НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XXVII. Материально-техническое обеспечение на островах Кэрама

Атаки "камикадзе". Якорная стоянка на островах Кэрама, первоначально задуманная как стоянка для передачи кораблям топлива и боеприпасов, впоследствии по мере активизации воздушных атак противника приобрела основное значение как аварийно-спасательная и ремонтная база.

Несомненно, что захват островов Кэрама был неожиданным для противника.

Группа целевого назначения 51.1, десантируя 77-ю пехотную дивизию, прибыла к островам Кэрама из Лейте. Ее главными задачами являлись захват островов и организация якорной стоянки для тылового обеспечения сил флота. В 08.00 26 марта первый эшелон 77-й пехотной дивизии высадился на берег, поддерживаемый огнем корабельной артиллерии и ударами с воздуха. Хотя сопротивление на берегу было незначительно, японские "камикадзе" сразу же создали серьезную угрозу американским кораблям.

К 28 марта организованное сопротивление в районе островов Кэрама прекратилось. В этот день на якорную стоянку прибыла часть гидроавиации, а за ней последовали восемь танконосцев с боеприпасами и танкеры группы материально-технической поддержки "Этаскоуза", "Брэзос" и "Кишуоки" в охранении четырех эскортных миноносцев. 31 марта танкер "Томахок", прибывший в район высадки вместе с судном боеприпасов "Ла Вегас Виктори", сменил "Этаскоуза", а танкеры "Брэзос" и "Кишуоки" остались в качестве стационарных базовых танкеров. К ним 2 апреля присоединились переоборудованные суда типа "Либерти", "Кэмел", "Элк" и "Уиппет".

1 апреля танкер "Понагэнсет" доставил первый груз воды. До смены его танкером "Субариссен" "Понагэнсет" снабжал водой поврежденные корабли, а также патрульные и десантные корабли и тральщики.

Якорная стоянка на островах Кэрама не была безопасной от налетов "камикадзе". Правда, соединение быстроходных авианосцев не пополняло здесь своих запасов, но острова являлись центром тылового обеспечения эскортных авианосцев группы целевого назначения 52.1. Японское командование поспешило воспользоваться этим. Эскортный авианосец "Сангамон" был тяжело поврежден вскоре после выхода из гавани, и по меньшей мере два авианосца были атакованы во время стоянки на якоре, едва избежав повреждений. Остальные авианосцы подвергались атакам либо на подходах к базе, либо при выходе из нее.

В течение первых недель активность авиации противника была слабой. Это являлось весьма благоприятным обстоятельством, так как наша противовоздушная оборона обеспечивалась лишь кораблями, стоявшими на якоре. 6 апреля наши силы подверглись первой серьезной воздушной атаке. В этот день армейские транспорты боеприпасов "Хобз Виктори" и "Логен Виктори" были атакованы "камикадзе". В итоге удара с воздуха оба корабля были потоплены. Несколько кораблей получили попадания в последующие дни.

Показателем напряженной воздушной обстановки на островах Кэрама служит тот факт, что на штабном корабле "Маунт Маккинлу" только в течение апреля 75 раз объявляли боевую тревогу.

Через несколько дней после начала операции против Окинавы поврежденные в бою корабли сосредоточивались на Кэраме быстрее, чем ремонтные средства могли их обслуживать. Для помощи в ремонтных работах 16 апреля из Улити прибыли плавучий 3500-тонный сухой док на буксире "Джикариллы" в сопровождении ремонтного судна "Нестор", буксира "Молаль", четырех барж и двух эскадренных миноносцев.

Кроме ремонта боевых повреждений на Кэраме накопилось много работы по текущему ремонту и техническому осмотру кораблей и судов. Из числа малых плавучих средств, нуждавшихся в ремонте, большинство составляли десантные баржи и патрульные корабли, которые имели технические и эксплуатационные недостатки после длительного периода службы. В этот период серьезные затруднения возникли в связи с отсутствием частей для замены изношенного и поврежденного оборудования. Загрузка средств докования, нехватка запасных частей, выход из строя гидроакустического или радиолокационного оборудования и недостаток в специалистах по ремонту электроники не давали возможности использовать множество крайне необходимых патрульных кораблей. В ряде случаев патрульные корабли должны были возвращаться в тыл для ремонта, который на Кэраме мог производиться только с большой задержкой.

