НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава VI. Накапливание сил в южной части Тихого океана

Боевые действия иногда играют решающую роль. Однако ведение их возможно лишь тогда, когда непосредственные участники их заранее обеспечены всем необходимым.

В том случае, с которым мы имели дело, мы стояли перед чрезвычайно возросшими требованиями, предъявляемыми не только силами беспрецедентных размеров, но и расстояниями, на которые необходимо было подавать все виды снабжения и обслуживания, чтобы сделать их достаточно эффективными, а также перед необходимостью фрахтовать, покупать и строить достаточное количество судов, чтобы доставлять их туда, где в них остро нуждались. Более того, технический прогресс, достигнутый современной наукой, затрагивал такое большое количество столь разнообразных предметов, что службе снабжения приходилось производить заготовки в чрезвычайно большой и многогранной области.

К концу осени 1942 г. в Нумеа и Эспириту-Санто были созданы склады боеприпасов. Еще один небольшой склад был создан в Эфате. На всех трех складах находились боеприпасы для авиации, а также более крупные предметы снабжения. Летчики на Гуадалканале имели свои запасы. Хранилище топлива было создано на полуострове Дукос в Нумеа. Емкость его составляла 370000 баррелей мазута и 30000 баррелей дизельного горючего. Здесь же имелся пирс, у которого можно было разгружать и снабжать суда. Судовые двигатели работали на нефти, и потому запросы никогда не прекращались. На Эфате в Вила у нас имелось семь стальных баков на 1000 баррелей авиационного бензина каждый, два бака на 10000 галлонов дизельного горючего и четыре бака, зарытых в землю, на 5000 галлонов авиационного бензина каждый. В Хаванне имелось еще восемь зарытых в землю баков на 5000 галлонов каждый.

В районе Тулаги у нас было десять цистерн на 1000 галлонов каждая, 12000 баррелей авиационного бензина, хранилище на 60000 баррелей дизельного горючего и "хозяйство" на 280000 баррелей нефти. На Гуадалканале имелись дополнительные хранилища на 1300000 галлонов авиационного бензина.

Запасы, как и спрос, росли неуклонно. К июлю 1943 г. мы соорудили 50 нефтехранилищ по 10000 баррелей каждое на острова Аоре (Эспириту-Санто), а также баки на 20000 баррелей дизельного горючего, 17000 баррелей автомобильного бензина и 23 цистерны на 1000 баррелей авиационного бензина каждая. С ноября 1943 г. топливная часть была одним из самых занятых органов снабжения. До этого передача топлива флоту осуществлялась с помощью базовых танкеров и прибывающих сюда флотских танкеров. Участки расположения баков и 50 нефтебаков по 10000 баррелей каждый были соединены с трубопроводом, передававшим 350 галлонов в минуту. Запасы были невелики, и скорость перекачки не была высока, однако в свете прошлых событий, когда мы едва не потерпели неудачу из-за недостатка горючего, это был успокоительный резерв, эквивалентный нагрузке примерно пяти танкеров. Кроме того, склад горючего в начале 1944 г. давал от 3000 до 5000 бочек смазочных веществ в месяц. В ноябре 1944 г. мы уже не испытывали нехватки в оборудовании, имевшемся на Нумеа, и потому начался его демонтаж.

Потребление горючего и смазочных веществ было колоссальным. Только в Тулаги в начале 1943 г. торпедные катера расходовали 3000-7000 галлонов вдень, а самолеты - около 1000. К концу этого года торпедные катера расходовали около 5000 галлонов в день, а самолеты - от 5000 до 10000 галлонов. В первую половину 1943 г. количество нефтепродуктов, перевозимых морем, составляло в среднем в месяц 219830 тонн, или примерно 1300000 баррелей. Цифра эта неуклонно росла. К октябрю командующий соединением обслуживания в южной части Тихого океана послал командиру филиала в Сан-Франциско телеграмму, в которой сообщал, что его расчет, которым предусматривается использование 17 танкеров, доставляющих мазут, не считается достаточным для удовлетворения всех возможных требований. Следует помнить, что сюда входило снабжение флота и береговых учреждений, так как соединение обслуживания в южной части Тихого океана несло ответственность и за то, и за другое. Не прошло и шести месяцев, как события доказали, что цифровые данные Гормли в отношении данного района не только не были велики, но, наоборот, были даже слишком занижены.

