НОВОСТИ    РАССЫЛКА    БИБЛИОТЕКА    НОВЫЕ КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заграждения в ядерной войне (Полковник П. Дюпон)

(Французский журнал "Л'арме", август 1964 года)

С появлением ядерного оружия открылась новая страница в истории инженерного искусства. Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы попытаться проследить, как может быть решена проблема заграждений в ядерной войне. Прежде всего представляется полезным рассеять некоторые иллюзии, порождаемые появлением новых видов оружия.

Отдельные военные специалисты склонны считать, что отныне с помощью ядерного оружия можно будет создавать рубежи, непреодолимые для сухопутных войск. По их представлениям, производимые ядерными взрывами разрушения, воронки от наземных взрывов ядерных зарядов, радиоактивное заражение местности, возникающее после ядерных взрывов или искусственно создаваемое путем рассеивания радиоактивных продуктов, полученных в ядерных реакторах, и применение современных отравляющих веществ позволят создать значительную по своим размерам полосу, преодоление которой окажется невозможным по крайней мере с помощью наземных средств.

Но такая точка зрения является совершенно несостоятельной. Можно привести достаточное количество доводов технического порядка, опровергающих возможность осуществления этих взглядов.

Простой подсчет показывает, что для создания достаточно эффективной сплошной полосы заграждений на открытой местности потребовалось бы израсходовать огромное количество ядерных боеприпасов. Это привело бы к чрезмерному и длительному заражению местности радиоактивными веществами, опасному для своих войск и населения. Нужно учесть также, что для поддержания на местности необходимого уровня радиации, который непрерывно будет уменьшаться, потребовалось бы довольно часто возобновлять ядерные взрывы в полосе заграждения.

Рассеивание радиоактивных продуктов, образующихся в ядерных реакторах, более заманчиво, так как оно исключает опасность неконтролируемого заражения местности, возможного при выпадении радиоактивных осадков в результате ядерных взрывов. Однако и в этом случае несложные расчеты свидетельствуют о практической неосуществимости этого метода создания заграждений. Если все продукты деления, полученные в ядерных реакторах западных стран за сутки, рассеять на такую глубину и с такой плотностью, чтобы обеспечить поражение личного состава при его движении на бронированных машинах, то их хватит на создание полосы протяженностью по фронту всего лишь 4 м. При этом интенсивность радиации использованных продуктов к концу двадцатых суток снизилась бы в два раза. Следовательно, рассеиванием радиоактивных продуктов можно было бы поддерживать достаточно опасный уровень радиации в полосе протяженностью по фронту всего около 100 м. Применение радиоактивного кобальта дало бы более ощутимые результаты: в сутки можно было бы создавать полосу заражения протяженностью по фронту 20 м с уровнем радиации, уменьшающимся в два раза по истечении пяти лет, однако этот способ еще не осуществим.

Ружерон1 предложил организовать с помощью подземных ядерных взрывов производство искусственных радиоактивных продуктов в количествах, не идущих ни в какое сравнение с возможностями ядерных реакторов, но извлечение полученных таким путем радиоактивных продуктов было бы чрезвычайно сложно и потребовало бы много времени.

1 (Французский военный обозреватель. - Прим. ред.)

Возможности западных стран по радиоактивному заражению местности (если предположить, что радиоактивные продукты рассеиваются с плотностью, достаточной лишь для воспрещения длительного пребывания в зараженном районе войск противника) в любом случае не превысят 50 в сутки. При этом сам процесс рассеивания радиоактивных продуктов оказался бы весьма сложным ввиду серьезной опасности поражения личного состава, привлекаемого к устройству такого заграждения.

Возможно ли создание идеальных заграждений с помощью химических отравляющих веществ, если учесть, что в этой области в послевоенный период достигнут значительный успех?

