3 и 4 августа. Непонятно, почему Флетчер не мог заправиться горючим 4 и 5 августа и остаться в районе разгрузки еще один день. Потерю 20 процентов истребителей едва ли можно считать катастрофической. Еще один день пребывания в этом районе означал бы разгрузку значительно большего количества снабжения и оборудования для морской пехоты и облегчение ее положения в течение последующих двух недель.

Приходится сожалеть об этом. Ведь именно прикрытие авианосными истребителями удерживало транспорты от отхода при атаках со стороны японских самолетов. В разгрузке наблюдались перерывы вследствие необходимости поднять пары для быстрого маневрирования при приближении самолетов противника. Транспорты, однако, не уходили, а, наоборот, возвращались в пункты разгрузки, как только заканчивалась атака. Когда же Флетчер ушел, Тернер почувствовал, что к рассвету 9 августа должен отвести большую часть своих транспортов, пока ему не обеспечат авиационного прикрытия.

В течение следующих двух недель он умело выгрузил абсолютно все необходимые припасы, посылая одновременно всего лишь по одному или по два судна и концентрируя внимание на быстроте разгрузки. Он выгрузил также массу бочек с бензином для аэродрома. Большая часть атак была направлена против аэродрома и позиций морской пехоты на берегу, поэтому суда материально-технического обеспечения должны были по нескольку раз подходить к оборонительным позициям, беспрестанно прерывая разгрузку.

Недостатки в материально-техническом обеспечении сил Флетчера были причиной невозможности для Тернера выгрузить крайне необходимое оборудование и снабжение. Несмотря на это, Тернеру удалось все-таки доставить на берег необходимые материалы, чтобы не дать операции закончиться катастрофой. Возрастающие требования, вызванные боевыми действиями, огромные расстояния, по которым шло большинство предметов снабжения, ежечасно подвергаясь угрозе атаки, чрезвычайно сложная и быстро меняющаяся обстановка требовали каких-то практических действий. Своевременность также была важным фактором. 1 августа адмирал Гормли запросил у Нимица боеприпасы для эскадренных миноносцев-транспортов и эскадренных миноносцев - минных заградителей, добавив, что он не располагает 102-мм снарядами и имеет всего лишь 1000 76-мм снарядов.

Главнокомандующий ВМС США на Тихом океане на следующий день ответил, что 3 августа из Сан-Франциско в Окленд вышел "Кэбриэлла", имея на борту 40 орудий и 200000 снарядов для 20 мм пушек. Кроме того, он сообщил, что посылает дополнительно 50000 снарядов для 20 мм пушек из Оаху, 50000 зажигательных патронов калибра 12,7 мм, 50000 зажигательных патронов калибра 7,7 мм, 6000 76-мм снарядов и 4000 102 мм снарядов на "Вестал" и "Китти Хок", которые отбудут 15 августа.

Боеприпасы были не единственными предметами, которые требовались. 12 августа командующий авиационными силами в южной части Тихого океана, находившийся в Эспириту-Санто на "Кертисе", донес адмиралу Гормли, что суда, прибывающие в Эспириту-Санто, нуждаются в топливе, что им срочно требуется дизельное горючее и что для плавучих баз в течение ближайших семи дней потребуется 300000 галлонов авиационного бензина. В случае если танкер, находившийся на пути в Эспириту-Санто, не сможет удовлетворить эти потребности, он предлагал направить к нему танкер "Сэбайн". В южной части Тихого океана имелось некоторое количество дизельного горючего, но ближайшим пунктом хранения была Сува. Дизельное горючее имелось также на танкерах, занятых интенсивным снабжением авианосных групп целевого назначения. Эспириту-Санто становился все более и более подходящим для использования судами, и потому туда был направлен танкер "Сэбайн". Он прибыл из Сувы 22 августа, пробыл здесь два дня и вышел в море, чтобы помочь принять топливо 61-му соединению целевого назначения, возглавляемому Флетчером. Пробыв здесь два дня, танкер 26 августа 1942 г. направился обратно в Эспириту-Санто, передал там топливо 11 судам и 28 августа отбыл в Нумеа. Здесь 30 и 31 августа он принял с зафрахтованных судов "Дж. У. Ван Дейк" и "Пасифик Сан" соответственно 32661 и 52909 баррелей нефти.