"Лион-1". Термин "Лион" с технической точки зрения означает крупное передовое базовое подразделение с личным составом и материальной частью, необходимыми для организации главной военно-морской базы. Он мало что объясняет кому бы то ни было, за исключением тех, кто имеет опыт в такого рода предприятиях. В южной части Тихого океана подразделение "Лион-1" к июлю 1943 г. быстро превратило Эспириту-Санто в нашу основную базу в этом районе. Это подразделение имело в своем составе самое разнообразное оборудование, соответствующее нашим нуждам. Часть по ремонту торпед, входившая в ее состав, могла отремонтировать пять-шесть торпед в день. Часть по ремонту авиационных моторов имела огромный цех из нескольких зданий с полным машинным оборудованием, обслуживаемый квалифицированным личным составом, который был способен восстановить 200 двигателей в год. Часть по ремонту судов к этому времени также была полностью размещена. Некоторое тяжелое оборудование еще не было установлено, но основное оснащение и оборудование предполагали установить в течение месяца и ждали, что можно будет производить ремонт так же хорошо, как производит его обычное ремонтное судно.

Административная часть состояла из семи отделов: оперативного, артиллерийско-технического, командира верфи, снабжения, финансового, приемной станции и секретариата. Эти отделы охватывали не только деятельность на берегу, но и катерный резерв, систему водного транспорта, деятельность службы директора порта, прибрежного и портового дозора и т. п.

Боеприпасы. Первый склад боеприпасов был основан в Эспириту-Санто частью "Каб-1". Вскоре стало очевидным, что этого склада недостаточно и что потребуется значительно более крупный склад. Первую партию боеприпасов выгрузили в декабре 1942 г., и с этого времени запасы продолжали увеличиваться, пока в сентябре 1944 г. они не достигли наивысших размеров.

Склад отремонтировал и восстановил значительное количество материальной части, включая более 40000 снарядов для 127-мм пушек. До середины 1944 г. снабжение доставлялось главным образом непосредственно на корабли. По мере продвижения зоны военных действий на запад такого рода снабжение постепенно сокращалось и боеприпасы грузились на специальные транспорты, которые выходили в районы военных действий.

В период наиболее интенсивной деятельности - в марте 1944 г. - склад обслужил 120 кораблей, больших и малых. В их числе было 8 авианосцев, 7 тяжелых и легких крейсеров, 37 эскадренных миноносцев и эскадренных миноносцев, переоборудованных в эскортные корабли, не считая десантных кораблей, охотников за подводными лодками, а также кораблей типа сторожевых. Но не все эти корабли принимали боеприпасы полностью, так как для этого потребовалось бы в четыре раза больше боеприпасов, хранившихся на складе. Тем не менее цифра весьма внушительная. Она иллюстрирует то значение, которое имела военно-морская база в Эспириту-Санто с точки зрения обеспечения флота боеприпасами.

В мастерской по ремонту торпед в Эспириту-Санто между маем 1943 г. и маем 1945 г. работ по ремонту морских и авиационных торпед было более чем достаточно для двух офицеров и 11 рядовых, служивших здесь. Из 2660 полученных торпед 2500 были разобраны и осмотрены, а 2100 - восстановлены и выданы. Что касается количества, то деятельность мастерской была вполне удовлетворительной. Однако качество работ, к сожалению, не было высоким.

Минный склад в Эспириту-Санто собирал и поставлял мины для любых целей. Сборка мин ранее производилась в Нумеа, и к тому моменту, когда начал действовать склад в Эспириту-Санто, большая часть минных постановок в южной части Тихого океана была закончена. В Нумеа имелся также склад боеприпасов, в котором насчитывалось 100 небольших артиллерийских погребов, 50 пакгаузов для артиллерийско-технической материальной части и большой район для открытого хранения, включая мины и торпеды.

Провизия и имущество. К концу 1943 г. склад снабжения военно-морского флота в Эспириту-Санто работал круглые сутки. Ранее, в августе, он впервые обслужил большое соединение целевого назначения. До этого склад осуществлял материально-техническое обеспечение отдельных кораблей. После высадки на Бугенвиль три больших крейсера были поспешно направлены из Бугенвиля в Эспириту-Санто (расстояние более 900 миль) за крайне необходимыми предметами снабжения. В короткий срок на крейсера погрузили 150 тонн провизии и общих запасов с помощью барж, которые подходили к кораблям одна за другой.