Применение иприта позволяет создавать заражение местности, устойчивое в течение нескольких суток. Примененный в жидком виде, иприт обеспечит в течение нескольких часов вывод из строя подразделений противника, преодолевающих зараженную полосу в пешем строю и вынужденных часто залегать под огнем. Пары иприта заставят надеть противогазы, что может замедлить темпы продвижения моторизованных колонн противника и снизить боеспособность личного состава. Наконец, применение стойких отравляющих веществ в сочетании с заграждениями и разрушениями серьезно затруднит действия противника по восстановлению дорог и прокладке колонных путей.

К настоящему времени эффективность отравляющих веществ возросла. Например, если раньше для заражения 1 м2 местности расходовалось 50 г иприта, то сейчас для этого достаточно 2 г нового отравляющего вещества нервно-паралитического действия. Для заражения больших площадей все же потребуется много отравляющих веществ. Следует отметить, что защита от их воздействия значительно проще, чем защита от радиации.

Вопрос о характере боевых действий в условиях применения ядерного оружия или угрозы его применения является предметом интенсивных исследований. Мы остановимся на этом вопросе лишь в той мере, в какой он затрагивает проблему создания заграждений.

Наши войска при ведении сдерживающих действий попытаются разгромить первые эшелоны противника путем нанесения ядерных ударов. Подготовить такие удары и использовать их результаты - главная задача обороняющегося, поэтому усилия наших войск будут направлены к тому, чтобы задержать противника, заставить его развернуть свои силы для наступления сосредоточенными боевыми порядками, выявить выгодные цели для применения ядерного оружия. Кроме того, на наши войска будут возложены задачи по прикрытию районов огневых позиций ядерного оружия и недопущению просачивания противника в наш тыл.

В современной войне совершенно необходимым является осуществление мер по защите войск от ядерного оружия. К ним относится рассредоточение войск, могущих представить собой выгодную цель для ядерных ударов противника, и по возможности частая смена районов расположения войск, которые также могут быть засечены противником, поэтому площадь района боевых действий дивизии увеличивается по сравнению с обычными нормами примерно в пять раз. Как же в таких условиях наши войска смогут выполнить свои задачи? Каким образом они смогут помешать противнику совершить танковые прорывы и просочиться в наши рассредоточенные боевые порядки, что лишит нас возможности использовать ядерное оружие? Единственно правильным решением в этих условиях будет использование заграждений, которые помогут решить следующие задачи:

- задержать продвижение противника, расстроить его боевые порядки до выхода в районы, по которым запланировано нанесение ядерных ударов с целью срыва наступления противника;

- вынудить противника передвигаться через районы, удобные для нанесения запланированных ударов ядерными и обычными средствами;

- сковать противника перед позициями наших войск на время, достаточное для подготовки и нанесения ядерных ударов по скоплениям его войск, которые возникнут в результате замедления темпов продвижения первых эшелонов;

- блокировать необороняемые участки в расположении наших войск, обеспечивать прикрытие флангов и отсечных позиций.

Заграждения не должны создавать помех маневру своих войск и их переброскам. Они должны быть оборудованы заранее или в ходе боевых действий и представлять собой рассредоточенную систему разнообразных сооружений. Эта система будет включать сплошную и глубокую полосу заграждений, отдельные районы заграждений, создаваемых на вероятных путях продвижения противника и перед отсечными позициями в глубине нашей обороны.

Из сказанного видно, насколько сложны задачи, которые стоят перед обороняющимися войсками по устройству заграждений, если принять во внимание возросший пространственный размах современной войны и скоротечность боевых действий. Возникает своего рода диспропорция между возможностями соединений и частей сухопутных войск и размерами районов, которые они должны оборонять. Это обстоятельство требует от войск подходить к инженерному оборудованию местности как к вопросу усиления ее оборонительных свойств. При этом важно сохранять чувство меры. Нужно всегда помнить также о том, что эффективность любого заграждения во многом зависит от умелой организации его обороны и что неприкрытые огнем заграждения обычного типа сами по себе не представляют серьезной преграды для противника.

