НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Броня пятилеток

К началу тридцатых годов в Красной Армии было всего около 300 танков МС-1 (малый сопровождения). Эта машина, принятая на вооружение в 1927 году, сохраняла еще многие особенности первого сормовского танка, но скорость ее достигала уже 22 км/час. Танки МС-1 сыграли определенную роль в боях во время конфликта на КВЖД. Но ни по качеству, ни по количеству они не отвечали задаче обороны первой в мире страны социализма. Ведь в это время во французской армии было 2000 танков разных типов, в английской - 1240. Даже панская Польша имела их вдвое больше, чем мы, - 600 единиц.

Не составляло секрета, кому угрожал этот бронированный кулак.

Советская военная наука правильно определила роль и значение танков в будущей войне. Еще в 1929 году вышел труд заместителя начальника штаба РККА В. К. Триандафиллова "Характер операций современных армий", который стал настольной книгой командных кадров Красной Армии. Определяя роль танков, В. К. Триандафиллов писал: "В крупном тактическом значении танков для будущей войны теперь никто не сомневается. Имеющееся к данному времени увеличение автоматического огня в пехоте, тенденция дальнейшего увеличения и качественного улучшения этого оружия, широкое распространение искусственных препятствий в обороне и отставание средств подавления (артиллерия) от средств обороны выдвигают танки как одно из могущественных наступательных средств для будущей войны". Пламенным энтузиастом моторизации и механизации Красной Армии был и другой военный теоретик и выдающийся организатор К. Б. Калиновский.

В июле 1929 года Реввоенсовет СССР принял постановление, которым предусматривалось создание для Красной Армии пяти типов танков: танкетки, малого, среднего, тяжелого и мостового. Тогда же было создано специальное Управление механизации и моторизации РККА, которое возглавил И. А. Халепский. Заместителем его стал К. Б. Калиновский.

Социалистическая индустриализация страны создала необходимую экономическую базу для развертывания бронетанковых сил. Уже в 1931 году на вооружение Красной Армии поступили неплохие по тому времени легкие танки Т-26 и БТ-2. За рубежом и сейчас высказываются мнения о том, что эти машины - якобы копии английского танка "Виккерс" и американского "Кристи". Такие мнения далеки от истины.

Да, в начале тридцатых годов руководство Управления механизации и моторизации РККА, чтобы выиграть время, предпочло купить готовые танки: один - у английской фирмы "Виккерс", другой - у американского изобретателя Кристи. Но, во-первых, в оба танка были внесены коренные усовершенствования. А во-вторых, освоение серийного производства танков на советских заводах производилось исключительно собственными силами. Оно показло зрелость наших кадров технологов и конструкторов, было для них неплохой школой и, безусловно, способствовало последующему орлиному взлету советского танкостроения.

Танк Т-26 вначале был двухбашенным и вооружен двумя пулеметами (по одному в каждой башне). Однако уже в 1933 году он превратился в однобашенный танк, вооруженный 45-мм пушкой и спаренным с ней пулеметом ДТ. Толщина брони у него - до 15 мм, скорость - до 35 км/час. Он поступал на укомплектование общевойсковых и танковых частей как основной танк непосредственной поддержки пехоты.

Колесно-гусеничный танк БТ-2 имел броню 10-13 мм, вооружен 37-мм пушкой и пулеметом ДТ. Скорость на гусеницах он развивал до 52, а на колесах до 72 км/час! Такого быстроходного танка не было ни в одной зарубежной армии.

Почему же БТ-2 появился на вооружении РККА и для чего был нужен? Принятие его на вооружение - яркое свидетельство новых прогрессивных взглядов на характер будущей войны как войны не позиционной, а маневренной. К этому времени советская военная наука обогатилась блестяще разработанной В. К. Триандафилловым теорией глубокой наступательной операции, основы которой были изложены в Инструкции по ведению глубокого боя, изданной в 1932 году. В ходе глубокой операции решались две задачи: прорыв фронта обороны противника на всю тактическую глубину и ввод эшелона подвижных войск для развития тактического успеха в оперативный. Для эшелона подвижных войск и предназначались высокоманевренные быстроходные танки типа БТ.