В это время (в конце 1943 г.) часть по хранению запасов помимо 60 пакгаузов площадью 360 кв. метров располагала обширным наружным участком для хранения площадью около 120000 кв. метров, который был заполнен всевозможными припасами. Провизионная часть тыла флота располагала 24 большими рефрижераторными помещениями и пятью пакгаузами. Сюда поступало и отсюда выдавалось большое количество как свежей, так и сухой провизии.

Имелись хранилища на 2500 тонн сухой и 1500 тонн свежей и мороженой провизии. Отделение поступающих запасов ведало сортировкой грузов. Оно, как и отделение "исходящих" запасов, было загружено работой до предела. База снабжения была построена частично по плану, а частично в ходе экспериментов. Она обрабатывала и выдавала большое количество военных материалов. Люди, работавшие здесь, трудились сверхурочно не один день. На базе имелся пирс № 4, выступавший примерно на 180 метров в пролив Сегонд. У него одновременно могли грузиться два больших судна. Часто суда, нуждающиеся в тех или иных материалах, не могли подойти к этому пирсу. В таких случаях судовые рабочие партии выходили на берег, грузили на грузовики необходимые материалы и отправляли их на другой пирс, затем перегружали в шлюпки и доставляли материалы на ожидающие суда с помощью шлюпок и барж, подходивших к ним.

Несколько ранее еще одна база снабжения была создана в Нумеа. В конечном счете это была неплохая база, хотя после того как ее деятельность утихла, она просуществовала недолго.

Здесь имелось около 80 стальных пакгаузов для хранения грузов в крытых помещениях и участки для хранения грузов в полевых условиях. Имелись также стальные пакгаузы и несколько старых зданий для авиационной базы снабжения, которая вскоре оказалась расположенной слишком далеко от района боевых действий.

Техническое обслуживание и ремонт. В морском бою корабли могут быть повреждены. Повреждение может быть и относительно легким, и тяжелым. Каким бы оно ни было, но чем ближе расположены ремонтные возможности, тем лучше. Только в самых серьезных случаях, при повреждениях, выходящих за пределы местных возможностей ремонта, боевой корабль следует отправлять на военно-морскую базу или частную судоверфь. Такая отсылка выводит корабль из состава действующего флота на длительный срок, ослабляет наши силы, может задержать те или иные мероприятия и, наконец, подвергнуть поврежденное судно риску атаки на переходе.

В начале войны наши ремонтные суда и передовые базы делали все возможное, однако этого было недостаточно. Ощущалась острая нужда в плавучих доках различных типов и размеров. У кораблей отрывало носовые и кормовые части, торпеды проделывали огромные пробоины в корпусах. Японская артиллерия и бомбардировочная авиация наносили повреждения машинным отделениям, выводили из строя артиллерийские башни, вызывали крупные пожары и взрывы артиллерийских погребов, так что спасение поврежденных кораблей становилось почти невозможным. Помещение поврежденного корабля в док, где он мог получить всесторонний ремонт, оставаясь в районе боевых действий, экономило бесценное время и усилия, и противник не мог узнать, насколько тяжелые потери он нам наносил.

К концу осени 1942 г. мы создали часть по ремонту судов и плавучий сухой док "ARD-2" в Нумеа. Плавучие доки этого типа имели длину 145,5 метра и могли принимать корабли водоизмещением до 3500 тонн. Это позволяло им обслуживать эскадренные миноносцы, подводные лодки и танконосцы. Но возможности их были небольшими по сравнению с огромными "ABSD"*. Много говорилось и писалось о большом "ABSD-1", который был собран и пущен в действие близ острова Аесси (бухта Палликуло). При сборке возникла некоторая задержка, так как одна из десяти секций дока была потеряна в бухте. Однако в декабре 1943 г. оставшиеся девять секций были скреплены, а 31 декабря уже удалось провести первое докование. Упомянутый "ABSD-1", первоначально спроектированный из десяти секций, имел бы длину около 280 метров и подъемную силу, равную 90000 тонн. Собранный из девяти секций, он имел длину примерно 250 метров и мог поднять 81000 тонн. Такие же доки были на островах Манус и Гуам. Док в Аесси был большим подспорьем, так как в южной части Тихого океана имелись тяжелые корабли, которые в случае повреждения могли быть помещены именно в этот док. Нам следовало бы иметь его осенью 1942 г., когда наши повреждения были самыми большими. Оказалось, однако, что "ABSD-1" в действительности обслужил всего три корабля, которые не могли быть приняты меньшими плавучими доками. Остальное проведенное им 71 докование падало на средние и малые корабли. В апреле 1945 г. его разобрали и отбуксировали к острову Самар.