Как же должны создаваться заграждения в современной войне? Сооружение заграждений старыми способами потребует привлечения огромной массы рабочей силы и весьма значительного времени, что ни в коей мере не согласуется с темпами боевых действий в современной войне. Например, в прошлом саперная рота за сутки могла установить 1 км противотанкового минного поля или устроить лесной завал глубиной 50 м на фронте такой протяженности. Для сооружения плотины на небольшом водном рубеже с целью затопления местности роте требовалось несколько суток. Из этого вытекает, что необходимо будет искать более быстрые способы устройства заграждений. Некоторые из новых способов могут быть применены уже сегодня или в ближайшем будущем, другие - только через несколько лет. Нужно также иметь в виду, что, несмотря на возможности, открывающиеся перед военно-инженерным искусством в связи с достижениями современной науки и техники, создание заграждений потребует и в будущем значительных затрат сил, средств и времени.

Использование естественных преград, значение которых в последнее время недооценивалось, в современной войне должно получить более широкий размах.

Исследования показали, что для устройства заграждений возможны в основном два способа: применение мин и ядерные взрывы.

Мины. Преимущество мин заключается в том, что их трудно обнаружить и обезвредить. Минное поле представляет собой активное заграждение. Противник, пытающийся преодолеть его без соблюдения соответствующих мер предосторожности, понесет потери. Кроме того, если установка мин произведена скрытно и с соблюдением тщательной маскировки, их действие на противника будет внезапным. В результате темпы его продвижения замедлятся, что приведет к образованию скоплений войск, т. е. появятся выгодные цели для нанесения ядерных ударов.

Противотанковые мины старых образцов были противогусеничными и являлись малоэффективным средством. Помимо большого веса они не обеспечивали достаточно высокой вероятности поражения танков, что вызывало необходимость устанавливать их с большой плотностью.

Использование в минах кумулятивных зарядов, оказывающих разрушающее действие не только на гусеницы, но и на днище танка, позволит создать облегченное и более эффективное противотанковое средство. Для мины с кумулятивным зарядом возможна установка взрывателя, срабатывающего от изменения магнитного поля, вызываемого приближением боевых машин. Применение такого взрывателя значительно упростило бы установку и маскировку мин.

Мина должна быть нечувствительна к воздействию ударной волны ядерного взрыва, в частности при ударах, наносимых по танкам противника, задержавшимся на минном поле. В этом случае заграждение сыграет свою роль в поражении следующих эшелонов противника.

Минные поля не должны затруднять маневр своих войск, в особенности при нанесении контрударов. Это требование выдвигает проблему разработки способов надежной фиксации устанавливаемых минных полей и их обезвреживания своими войсками.

Существовавшие способы фиксации минных полей в современной войне окажутся непригодными; необходимы специальные средства для автоматической фиксации. Для этих целей будут использованы возможности аэрофотосъемки в инфракрасных лучах, производимой сразу же после установки минных заграждений.

Для решения вопроса преодоления минных полей своими войсками проводятся исследования устройств, с помощью которых можно управлять минами на расстоянии, переводя их в безопасное положение путем подачи телекоманд с центрального пункта управления или непосредственно со своих танков, проходящих через заграждение.

Что касается вопроса обнаружения мин с целью их обезвреживания, то уже давно ведутся поиски универсального миноискателя, который обеспечивал бы обнаружение мин всех типов, в том числе неметаллических.

Создание противоднищевых мин с кумулятивным зарядом позволит уменьшить плотности минирования приблизительно в два - три раза по сравнению с плотностью противогусеничных мин. Если предположить, что вес мины уменьшится в четыре раза, то время для установки такой мины сократится в два - три раза, а общий вес мин, требующихся для минирования одной и той же полосы, - приблизительно в десять раз.