Первоначально было намерение использовать "Иджириа" и плавучую базу высадочных средств "Ганстон Хол" для ремонта катеров общего резерва, но оба судна пришлось использовать только для крупных работ. Вторая плавучая база высадочных средств - "Каса Гранде" - присоединилась для ремонта малых судов 4 апреля.

Как и следовало предполагать, число катеров, приписанных к катерному резерву, не отвечало потребностям перевозок и различного рода обслуживания. Для увеличения резерва, с транспортов, возвращающихся в тыловые районы, были сняты 38 десантных барж. В конечном итоге в наличии оказались 51 десантная баржа для личного состава и автотранспорта, 36 десантных барж для мотомехсредств, 5 десантных барж для личного состава (больших или с аппарелью) и 17 десантных барж для танков. Это число едва соответствовало той тяжелой нагрузке, которая была возложена на баржи. Из этой группы 15 десантных барж для личного состава и автотранспорта резервировались только для постановки дымовых завес.

Подразделение, несшее аварийно-спасательную службу, на 1 апреля состояло из спасательных буксиров "Клэмп" и "Гир", флотских буксиров "Юма" и "Текеста" и нескольких десантных барж. Флотские буксиры "Молала" и "Сикарилла" присоединились 9 апреля. Большие спасательные помпы, имевшиеся на "Клэмпе" и "Гире", оказались необходимыми для поддержания поврежденных кораблей на плаву до заводки временных подводных пластырей. Буксиры все время были в готовности и приводили поврежденные в бою эскадренные миноносцы и другие корабли с мест несения дозора и охранения. Ночью спасательные суда размещались по всей якорной стоянке для оказания помощи кораблям в случае возникновения на них пожара или повреждений от атак "камикадзе".

1 мая прибыли из тыла ремонтные суда "Вестал", "Диливер" и "Заниах". Плавучая база эскадренных миноносцев "Хэмул" прибыла 10 мая. Не прошло и нескольких часов, как к ней для ремонта пришвартовался первый эскадренный миноносец.

Еще один корабль был поврежден при нахождении на якорной стоянке утром 1 мая. Это был минный заградитель "Террор", служивший плавучей базой тральщиков.

Наиболее важной особенностью плана создания базы обслуживания на островах Кэрама была программа восполнения боеприпасов. Оперативный план захвата Окинавы предусматривал, что все корабли, за исключением линейных кораблей, должны быть готовы для получения боеприпасов в море. В действительности вследствие нехватки судов для его перевозки передача боеприпасов в море производилась только кораблям соединения быстроходных авианосцев. Корабли объединенного экспедиционного соединения, особенно корабли огневой поддержки и эскортные авианосцы, получали I боеприпасы на островах Кэрама.

Первоначально для снабжения боеприпасами имелось восемь танконосцев, каждый из которых был оборудован специальными кранами, стропами и другими необходимыми приспособлениями. Этот тип корабля был впервые использован у Иводзимы. Когда потребность в боеприпасах была особенно острой, погрузка производилась непосредственно с танконосца без перегрузки на малые суда. Для обеспечения боеприпасами линейного корабля или тяжелого крейсера в течение дня требовались одновременно два танконосца, для легкого крейсера - танконосец и для каждых двух эскортных кораблей - танконосец на четырехчасовой период. В наличии же имелась только половина потребного числа танконосцев.

Эти танконосцы принесли особенно большую пользу при срочном пополнении запасов кораблей огневой поддержки, когда после первого дня высадки корабли огневой поддержки оказались без боеприпасов. В общей сложности в течение трех дней кораблям огневой поддержки было выдано около 3000 тонн артиллерийских боеприпасов. После того как танконосцы передали свой груз линейным кораблям, они принимали боеприпасы с. военных транспортов и торговых судов, если эти суда не производили перегрузку непосредственно на корабли артиллерийской поддержки. Приняв груз, они затем передавали его на корабли артиллерийской поддержки. Это позволяло быстрее разгружать крупные транспорты с боеприпасами и убыстряло передачу боеприпасов я кораблям. Так, два или три танконосца могли швартоваться к борту линейного корабля одновременно, перегружая в два или в три раза больше боеприпасов, чем это могло быть сделано, если бы линейному кораблю пришлось получать их с одного транспорта.