Теория глубокой наступательной операции - гордость советской военной науки. Ведь в это время во Франции, например, еще придерживались традиционных, сложившихся под влиянием опыта позиционной мировой войны взглядов на танки как на средство непосредственной поддержки пехоты. Они предназначались для действий лишь с пехотой, в ее боевых порядках.

Английские теоретики во главе с Фуллером проповедовали оторванную от жизни реакционную теорию мотомеханизированной войны, которая будет вестись якобы небольшими по численности, но полностью механизированными армиями, по существу одними танками. В отличие от этого советская теория глубокой наступательной операции исходила из тесного взаимодействия различных родов войск: артиллерии, авиации, бронетанковых сил и воздушных десантов с целью разгрома всей оперативной группировки противника.

В связи с этим нельзя не упомянуть, что битые гитлеровские генералы, в частности небезызвестный Гудериан и другие, обычно приписывают себе приоритет оперативного использования подвижных войск. "В боевые действия немцы внесли два новых элемента: оперативное использование подвижных войск и применение авиации для поддержки сухопутных войск", - пишет генерал Типпельскирх. В свете советской теории глубокой наступательной операции, разработанной еще в начале тридцатых годов, видно, чего стоят подобные утверждения.

Еще в 1929 году Реввоенсовет Республики по докладу В. К. Триандафиллова принял постановление о создании опытной механизированной части. Сформированный вскоре механизированный полк был в 1930 году развернут в первую механизированную бригаду (после трагической гибели К. Б. Калиновского бригаде было присвоено его имя). В 1932 году на базе этой бригады создается корпус - первое в мире оперативное механизированное соединение. В его составе было более 500 танков и 200 автомобилей. К началу 1936 года в Красной Армии насчитывалось уже четыре механизированных корпуса.

Основу этих высокоподвижных маневренных соединений составляли танки ВТ, конструкция которых непрерывно совершенствовалась. Уже в 1932 году появился танк ВТ-5, вооруженный 45-мм пушкой и пулеметом ДТ. Наиболее многочисленной модификацией машин этого типа был танк ВТ-7 с двигателем М-17 мощностью 500 л. с. (1935 год). Позднее на этих танках начали устанавливать отечественный дизель В-2 (БТ-7М).

Рост технической оснащенности нашей армии и ее боевого мастерства был особенно ярко продемонстрирован на киевских маневрах в 1935 году. Наряду с пехотой, конницей, артиллерией, авиацией, воздушнодесантными войсками в них участвовало свыше 1000 танков. Мехкорпус и отдельная мехбригада показали среднюю скорость на марше до 20 км/час и прошли в общей сложности 600- 650 км, сохраняя высокую маршевую дисциплину и безотказность управления. В ходе учений мехкорпус совместно с кавдивизией успешно выполнил стремительный маневр по окружению и уничтожению в своем тылу прорвавшейся группировки "противника". Использовались танковые батальоны и для усиления стрелкового корпуса при прорыве укрепленной оборонительной полосы "противника".

На Киевских маневрах, 1935 г.
На Киевских маневрах, 1935 г.

Для качественного усиления пехоты при прорыве сильно укрепленных оборонительных полос на вооружение Красной Армии в 1933 году поступили средние танки Т-28 и тяжелые Т-35. Это были первые танки такого типа в нашей армии. Их общая особенность - размещение многочисленного вооружения в нескольких башнях. На Т-28 в трех башнях устанавливались 76-мм пушка и три-четыре пулемета. Тяжелый танк имел пять башен, в которых размещались три пушки (две калибра 45 мм, а одна - 76 мм) и пять пулеметов. Соответственно многочисленным был и экипаж (на среднем - шесть, на тяжелом - десять человек) . Броня танков была сравнительно слабой - 20-30 мм, но из-за большого количества башен вес среднего составлял 28, а тяжелого 50 т. Скорость движения была сравнительно низкой: у Т-28 до 37, а Т-35 - до 30 км/час. Таковы были предшественники Т-34 и КВ.

