НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ВООРУЖЕНИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ   

предыдущая главасодержаниеследующая глава

На двух полигонах

1 сентября 1939 года гитлеровские танковые дивизии двинулись на Польшу. Подспудно уже клокотавшее, пламя второй мировой войны первым огненным языком выплеснулось наружу.

По дорогам Польши на восток двигались в основном танки T-II - легкие машины с противопульной броней и слабым вооружением - двумя пулеметами (в другом варианте - пушка калибром 20 мм и пулемет). Немало было еще и танков T-I, считавшихся учебными и не предназначавшимися для боевых действий. Эти машины, закупленные в свое время в Англии, заменили те фанерные и парусиновые макеты, с которыми немецкие генералы еще с оглядкой на запретные статьи Версальского договора проводили репетиции будущего "решительного танкового наступления". Генерал Гудериан в одной из статей сетовал, что на учениях школьники протыкали эти макеты своими карандашами, чтобы заглянуть внутрь. Может быть, это и послужило причиной получившего печальную известность кровавого недоразумения, когда польская кавалерия в первые дни войны с саблями наголо атаковала немецкие танки, понеся огромные потери. Броня фашистских машин оказалась уже не фанерной, а настоящей, крупповской...

В Бресте танковый корпус Гудериана встретился с танковой бригадой Семена Кривошеина, участвовавшей в освободительном походе Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию. Находившиеся в бригаде танки Т-26 имели примерно такую же противопульную броню, как и T-II, но значительно превосходили их своим вооружением (45-мм пушка и пулемет ДТ).

"В день передачи Бреста русским в город прибыл Кривошеин, танкист, владевший французским языком, - пишет Гудериан в своих воспоминаниях. - Поэтому я смог лично с ним объясниться. Все вопросы... были удовлетворительно для обеих сторон разрешены".

Разрешены они были так, что Гудериану со своими танками пришлось убраться из этого белорусского города на другой берег Западного Буга, о чем он горько сожалел. Но о советских танках в воспоминаниях ни слова. А ведь Гудериан был не обычный генерал, а своего рода "отец" гитлеровских танковых войск, их генерал-инспектор. Значит, превосходство советских машин его не обеспокоило?

Дело было в том, что еще в 1937 году на Куммерсдорфском полигоне под Берлином при непосредственном участии Гудериана были закончены испытания новых немецких средних танков T-I II и T-IV. Батальон этих новейших машин уже действовал в Польше, проходя боевую проверку в одной из дивизий. Они вполне удовлетворяли и генерала и фюрера.

...В Куммерсдорфе заканчивались испытания. Низкое хмурое небо сочилось дождем. На бетонированной площадке, окруженной подстриженными липками, стояли два черных, почти одинаковых танка. Вокруг них - оживленная группа офицеров и генералов. В центре ее Гитлер. Гудериан докладывает ему о новых танках.

Ведущее их качество - высокая скорость. У T-III она достигает 55 км/час! Броня толщиной до 30 мм защищает экипаж от ружейно-пулеметного огня, огня крупнокалиберных пулеметов и осколков снарядов. Вооружение - скорострельная автоматическая пушка калибром 37 мм и два пулемета. У танка T-IV пушка калибром 75 мм должна компенсировать сравнительно небольшую мощь осколочно-фугасных снарядов 37-мм пушек.

- Эти танки не предназначаются для поддержки пехоты, - говорил Гудериан. - Они будут действовать самостоятельно в составе крупных танковых соединений, при поддержке авиации и воз душно десантных войск. Моторизованная пехота должна сопровождать танки и закреплять успех их прорыва. Комбинированным ударом они смогут Парализовать противника, рассечь его на отдельные группы и изолировать. Танковые клинья будут неудержимо двигаться вперед, а следующая за ними пехота должна завершать окружение и уничтожение деморализованного противника.

- У вас будет для этого достаточное количество танков, генерал, - сказал Гитлер.

Всего четыре года назад, едва придя к власти, новый рейхсканцлер посетил Куммерсдорфский полигон, где тот же Гудериан продемонстрировал ему действия подразделений мотомеханизированных войск. Тогда это были лишь мотоциклетный взвод, мелкие подразделения легких и тяжелых бронемашин и взвод танков T-I. Танкн были легкие, но существу, иностранного происхождения, однако Гитлер остался очень доволен и воскликнул: "Вот это мне и нужно!" В книге для почетных посетителей Куммерсдорфского полигона вслед за последней записью, которую сделал, как оказалось, не кто иной, как рейхсканцлер Бисмарк, польщенный Гитлер размашисто написал: "Германия будет иметь лучшие в мире танки!"

И, отдав авиацию на попечение рейхсминистра Геринга, лично занялся созданием и оснащением танковых дивизий, вполне разделяя взгляды на танки как на решающее средство достижения победы в "молниеносной" войне. Новые немецкие танки и были типичным порождением разбойничьей доктрины блицкрига, плодом личной заботы фюрера.

Боевой вес танка T-III - 20 т, a T-IV - 21,6 т. Оба имели сравнительно высокое удельное давление и плохое сцепление гусениц с грунтом, а значит, плохую проходимость в условиях распутицы и зимы. Но и это соответствовало фашистской так называемой магистральной тактике - действиям вдоль основных дорог. Да и воевать зимой гитлеровцы не собирались. Все, в том числе и проектирование танков, велось в расчете на блицкриг - молниеносную войну до наступления холодов.