Обычно линейные корабли, крейсера и эскортные авианосцы представляли заявки на потребное количество боеприпасов, а суда боеприпасов докладывали об имеющемся у них наличии боеприпасов. Это позволяло определять, какой транспорт кого снабжает, и, таким образом, выигрывать время. Эскадренные миноносцы и другие эскортные корабли не давали предварительных заявок.

Как правило, у островов Кэрама постоянно находились два корабля с боеприпасами: один - груженный артиллерийскими боеприпасами, другой - бомбами.

Шестнадцать десантных барж для мотомехсредств было передано из катерного резерва для снабжения кораблей боеприпасами. Через три недели после начала пополнения кораблей боеприпасами для снабжения ими было выделено несколько средних десантных судов. Хотя число их время от времени менялось, обычно как правило, по крайней мере два десантных судна занимались исключительно снабжением боеприпасами.

Чтобы быть готовыми обслужить боевые корабли в тех количествах и теми типами снарядов, в которых была потребность, приходилось заранее нагружать значительный тоннаж, а также собирать боеприпасы с различных кораблей, уходящих из передового района. Для снабжения авианосцев боеприпасы передавались с транспортов боеприпасов на десантные баржи, которые уже, в свою очередь, доставляли боеприпасы авианосцам. Линейные корабли получали боеприпасы с десантных барж для танков, нагруженных за ночь до этого с танконосцев. Крейсера большей частью сами подходили к борту транспортов боеприпасов для непосредственной приемки снарядов. Они также принимали боеприпасы с танконосцев, подходивших к борту крейсеров. Эскадренные миноносцы и эскортные корабли получали боеприпасы с танконосцев. Линейным кораблям, крейсерам и авианосцам было приказано предоставлять для перегрузки боеприпасов рабочие партии численностью от 50 до 200 человек.

Изменения в тактической обстановке внесли изменения в типы используемых боеприпасов. Когда стало очевидно, что снаряды с радиовзрывателями больше всего подходят для борьбы с возрастающим числом "камикадзе", немедленно возросли и требования на снаряды этого типа.

В целом же в течение всего времени снабжение боеприпасами у островов Кэрама соответствовало потребностям. С 28 марта по 16 мая кораблям было передано 37915 тонн боеприпасов. Количество "заправок" боеприпасами для различных классов составило: линейные корабли - 56; тяжелые крейсера - 38; легкие крейсера - 22; эскортные авианосцы - 53; эскадренные миноносцы - 330. Если учесть малые корабли, то общее число "заправок" возрастет до 610.

В течение этого же периода 1137 кораблей получили 1295000 баррелей мазута и 337000 баррелей дизельного топлива. В Кэрама было израсходовано значительно большее количество бензина, чем ожидалось, потому что действия гидросамолетов проводились в более широких масштабах, чем предполагалось первоначально. Как правило, эскортные авианосцы получали топливо не у островов Кэрама, а в районах боевых действий.

В связи с тем что танкерам разрешалось оставаться в районе боевых действий только три дня, редко хвастало времени для того, чтобы передать топливо кораблям прикрытия, плавучим базам гидроавиации и кораблям огневой поддержки. В результате танкеры иногда покидали район боевых действий, не разгрузив авиационный бензин, в котором нуждались соединения. В этой связи считалось необходимым иметь в этих районах базовый танкер с авиационным бензином для передачи его тем, кто не успел получить его с танкеров. Кроме того, рекомендовалось, чтобы несколько барж или катеров с горючим для гидросамолетов находилось в готовности для снабжения топливом кораблей огневой поддержки во время получения ими других видов материально-технического обеспечения. График предусматривал прибытие танкера на Кэраму примерно каждый третий день. Их груз перегружался на стационарные танкеры: два для мазута, один для дизельного топлива, Два для мазута и дизельного топлива и один для бензина.