* (Сокращенное название секционного дока передовой базы. - Прим. ред.)

Часть по ремонту судов была введена в действие к лету 1943 г. в Эспириту-Санто, но ни по размерам, ни по возможностям и мощности она никогда не могла сравниться с другими организациями на Эспириту-Санто. Основные усилия ее были направлены на производство повседневного и аварийного ремонта сторожевых кораблей, вспомогательных судов, высадочных средств, торговых судов и английских кораблей. Однако производился ремонт боевых повреждений и на других кораблях, включая эскадренные миноносцы. Чаще всего это был ремонт незначительных повреждений. Помимо большого дока в бухте Палликуло у нас имелся плавучий док для крейсеров "YFD-21", и мы ожидали прибытия еще двух меньших доков - "ARD-14" и "AFD-14", подъемная сила которых составляла соответственно 3500 и 1000 тонн. Они были цельностальными.

В группе Соломоновых островов на острове Флорида, где вначале у нас была лишь база торпедных катеров в Сасапи в районе Тулаги с плавучей базой "Джеймстаун", весной 1944 г. в бухте Пёрвис у нас имелась плавучая база для эскадренных миноносцев "Уитни", ремонтные суда "Мидьюза" и "Прометеус", судно по ремонту боевых повреждений "Эристиес" и ремонтная баржа "YR-46". Помимо этих плавучих средств в поселке Картер-Сити (остров Флорида) близ бухты Пёрвис и на острове Расселл имелись части по ремонту высадочных средств. Крупные станции по ремонту катеров имелись в поселке Тернер-Сити и в гавани Гавуту (остров Флорида).

Наиболее интенсивные ремонтные работы относятся к марту 1944 г., когда был отремонтирован 261 корабль, в том числе линейный корабль, 3 легких крейсера, 16 эскадренных миноносцев, 18 эскортных кораблей, 72 транспорта, 51 танконосец и 31 охотник за подводными лодками. За этот же период плавучие сухие доки "ARD-14" и "AFD-13" вместе с двумя понтонными сухими доками произвели ремонт 110 кораблей, в том числе пяти эскадренных миноносцев и 41 десантной баржи для пехоты.

В начальный период войны ремонт малых судов производился преимущественно на Новой Зеландии, где имелось необходимое для докования оборудование. В январе и марте 1943 г. "Портленд" и "Нью-Орлеан" были направлены в Сидней, так как крупные боевые повреждения ремонтировались только там. Стало довольно обычным делом посылать туда крейсера, эскадренные миноносцы и прочие корабли для обслуживания в сухом доке и для ремонтно-восстановительных работ.

Ремонтные возможности в Окленде (Новая Зеландия) позволяли производить одновременный ремонт четырех судов типа транспортов вместе с меньшими судами. Большая часть работ поручалась новозеландской верфи в Бивенпорте. Когда количество работ превышало возможности верфи, ремонт передавался другим фирмам, деятельность которых координировалась офицером связи в Окленде. В Веллингтоне мог производиться капитальный ремонт (с полной переборкой механизмов) одного грузового судна при одновременном обычном текущем ремонте трех подобных судов. В Данидине также можно было произвести капитальный ремонт грузового судна, но одновременных ремонтных работ производить было нельзя.

Всеми ремонтными работами на Новой Зеландии ведал отдел материальной части управления технического обслуживания и ремонта. Помимо Окленда небольшие ремонтные работы осуществляли несколько других баз на Новой Зеландии. Однако Окленд был самой важной базой, и в 1943 г. за 11 месяцев (исключая февраль), здесь было отремонтировано 282 корабля всех типов. Ежемесячная стоимость ремонта и переделок только в этом порту составляла 100000 долларов.