Разумеется, необходима тщательная проверка эффективности заграждений, создаваемых с помощью таких облегченных мин. Это связано с опасением, что в случае обезвреживания нескольких мин в минном поле могут образоваться достаточно широкие проходы для танков. Следует также изучить возможности и способы применения противотанковых ракет, которые могут устанавливаться вперемежку с минами и срабатывать при прохождении танков противника. Применение таких ракет, снаряженных небольшими зарядами и рассчитанных на дальность стрельбы в несколько десятков метров, позволит создавать труднопреодолимые заграждения на танкодоступных направлениях.

Во всех армиях мира ведутся поиски новых способов устройства минных заграждений. Например, разрабатываются минные заградители и укладчики. Применение подобных средств позволит за час поставить однорядную минную полосу протяженностью 2 - 3 км.

Заманчивой является также идея установки минных заграждений перед движущимися танками противника с помощью ракет и ствольной артиллерии, однако претворение этой идеи в жизнь считается делом далекого будущего.

Много мнений высказывается о способах маскировки мин. Некоторые специалисты, утверждающие, что фактор времени явится решающим, предсказывают возможность установки мин внаброс. Целесообразность применения такого способа мотивируется тем, что во многих случаях противник не сможет своевременно обнаружить минное поле, поскольку механик-водитель имеет ограниченную видимость из танка, особенно в ночное время, а также тем, что с разработкой специальных трудноразличимых мин (например, мин неправильной формы, мин с клейкой поверхностью, способствующей оседанию пыли, и т. п.) надобность в их маскировке вообще отпадет. Сторонники этого способа считают возможным сочетать установку мин внаброс с установкой их в грунт. Другие специалисты полагают, что установка мин в грунт во многих случаях будет единственно целесообразным способом. По их мнению, следы от минных заградителей не демаскируют минное поле, так как эти следы ничем не отличаются от следов других гусеничных машин.

Механизация работ по минированию местности приведет к значительной экономии сил и средств. В самом деле, если на установку минных заграждений затрачивалось до сих пор много времени, требовалось производить работы по минированию заблаговременно и на больших площадях, поскольку трудно было предугадать возможные действия противника, то с появлением высокопроизводительного средства минирования можно будет устанавливать минные заграждения тогда, когда намерения противника станут ясны. Площади заграждений в этом случае намного сократятся.

Таким образом, в условиях современной войны мина как бы переживает свою вторую молодость. Есть все основания полагать, что в будущей войне она не исчезнет с поля боя.

Ядерные взрывы. Применение ядерных зарядов позволяет создавать мощные заграждения в исключительно короткие сроки. Для этого можно прибегать как к воздушным, так и к наземным ядерным взрывам.

Образование заграждений в результате воздушных ядерных взрывов обусловлено воздействием на местность трех поражающих факторов: ударной волны, светового излучения и проникающей радиации.

Интенсивность проникающей радиации кроме мощности и высоты взрыва будет зависеть от химической структуры почвы. Со временем уровень радиации быстро уменьшается, поэтому проникающая радиация как фактор, создающий заграждения, в расчет обычно не принимается. Так, на местности с почвой, характерной для Европейского театра военных действий, в результате атомного взрыва мощностью 30 тыс. т на высоте 200 м уровень радиации в районе эпицентра спустя 60 мин после взрыва составит 200 р/час; через сутки он снизится до 40 р/час. В некоторых случаях уровень 100 р/час считается допустимым для действий личного состава в зараженном районе.

Ударная волна и световое излучение создают труднопреодолимые для войск разрушения в лесистой и застроенной местности. Эффективность заграждений, образующихся в результате ядерных взрывов над лесистой местностью, в значительной мере будет зависеть от характера лесного массива (преобладание хвойных или лиственных пород), а также от времени года, если речь идет о лиственных породах. Так, ядерный взрыв над лесистой местностью с преобладанием лиственных пород создает непреодолимую для танков зону радиусом 380 м при мощности взрыва 7 тыс. т, 1000 м - при мощности взрыва 10 тыс. т и 2800 м - при мощности взрыва 100 тыс. т.