Тем временем в результате боя у острова Саво у нас оказался серьезно поврежденным тяжелый крейсер "Чикаго", который пришлось послать в Сидней (Австралия) для ремонта, так как дока ближе мы не имели. Однако это положение, то есть необходимость дальних переходов для ремонта, мы предполагали изменить до конца года.

Адмирала Гормли по-прежнему беспокоило положение с горючим. 14 августа он известил адмирала Кинга, адмирала Нимица и своего командующего обслуживающими силами о том, что авианосные группы Флетчера из состава 61-го соединения целевого назначения после недели нормального плавания полностью разгрузили танкеры "Плэтт" и "Каскаскиа". Он также предложил, чтобы оба танкера были вновь наполнены топливом и высланы для встречи, время которой будет указано, а он тем временем задержит "Симаррон" для того, чтобы иметь возможность продолжать передачу топлива соединению. В своем ответе на следующий день адмирал Нимиц приказал танкеру "Гвадалупа" отбыть 16 августа вместе с 17-м соединением целевого назначения (группа авианосца "Хорнет") для усиления группировки в южной части Тихого океана.

Но и это не успокаивало Гормли. 18 августа он доложил Нимицу, что изучение вопроса, основанное на фактических данных за 23 дня, свидетельствует о том, что вскоре после 14 сентября будет ощущаться нехватка топлива. В его донесении отмечалось, что к этому времени все запасы, имеющиеся у него, а также ожидаемые будут израсходованы: боевые корабли потребляют в среднем 25000 баррелей в день, а вспомогательные суда 3000 баррелей; в результате общее ежедневное потребление составляет 28000 баррелей. Поэтому он потребовал, чтобы ему ежемесячно доставлялось указанное количество, а если в данный район будут посланы дополнительные корабли, то соответственно должно будет увеличиться и количество топлива. Он сообщил также, что вскоре пошлет подобный же анализ в отношении авиационного бензина, авиационных смазочных веществ и дизельного горючего. Гормли потребовал предварительного оповещения о выходе танкеров с западного побережья, чтобы иметь возможность планировать прием топлива более разумно. Такая подробная сводка была чрезвычайно удачной. Последовавшие за ней мероприятия предотвратили серьезную нехватку топлива в ходе боевых действий в южной части Тихого океана.

Ведение боя требует большего, чем обычно, восполнения израсходованных припасов. Главной заботой были боевые повреждения и потери кораблей и личного состава. Через девять дней после высадки обстановка на Гуадалканале зависела главным образом от материально-технического обеспечения.

16 августа адмирал Гормли доложил адмиралам Кингу и Нимицу, что 11000 морских пехотинцев удерживают участок острова на глубину 5 миль в районе от мыса Коли до мыса Крус, а 6000 морских пехотинцев удерживают Тулаги, Гавуту, Танамбого, Мбангай, Макембо, а также пункты, прилегающие к береговой черте острова Флорида. В их распоряжении из-за вынужденного отхода транспортов и грузовых судов было всего пять суточных норм расхода боеприпасов и трехдневный рацион питания. Самолеты и подводные лодки противника непрерывно угрожали судоходству в этом районе. Для пополнения запасов частей морской пехоты были высланы четыре быстроходных войсковых транспорта с авиационным бензином, смазочным маслом, запасными частями и небольшим количеством наземных команд. Никаких сведений об их успешном приходе или об их неудаче не поступало. В это время в море находились три авианосных соединения целевого назначения, которые были предназначены для прикрытия доставки снабжения на Гуадалканал, а также для атаки кораблей противника, которые, по словам адмирала Нимица, могли появиться между 19 и 21 августа. 16 августа адмирал Тернер сообщил адмиралу Маккэйну, что Гуадалканал нуждается в продуктах питания, базовой авиации, боеприпасах, зенитных орудиях, аэростатах заграждения и личном составе для строительства радиосооружений. Морская пехота захватила, отремонтировала и использовала японскую радиоустановку. Она также захватила значительные запасы риса и консервов. Четыре быстроходных войсковых транспорта успешно разгрузились, а в ночь на 21 августа с таким же успехом разгрузились еще шесть. Два судна для перевозки грузов также были благополучно разгружены, но из-за нехватки плавучих средств и не отвечающего требованиям погрузочно-разгрузочного оборудования на берегу на это ушло более 24 часов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"