Такая молниеносная кампания удалась им в Польше, даже с танками T-I и T-II. А в запасе были T-III и T-IV. Вот почему Гудериан с балкона двухэтажного дома, в котором размещался его штаб в Бресте, спокойно смотрел на проходившие по улице советские Т-26. Генерал- инспектор гитлеровских танковых войск считал, что у него нет оснований для беспокойства.

Но как раз в дни, когда гитлеровские танковые дивизии подходили к Варшаве, на одном из полигонов под Москвой состоялся показ новых образцов бронетанковой техники.

День выдался не по-осеннему теплый, солнечный. В лесу, на обширной глухой поляне, примыкающей к берегу Москвы-реки, - свежеотрытые противотанковые препятствия: рвы, эскарпы, контрэскарпы. У самого берега - крутой, поросший кустарником холм со спуском к реке. На лесной поляне возвышается только одно необычное сооружение - недалеко от берега небольшая трибуна с крышей из свежевыструганных досок. На позиции у дальней опушки леса стоят в линию готовые к своеобразному соревнованию танки.

Тридцатьчетверка и фашистский танк. Снимок стал символичным
Тридцатьчетверка и фашистский танк. Снимок стал символичным

На правом фланге - массивный КВ, новый тяжелый танк, спроектированный в Ленинграде под руководством конструктора Ж. Я. Котина. Рядом - его предшественник, двухбашенный тяжелый танк СМК (Сергей Миронович Киров). Потом идут средние танки М. И. Кошкина - колесно-гусеничный А-20 и чисто гусеничный Т-32. Они заметно ниже и выделяются своей красивой обтекаемой формой с острыми углами наклона брони. А на левом фланге - кажущиеся в этом ряду малютками модернизированные танки Т-26 и БТ-7. Они не очень отличались от тех, которые составляли пока основу бронетанковых войск Красной Армии и в эти дни совершили освободительный поход в Западную Белоруссию и в Западную Украину.

Первым по специальной трассе для тяжелых танков двинулся СМК. Своими двумя башнями он напоминал сухопутный крейсер. В передней, приплюснутой башне - 45-мм пушка, в следующей, более высокой, - длинноствольное орудие калибра 76 мм. Кроме того, на танке несколько пулеметов. Силовая установка - бензиновый двигатель М-17 мощностью 500 л. с.

Вслед за ним двинулся КВ. Это был первый однобашенный тяжелый танк. Вооружение - 76-мм длинноствольная пушка и три пулемета ДТ. При том же весе, что и СМК, новый танк нес броню толщиной до 75 мм - не пробиваемую даже снарядами 76-мм орудия. Усилить броневую защиту позволила лучшая компоновка агрегатов, а главное - отказ от второй башни. Двигатель - новый, отечественный дизель В-2. У танка индивидуальная торсионная подвеска, еще не известная мировому танкостроению. Мощный КВ, преодолев все препятствия на трассе, вызвал аплодисменты на трибуне, где находились нарком обороны и другие члены правительства.

Однако настоящий триумф выпал на долю среднего танка Т-32. Красивая, обтекаемой формы машина быстро преодолела все препятствия и неожиданно начала взбираться на прибрежный крутой холм. Нарком забеспокоился: куда это водитель полез - разве можно взобраться на такую кручу, машина перевернется! Но машина упорно шла вверх. Последнее усилие - и танк на вершине! Все зааплодировали.

А водитель направил машину на высокую сосну у берега реки и ударил по ней. Сосна сломалась и упала на танк.

Машина потащила ее, как муравей соломинку. Потом танк спустился к реке и двинулся вброд. Течение снесло с него дерево, и оно поплыло по воде, а танк без остановки форсировал реку. Затем машина развернулась, снова пересекла реку и вылезла на крутой берег. На трибуне не только аплодировали, а даже фуражки вверх подбрасывали.

Отличился на этом показе и танк БТ-7М с двигателем В-2. Эта машина по ошибке попала на трассу тяжелых танков. Однако водитель не растерялся и с ходу на полной скорости перескочил через широкий ров, в котором только что чуть не застрял СМК. На трибуне подумали, что это сделано специально и дружно зааплодировали. Потом юркая "бетушка" устремилась к крутому берегу Москвы-реки и, не задерживаясь ни на секунду, словно повисла в воздухе. Прыжок! Опустившись в воду далеко от берега, танк без всякой задержки двинулся вперед... За рычагами этой машины был один из лучших водителей-испытателей, настоящий танковый ас Н. Ф. Носик.

После такой яркой демонстрации высоких боевых качеств новых советских танков можно было смело утверждать, что наступил новый этап в развитии советского танкостроения - этап создания оригинальных отечественных конструкций, превосходящих лучшие мировые образцы. Танки Т-32 и КВ не имели даже отдаленных прототипов за рубежом. Но это были лишь опытные образцы. Им предстояло еще пройти тернистый путь от опытного образца до серийного массового танка.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Евко В.В., Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://weapons-world.ru/ 'Оружие и военная история'

Рейтинг@Mail.ru