Наконец, следует упомянуть, что в том же 1933 году на вооружение поступил малый плавающий танк Т-37, предназначенный в основном для решения разведывательных задач и задач боевого обеспечения войск. Его модификацией был танк Т-37А. Эти машины создавались на базе автомобильных агрегатов (ГАЗ-АА), имели противопульную броню и скорость на суше до 36, а на плаву - до 6 км/час. Экипаж их состоял из двух человек: механика-водителя и командира, вооружение - пулемет, установленный во вращающейся башне. Работа над конструктивным совершенствованием машин этого типа продолжалась и в последующие годы. С 1936 года в войска начал поступать танк Т-38, затем Т-38М-2 (на базе агрегатов автомобиля М-1), а с 1940 года - плавающий танк Т-40. Забегая несколько вперед, скажем, что в годы войны вместо Т-40, также на базе автомобильных агрегатов, начался выпуск танков Т-60, а затем Т-70. Эти танки имели более толстую броню и уже не были плавающими. Усилилось их вооружение: кроме пулеметов появились пушки (на Т-60 - авиационная, калибром 20 мм, а на Т-70 - танковая, калибром 45 мм). Экипаж по-прежнему состоял из двух человек.

Благодаря постоянной заботе партии и правительства танковое вооружение армии быстро росло количественно. Если в 1930-1931 годах промышленность выпускала в год 740 танков, то в 1938 году их ежегодный выпуск возрос до 2271. Таким образом, учитывался рост военной опасности как на западе - со стороны фашистской Германии, так и на востоке - со стороны милитаристской Японии.

Говоря о развитии советского танкостроения в тридцатые годы, нельзя не отметить большую работу, проведенную опытно-конструкторским отделом (ОКМО) одного из ленинградских заводов, возглавляемым в те годы Н. В. Барыковым. Работе этого отдела уделял постоянное внимание С. М. Киров. Здесь были спроектированы танки Т-28 и другие образцы бронетанковой техники, выросла замечательная плеяда талантливых конструкторов танкостроения.

В этом отделе начал свой творческий путь и будущий главный конструктор тридцатьчетверки Михаил Ильич Кошкин. В 1934 году он пришел в ОКМО из Ленинградского индустриального (политехнического) института вместе с небольшой группой однокурсников на преддипломную практику. Эта группа была специально отобрана и направлена в отдел по инициативе С. М. Кирова. М. И. Кошкин до поступления в институт окончил Коммунистический университет имени Свердлова и несколько лет был на партийной работе. Вдумчиво, с необыкновенным увлечением взялся он за разработку конструкции одного из агрегатов среднего танка - темы своего дипломного проекта.

Практика будущих инженеров в ОКМО прошла успешно. Работой их руководили опытные специалисты, которые еще в 1930 году по личному указанию Г. К. Орджоникидзе были направлены сюда из Москвы. Неплохими учителями были и исключительно квалифицированные старые рабочие и мастера - бывшие обуховцы.

После блестящей защиты дипломного проекта М. И. Кошкина назначили заместителем главного конструктора ОКМО, где он вскоре проявил себя не только талантливым специалистом, но и умелым организатором. При участии М. И. Кошкина здесь было спроектировано и изготовлено несколько новых опытных образцов танков, самоходно-артиллерийских установок, бронеавтомобилей и других видов боевой техники.

Особо следует отметить разработку конструкции колесно-гусеничного танка Г-29, который при весе 28,5 т обладал скоростью до 54 км/час на гусеницах, а на колесах - до 80 км/час. Он имел броню 20-30 мм, его вооружение - пушка калибра 76 мм и четыре пулемета. По существу, это был быстроходный колесно-гусеничный вариант среднего танка Т-28. Но нетрудно видеть, что по таким показателям, как боевой вес, скорость движения на гусеницах и калибр пушки, он как бы служил прообразом будущей тридцатьчетверки.

Здесь же проводилась работа по конструированию первого "толстобронного" среднего танка. Этот танк (Т-46-5) при весе в 28 т был защищен 60-мм броней, которая не пробивалась снарядами 37-мм противотанковой пушки, состоявшей тогда на вооружении иностранных армий. С дистанции 1200-1300 м танк не поражали и 76-мм снаряды с начальной скоростью около 660 м/сек. Таким образом, появился уже первый опыт конструирования боевой машины с противоснарядным бронированием. За успешную работу по созданию этого танка М. И. Кошкин в 1936 году был награжден орденом Красной Звезды. А спустя год его выдвинули на должность главного конструктора Харьковского танкового завода, выпускавшего тогда серийно легкие колесно-гусеничные танки БТ-7.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"