В гавани Хаванна (остров Эфате) имелся глубоководный, защищенный от торпед порт, расположенный ближе к району нашей боевой деятельности, чем Нумеа, и здесь в течение нескольких месяцев базировались и обслуживались некоторые из наших кораблей. 15 января 1943 г. сюда прибыло ремонтное судно "Ригель", которое с 20 ноября находилось на острове Эспириту-Санто. В гавани Хаванна судно "Ригель" использовалось в качестве плавучей базы и ремонтного судна. Оно оставалось здесь до 24 апреля 1943 г., когда его заменили судном "Мидьюза". Через четыре дня "Ригель" отбыл для присоединения к 7-му флоту. В Пирл-Харборе судно "Мидьюза" выполняло ремонтные и аварийно-спасательные работы, а здесь, на Эфате, личный состав "Мидьюзы" энергично брался за множество самых разнообразных дел, касающихся технического обслуживания и ремонта, и не только у себя на борту, в своих мастерских, но и на множестве самых разнообразных кораблей путем посылки туда рабочих партий. Записи в судовом журнале "Мидьюзы" гласят: к 30 апреля 1943 г. 60 человек из состава команды, разбитые на девять рабочих партий, производили всевозможную работу вплоть до исправления оборудования в базе отдыха. За эту неделю ремонтное судно выполнило 258 самостоятельных работ.

Ремонтное судно "Мидьюза" находилось в Хаванне, за исключением периода с 24 июля по 4 августа 1943 г., когда оно было в Эспириту-Санто. 27 марта 1944 г. судно "Мидьюза" наконец ушло, чтобы присоединиться к 7-му флоту, с которым оно оставалось до конца войны. Если бы кампания протекала менее успешно, Эфате можно было бы использовать в значительно большей степени. Без сомнения, решение получить эту базу было мудрым. Если не считать очень хорошего базового госпиталя, который был полностью загружен и действовал большую часть времени, усилия, вложенные в Эфате, дали незначительный эффект. Но это, скорее, неизбежные издержки, вызываемые войной, чем итог неэффективного планирования.

Общая деятельность. Обслуживающие силы были обязаны не только поспевать за деятельностью боевого флота, но и, по возможности, быть готовыми к оказанию самой разнообразной помощи. Трудности были так велики и зависели от столь многих обстоятельств, находившихся вне нашего контроля, что никакой отчет о работе не мог быть полностью объективным. Раненым оказывали немедленную помощь на госпитальных судах и в базовых госпиталях. Последние были созданы на Эспириту-Санто, где госпиталь на 600 коек был усилен восемью диспансерами. В Нумеа имелись два госпиталя - флотские госпитали № 5 и 7, первый примерно на 1000 коек, а второй примерно на 2000 коек, при котором имелся огромный лагерь для выздоравливающих. Один госпиталь был на Гуадалканале (2000 коек), один - на острове Баника, в группе островов Рассел (1300 коек), и еще один - на острове Эфате.

Материально-техническое обеспечение начало осуществляться здесь с апреля 1942 г. Руководство производилось из Окленда. В течение нескольких месяцев этот порт был главной базой снабжения и мог удовлетворять все предъявляемые к нему требования. Но к тому времени, как мы высадились на Гуадалканале, стало очевидным, что Новая Зеландия находится слишком далеко в тылу, чтобы быть операционной базой для непосредственного снабжения плавающих кораблей. С этого времени основное снабжение флота производилось американскими судами снабжения в передовых базах на Нумеа и в Эспириту-Санто.

Но с каждым днем требования на все виды довольствия возрастали. В мае 1943 г. возникла необходимость получить еще 17 буксиров в дополнение к восьми уже имевшимся. Помимо четырех нефтебарж требовались еще две и, кроме того, пять бензобарж. Через месяц было послано новое требование на суда. На сей раз каждый месяц (в течение полугода) требовались 9 судов по ремонту дизелей, 3 судна для хранения авиационного имущества, 2 плавучие базы эскадренных миноносцев, 6 танкодесантных судов в качестве судов по выдаче авиационного имущества, 4 судна по ремонту плавучих высадочных средств, плавучая база высадочных средств, 10 буксиров, 60 десантных барж для личного состава и автотранспортных средств, а также 3 больших спасательных буксира и 2 плавучие базы торпедных катеров. Это было время, когда преимущества плавучего тыла становились очевидными.

В Нумеа и в Эспириту-Санто располагалось еще много других организаций. В их числе были флотские почтовые конторы, доставлявшие письма, школа зенитной артиллерии, пожарная школа с инструкторами-консультантами, о которых уже говорилось, пункт обмена кинокартинами и т. п. Все это было доставлено сюда с целью организации крупных баз, которые после довольно короткого периода деятельности обнаруживали, что находятся слишком далеко в тылу. Возникал вопрос: хватит ли тех судов, которые требовались при создании этих баз, для тылового обеспечения флота в море и создания маневренного плавучего тыла, готового по первому требованию двинуться вперед?

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"