По мере расширения средств обеспечения на якорной стоянке топливом, боеприпасами и ремонтными работами возрастали и потребности в снабженческом оборудовании. Личный состав ВМС США, нуждавшийся в материально-техническом обеспечении на островах Кэрама, вскоре достиг 110000 человек. Пополнение запасов провизии, хозяйственного имущества, вещевого довольствия и предметов личного потребления в период, сосредоточения сил в этапном районе производилось в последнюю очередь. Потери провизии и имущества при повреждениях в бою увеличивали спрос, еще больше снижая нормальный резерв. В результате груз, доставляемый судами снабжения, оказывался недостаточным для обеспечения полной нормы оперативного запаса.

Вначале пополнять запасы провизии, утраченной в результате боевых повреждений, можно было только с больших кораблей, стоявших у Кэрамы, или с кораблей, возвращающихся в тыл. Естественно, таким путем удавалось получить лишь ограниченное количество довольствия. Очень немного можно было получить с приходящих сюда танкеров, так как они обычно расходовали свои запасы в море до прибытия в Кэраму. К середине апреля помимо кораблей, поврежденных в бою, в пополнении запасов провизии нуждались эскадренные и эскортные миноносцы.

18 апреля в Кэраму прибыл грузовой транспорт "Эзимеч". За 10 дней он выдал 2800 тонн сухих продуктов 221 кораблю.

26 апреля в Кэраму прибыло судно "Эйдриа" со свежей и мороженой провизией. К 4 мая, не обеспечив продуктами все корабли, обычно получающие материально-техническое довольствие на этой базе, судно израсходовало весь свой груз весом 1470 тонн, который был роздан 219 кораблям. 1 мая сюда прибыл "Кастор" с хозяйственным имуществом. Хозяйственное имущество включало только такие предметы довольствия, которые были необходимы для приведения поврежденных кораблей в боеспособное состояние. "Кастор" ушел в Хагуси 4 мая и вернулся в Кэраму 23 мая с остатком груза, который был роздан, перед тем как судно снова ушло.

10 мая "Антарес" доставил 1500 тонн хозяйственного имущества. Он снабдил ремонтные суда, корабли, прибывающие для материально-технического обеспечения, и стоящие здесь корабли. При этом удалось удовлетворить лишь 20 процентов заявок. Поставки были произведены 170 судам.

14 мая прибыло грузовое судно "Матор" с 5800 тоннами сухой провизии, грузом вещевого довольствия и предметов личного обихода.

15 мая прибыл "Бридж", доставивший груз провизии. 22 мая в Кэрама пришло судно "Лейтона" также с грузом провизии. К концу мая обстановка со снабжением облегчилась.

До начала ночных атак снабжение кораблей, находившихся на якорной стоянке, дымообразующими веществами и оборудованием считалось достаточным. Однако примерно в середине апреля вследствие больших требований снабжение резко затруднилось, и пришлось ввести нормирование. Положение оставалось критическим до прибытия 19 мая "Кловис Виктори" с дымоаппаратурой.

Тем временем пополнение боеприпасами продолжалось. Расход боеприпасов был чрезвычайно высоким, но поскольку снабжение было удовлетворительным, никаких ограничений в расходах боеприпасов не было, за исключением осветительных снарядов, на расход которых была установлена норма - 720 снарядов за ночь. Дымообразующих веществ и дымоаппаратуры в последней фазе операции было также достаточное количество.

Передача топлива кораблям производилась в основном так же, как и раньше. Каждый третий день танкер ВМС из группы материально-технической поддержки прибывал в Хагуси. В дневное время он передавал топливо кораблям прикрытия на ходу. С наступлением темноты танкер был направлен в Кэраму для передачи топлива находившимся там судам и выдачи авиационного бензина плавучим базам гидроавиации. В среднем груз танкера в Хагуси составлял 75000 баррелей мазута, 8000 баррелей дизельного топлива и 350000 галлонов авиационного бензина. На берегу в районе Окинавы на 21 июня имелись нефтехранилища: в Хагуси - баки на 798000 галлонов авиационного бензина и 84000 галлонов бензина для автотранспорта; на острове Иэ - 168000 галлонов авиационного бензина.