Площадь разрушений, вызываемых ядерным взрывом на застроенной местности, зависит от характера построек. При воздушном ядерном взрыве мощностью 10 тыс. т над местностью с легкими каменными постройками образуется труднопреодолимая для танков зона радиусом 600 - 1000 м.

Пожары, возникающие в результате воздушных ядерных взрывов, могут охватить обширные площади лесистой и застроенной местности, В результате пожаров образуются опустошенные, с горящими лесами и постройками зоны, которые будут непреодолимы для танков.

Расчистка маршрутов движения от лесных завалов и разрушенных строений, а также восстановление дорог являются длительным и более трудоемким делом, чем устранение заграждений, созданных на дорогах с применением обычных взрывчатых веществ. В самом деле, ядерный взрыв вызовет разрушения и создаст завалы на значительной площади. Для расчистки маршрута движения может быть использована лишь одна машина в сопровождении пешей команды с зарядами взрывчатого вещества и соответствующими инструментами. Вследствие загроможденности местности одновременное использование нескольких машин для расчистки одного маршрута вряд ли будет возможным. Для расчистки завалов могут применяться вертолеты, что позволит вести работы сразу на нескольких участках одного и того же маршрута.

По ориентировочным подсчетам, для расчистки прохода шириной 6 м и длиной 1000 м в зоне разрушений на лесистой местности силами взвода, располагающего гусеничным бульдозером "Катерпиллер" и вертолетом CH, потребуется 10 - 15 час.

На местности, загроможденной обломками каменных строений легкого типа, расчистка взводом маршрута длиной 1000 м для гусеничных машин потребует 2 час, а для колесных - 20 час. На восстановительные работы понадобится больше времени, если район разрушения подвергнется заражению радиоактивными продуктами или будет находиться под огнем противника, создающего помехи при производстве работ. С целью создания помех восстановительным работам, предпринимаемым противником, может быть произведено минирование завалов и остатков строений путем разбрасывания мин с воздуха.

Воздушные ядерные взрывы над открытой, незастроенной местностью не создадут существенных преград. Заграждения на открытой местности можно создавать с помощью наземных ядерных взрывов или взрывов ядерных фугасов, устанавливаемых в заранее намеченных пунктах.

В случае наземного ядерного взрыва, ударная волна которого слабее, чем при воздушном взрыве, образуется глубокая воронка и происходит радиоактивное заражение местности.

С увеличением мощности ядерных зарядов воронки достигают внушительных размеров. Так, подземный взрыв заряда мощностью 1 тыс. т приведет к образованию в грунте средней плотности воронки диаметром 40 м и глубиной 8 м; при этом объем выброшенного грунта составит около 5 тыс. м3. При взрыве заряда мощностью 100 тыс. т диаметр воронки достигнет 185 м, а глубина - 20 м; объем выброшенного грунта превысит 300 тыс. м3, уровень радиации в зоне взрыва спустя час после взрыва составит около 3000 р/час, что чрезвычайно затруднит работы по устройству проходов в зоне заражения. Объем земляных работ после ядерного взрыва мощностью 100 тыс. т составит 1500 - 2500 м3, поэтому в большинстве случаев в районе наземных ядерных взрывов будут прокладываться обходные пути.

При устройстве обходных путей возникнут трудности, связанные с необходимостью преодоления районов, зараженных радиоактивными веществами. Размеры таких районов будут зависеть от мощности ядерных взрывов, силы и направления ветра и от других причин. Приближенно можно считать, что линия, характеризующая уровень радиации 1000 р/час после наземного ядерного взрыва мощностью 1 тыс. т, пройдет на удалении 100 м от места взрыва в наветренную сторону и нескольких сот метров в подветренную. После ядерного взрыва мощностью 100 тыс. т эти расстояния соответственно составят 1000 м и 8 - 16 км.