Помимо ремонтных судов прибыли "Иджириа", "Оушиенис" и "Каса Гранда". 51-е соединение целевого назначения продолжало ремонт высадочных средств в Хагуси с помощью "Эйклоса", "Корониса", "Ганстон Хола" и "Оук Хилла"; в заливе Накагасуку (бухта Бакнер) - с помощью "Эндимона" и "Линденуолда", а в заливе Нага - с помощью "Эппинг Фореста".

В конце мая на острова Кэрама прибыли два дополнительных сухих дока, и в результате их общее число дошло до четырех. Сухие доки "ARD-22" и "ARD-27" были прибуксированы флотскими буксирами. "ARD-27" прибыл на острова Кэрама 22 мая, а "ARD-22" - 26 мая. Плавучая база эскадренных миноносцев "Кэскейд" прибыла 2 июня для дополнительного обслуживания.

Для снабжения провизией малых кораблей всех типов были использованы суда-казармы "Уит", "Йоло" и "Преск-Иль", известные как плавучие базы танконосцев. Они обеспечивали корабли свежей и сухой провизией, дизельным топливом, пресной водой и имели на борту значительное количество коечных мест для личного состава катерного резерва. Эти три плавучие казармы пополняли свои запасы, как только приходили транспорты и рефрижераторы. "Уит" простояла на якоре у Кэрамы всю Окинавскую кампанию. Количество обслуживаемых ею малых судов быстро уменьшалось по мере прибытия в мае и июне в передовой район дополнительных средств снабжения. В июле она перешла в бухту Бакнер. За май она выдала 162 тонны свежей и 143 тонны сухой провизии, 38980 галлонов дизельного топлива и 88600 галлонов пресной воды.

Снабжение провизией всех боевых кораблей продолжалось в Кэраме под руководством представителя 10-го соединения обслуживания группой вспомогательных судов. Всего в эту группу входили 3 аварийно-спасательных буксира, 12 флотских буксиров, 6 спасательных буксиров, 4 десантные баржи для пехоты и 2 десантные баржи для танков. Все они находились в назначенных им районах в постоянной готовности оказать помощь поврежденным кораблям.

Как только представилась возможность войти в гавань Наха, аварийно-спасательная группа приступила к расчистке ее от затонувших судов. В итоге работы через семь дней уже имелись якорные стоянки для 10-танкодесантных барж и 15 других барж. 12-е соединение обслуживания, которое обычно занималось очисткой гаваней, постепенно подготавливало снаряжение и личный состав, способный продолжить эту работу.

Суммируя различные стороны работы, проделанной у островов Кэрама, нетрудно понять, почему командиры соединений целевого назначения были единодушны в восхвалении услуг, которые они получали. Вследствие частых атак "камикадзе" возможность ремонтировать суда на спокойной якорной стоянке в районе боевых действий спасла много тяжелоповрежденных кораблей, которые без быстро проведенного ремонта были бы не в состоянии добраться до тыла. Японское командование не подозревало, что мы располагаем такой возможностью. Соединение быстроходных авианосцев полностью обеспечивалось провизией, топливом и боеприпасами в море. Однако для того чтобы такое снабжение в море стало возможным для всех соединений флота, потребовалось бы значительно больше судов и личного состава соединения обслуживания, чем то, которое имелось в ходе операции против Окинавы. Создание якорной стоянки у островов Кэрама, так же как использование лагуны Кваджелейн в ходе операции на Маршалловых островах, имело во всех отношениях еще большее значение для успеха операции против Окинавы. С овладением в конце июня островом Окинава миссия островов Кэрама закончилась. Большинство из обслуживающих средств перешло на якорную стоянку в залив Накагасуку (остров Окинава), который стал главной базой плавучих средств тыла.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"