Уровень радиации с течением времени снижается примерно следующим образом: с увеличением промежутка времени, прошедшего с момента взрыва, в семь раз уровень радиации снижается в десять раз. Так, в приведенном выше случае уровень радиации спустя 7 час после взрыва упадет до 100 р/час, а по истечении 49 час после взрыва он снизится до 10 р/час. Отсюда следует, что если для создания полосы заграждения применить прицельную стрельбу ядерными боеприпасами малой мощности, то опасность радиоактивного заражения местности, занятой своими войсками, можно свести до минимума. Если с риском такого заражения не придется считаться, то использование мощных зарядов позволит создать обширные районы радиоактивного заражения, хотя уровень радиаций в этих районах будет резко снижаться с течением времени. Пребывание войск в этих районах и преодоление зараженных участков незащищенным личным составом связаны с серьезной опасностью. Преодоление же этих участков на бронированных машинах не представит особого труда.

В заключение можно сделать следующие выводы.

Ядерное оружие может быть использовано для создания в кратчайшие сроки мощных заграждений на лесистой и застроенной местности. Эффективность заграждений, созданных с помощью ядерных средств на открытой местности, невелика, особенно если войска противника хорошо оснащены бронированными транспортными средствами высокой проходимости.

В будущей войне возрастет значение естественных преград, в частности крупных и средних водных рубежей. Таких рубежей на Западноевропейском театре военных действий много. Водные преграды здесь отстоят друг от друга в среднем на 40 - 50 км.

После второй мировой войны появилась тенденция недооценки водных рубежей как естественных преград. Это возникло под влиянием того, что в ходе минувшей войны наступающие войска без особых трудностей форсировали даже крупнейшие водные рубежи. Конечно, появление современных переправочных средств, в частности, амфибийных, дает основания полагать, что необходимость форсирования рек не вызовет существенного замедления темпов продвижения наступающих войск. Однако вопреки господствующим во всех армиях взглядам, согласно которым водные рубежи будут форсироваться с ходу, без снижения темпов наступления, действительность может оказаться несколько отличной от предположений, и поэтому некоторые вопросы требуют более серьезного исследования.

Обычные машины не только не приспособлены к преодолению достаточно глубоких водных преград, но зачастую с большим трудом преодолевают подступы к этим преградам. Серьезные трудности возникают при входе машин в воду, и особенно при выходе из нее, даже на специально оборудованных участках берега, поэтому неизбежно возникнет такое положение, когда войска будут вынуждены двигаться в направлении участков, удобных для форсирования, что приведет к скоплению войск, вызываемому замедлением темпов продвижения передовых частей.

С другой стороны, рассредоточение противником своих боевых порядков, предпринимаемое им ввиду угрозы нанесения ядерных ударов, может быть использовано обороняющейся стороной для действий специальных подразделений, которые смогут под прикрытием складок местности совершать диверсии, наносить неожиданные удары в тылу и на маршрутах движения войск противника и тем самым еще больше замедлять темпы его продвижения.

Это позволит добиться небольшого выигрыша во времени, которое необходимо для подготовки и нанесения ядерных ударов по выгодным целям, в частности по скоплениям войск противника в районах переправ.

В этой связи возникает вопрос о возможности использования постоянных мостов на водных рубежах. Как правило, они подвергнутся разрушению на всем протяжении тех участков рек, которые намечается использовать при организации оборонительных рубежей. Современные подрывные средства, не говоря уже о ядерных зарядах, позволят решить эту задачу несравненно быстрее и проще, чем в прошлом. Однако в некоторых случаях мосты останутся неповрежденными, с тем чтобы побудить противника к использованию "уцелевших" переправ и затем нанести по нему ядерные удары. Следовательно, в современной войне водные и другие естественные преграды значительной протяженности, которые могут быть усилены путем проведения дополнительных работ или минирования отдельных участков, должны широко использоваться обороняющейся стороной.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска




Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://weapons-world.ru/ "Weapons-World.ru: Энциклопедия вооружения 'Мир оружия'"